Поддержать TUT.BY
59 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/

В Минском городском суде продолжаются прения по «самому массовому делу медиков». Адвокат Анастасия Корчагина занесла в зал судебных заседаний учебную доску, разноцветные маркеры и стопку распечатанных листов. На них — выступление защитника бизнесмена и директора компании «Искамед» Сергея Шакутина. По мнению адвоката, обвиняемого оговорили, показания против него менялись не раз, а кафе, где якобы передавались взятки, вообще в те времена не существовало. Все обвинение строится на противоречивых показаниях, нет аудио, а на единственном видео деньги Шакутин не передавал.

Фото: Катерина Борисевич, TUT.BY
Фото: Катерина Борисевич, TUT.BY

Сегодня ровно четыре месяца, как идет процесс по громкому «делу медиков», где фигурирует 21 человек — сотрудники системы здравоохранения и представители бизнеса. Прокуроры уже запросили сроки для всех обвиняемых, сейчас выступают адвокаты.

Защитник Анастасия Корчагина, которая представляет интересы Сергея Шакутина, не согласна ни с одним пунктом обвинения (его обвиняют в даче взятки, прокурор попросил приговорить бизнесмена к трем годам колонии). Два часа она подробно разбирает взятки «не менее 15 тысяч долларов», которые, по версии следствия, с 2006 по 2016 год Шакутин передал директору Брестского торгово-производственного предприятия «Фармация» Вячеславу Гнитию.

— Единственное «доказательство» виновности Шакутина — непоследовательные и противоречивые показания Гнития, — отмечает во время прений сторон адвокат. — (…) Очевидным мотивом оговора Гнитием является заключенное им досудебное соглашение. Имеется ходатайство защитника Гнития от 31 октября 2018 года об изменении меры пресечения, в котором указано, что обвиняемый Гнитий «продемонстрировал из ряда вон выходящие доказательства своей готовности подчиняться всем законным распоряжениям органа уголовного преследования».

По словам Анастасии Корчагиной, «Искамед» начал работать с брестской «Фармацией» еще до прихода Гнития, компания не раз побеждала в конкурсах, потому что она крупный поставщик лекарств, имеет эксклюзивные права на некоторые препараты, а также предлагала выгодную цену. А сам Гнитий не принимал единоличных решений: победителя определяла конкурсная комиссия, поэтому Шакутин и Гнитий не могли договориться «о систематических и бесперебойных закупках лекарственных средств».

Некоторые договоры о поставках вообще отсутствуют в материалах уголовного дела, например нет бумаг за 2006−2010 годы. Они были уничтожены брестской «Фармацией», потому что истек срок хранения.

— Невозможно установить, кто подписал эти договоры, — говорит адвокат.

После повышения Гнития в должности в 2016 году и переезда в Минск компания «Искамед» продолжила работать с предприятием, как и с другими областными «Фармациями».

Уже не первый раз защитники ссылаются на слова президента, сказанные во время совещания с силовиками в августе 2019 года: «Взятка — это когда вы зафиксировали аудио, видео, что человеку принесли и дали. Все — никуда не денешься, не отвертишься. А что такое, когда человек где-то вспомнил, что он кому-то дал взятку? (…) Должны быть железобетонные доказательства».

— Эта цитата главы государства до дрожи схожа с ситуацией, сложившейся с показаниями обвиняемого Гнития. Он как по заученному на все вопросы обвинения и защиты, зачитав заранее подготовленный текст в судебном заседании, отвечал: «Я подтверждаю факт, но обстоятельств не помню», — продолжает выступать Анастасия Корчагина.

Рассказал три версии, как получал взятки

По ее словам, Вячеслав Гнитий путается в показаниях, по-разному рассказывает, как и где он получал деньги от Шакутина. За все время озвучил три версии, где бизнесмен передавал ему взятки: в кафе, на парковке, в автомобиле. При этом Гнитий «при такой забывчивости безукоризненно называет суммы взяток».

— В суде Гнитий показал, что никто и ничто, кроме его слов, не может подтвердить факт получения от Шакутина денежного вознаграждения с 2006 по 2012 год, — зачитывает свою речь адвокат. — Лживость показаний Гнития доказывается на элементарном примере: в суде он три раза путал название кафе. А ведь такое обстоятельство, как место совершения преступления, подлежит обязательному доказыванию.

И Шакутин, и Гнитий сидят в одной железной клетке. Последний, по версии следствия, получил одну из самых больших взяток — 49 тысяч долларов, 300 евро и часы Tissot. Вячеслав Гнитий вину признает полностью. Сразу после задержания он отрицал, что получал деньги от Сергея Шакутина, а на следующий день написал чистосердечное признание. В нем он указывал другие суммы: «от 2 до 3 тысяч долларов, не менее 10 раз». Потом эти суммы изменились.

Еще одно доказательство невиновности Сергея Шакутина, по мнению его защитника, это то, что кафе «Таймс», где якобы Шакутин передавал взятку, в то время вообще не работало. Оно открылось в 2015 году, как тогда Гнитий мог получать там деньги с 2006 по 2012 год? После того как это прозвучало в суде первый раз, сторона обвинения предоставила сведения, предоставленные КГБ о том, что кафе работало с 2011 года.

— Следственное управление КГБ не имело процессуальных полномочий проводить какие бы то ни было проверочные мероприятия, потому что в данный момент уголовное дело находится в производстве судебного органа, — отмечает защитник Шакутина. — Сергей Иванович не мог передавать взятки в кафе «Таймс», потому что оно отсутствовало в Бресте в обозначенные даты.

Она просит обратить суд внимание еще на одно кафе — «Старый город». Нет никаких документов, подтверждающих, что оно работало в 2006—2012 годах. А на момент проведения следственных действий оно вообще было закрыто.

Анастасия Корчагина просит оправдать Сергея Шакутина и по эпизоду 14 мая 2018 года. Как настаивает обвинение, в этот день директор «Искамеда» передал взятку в тысячу долларов директору Центра экспертиз и испытаний в здравоохранении Александру Столярову за содействие в регистрации эргоферона и ренгалина. Встреча проходила под наблюдением сотрудников КГБ и записывалась на скрытую камеру.

— Между Столяровым и Шакутиным нет ни одного тактильного контакта, который мог бы свидетельствовать о передаче взятки, — добавляет защитник. И говорит: сам Столяров подтвердил, что на видео нет факта передачи денег. Как полагает адвокат Анастасия Корчагина, если бы взятка действительно передавалась, Шакутина задержали бы на месте преступления с поличным, но этого не произошло.


Напомним, массовый суд по «делу медиков» начался 19 августа. Обвиняемым вменяют две статьи Уголовного кодекса: ст. 430 (Получение взятки), ст. 431 (Дача взятки). За решеткой семь фигурантов: директор Центра экспертиз и испытаний в здравоохранении Александр Столяров, его заместитель Сергей Зинченко, начальник управления медицинской техники Центра экспертиз и испытаний в здравоохранении Сергей Лещиловский, генеральный директор торгово-производственного республиканского унитарного предприятия «Белфармация» Вячеслав Гнитий, заместитель генерального директора Витебского торгово-производственного республиканского унитарного предприятия «Фармация» Екатерина Шнитко, генеральный директор Гродненского РУП «Фармация» Андрей Щука и бизнесмен, директор компании «Искамед» Сергей Шакутин.

Все они обвиняются в получении взяток, кроме Шакутина. Он единственный бизнесмен под стражей. В суде выяснилось: Сергей Шакутин отказался давать показания во время предварительного расследования, он готов выступить в суде. На первый день процесса его пришел поддержать брат, известный бизнесмен Александр Шакутин.

Остальные обвиняемые по «делу медиков» под домашним арестом. Прокурор огласил: Александра Столярова обвиняют в получении взяток на сумму более 50 тысяч долларов. По версии следствия, Сергей Зинченко получил 50 евро и 1300 долларов, Сергей Лещиловский — 250 долларов.

Экс-директору Центра экспертиз и испытаний Александру Столярову гособвинители запросили 7 лет лишения свободы, бывшему гендиректору «Белфармации» Вячеславу Гнитию — 6 лет в колонии усиленного режима, бизнесмену Сергею Шакутину — 3 года. Часть взяткодателей прокуроры просят наказать штрафами и ограничением свободы.

-20%
-24%
-10%
-15%
-50%
-20%
-50%