1. В Беларуси создали собственную ракету для «Полонеза» (ее очень ждал Александр Лукашенко)
  2. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  3. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  4. Кто стоит за каналом «Советская Белоруссия»? Узнали, где он работает и что думает о политике
  5. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  6. «В киевской миграционке мне сказали, что я в первой десятке». Айтишник — о переезде в Украину
  7. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  8. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  9. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходит в Беларуси 1 марта
  10. Один из главных претендентов на «Оскар» и еще пять премьер марта. Что идет в кино в этом месяце?
  11. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  12. Названы победители «Золотого глобуса» (почти без сюрпризов)
  13. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  14. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  15. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  16. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  17. Весна наступила, но зима не сдается. К выходным вновь похолодает
  18. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  19. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  20. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  21. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  22. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  23. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  24. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  25. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  26. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  27. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  28. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  29. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  30. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги


/ /

Юрий Гаравский, рассказавший Deutsche Welle, что как боец белорусского СОБРа принимал участие в похищении и убийствах бывшего министра внутренних дел Беларуси Юрия Захаренко, бывшего главы ЦИК Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского, упомянул и показал места, где, по его словам, были убиты и похоронены Гончар и Красовский. Это законсервированная военная база неподалеку от Бегомля. TUT.BY съездил на этот объект. О том, что мы там увидели, — в репортаже.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Два километра в лес с дороги Бегомль — Глубокое, и мы упираемся в ворота и КПП. Территория объекта, о котором рассказывал Юрий Гаравский, обнесена забором по всему периметру и выглядит абсолютно безлюдной.

Поскольку Гаравский в своем интервью указывал и показывал конкретные места, где, по его словам, убили, а потом похоронили Гончара и Красовского, и установить точные координаты этих мест удалось даже журналистам, мы ожидаем увидеть у базы скопление людей в форме — милиционеров, следователей и экспертов. Ведь накануне Следственный комитет сообщил, что не может комментировать ситуацию, поскольку необходима проверка информации. Но проверять ее приехали только журналисты. У ворот нас встречают дружелюбная дворняга коричневого окраса и наши коллеги из «Радыё Свабода».

На окошке маленькой сторожки висит записка с указанием номера сотового «дежурного по КПП». Звоним по номеру, мужской голос, узнав о том, кто мы и откуда, сразу предупреждает: на территорию объекта никого не пустит, это теперь частная территория. Но соглашается поговорить и обещает вскоре подойти.

И в самом деле, минут через 15 на асфальтированной дорожке, которая ведет вглубь огороженной территории, появляется пожилой бородатый мужчина с тачкой, в которой везет какие-то доски. За ним следует старый микроавтобус. Мужчина открывает ворота, закрытые на цепь с замком, распахивает створки, и микроавтобус уезжает. Успеваем заглянуть в салон — ничего интересного, только несколько досок.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Мужчина с бородой представляется Тимофеем. По его словам, база была приватизирована три года назад, но кто купил объект, рассказать отказывается. Как и пустить нас на территорию. Говорит, связывался с начальством, объяснял ситуацию — руководство против, «велено не пущать».

— Мы приехали сюда, потому что вчера один человек назвал эту базу местом убийства. Может быть, уже приезжали милиция или следователи, может, эксперты? Может, хотя бы звонил кто-нибудь, интересовался.

— Никого здесь не было, кроме вас. И я знаю, что вы ищете. Вам нужна полоса препятствий, но она находится за пределами территории объекта.

Действительно, в интервью Гаравский говорил о том, что Гончара и Красовского убили возле полосы препятствий. Неподалеку якобы и похоронили в заранее заготовленной яме.

Тимофей соглашается проводить нас к этой полосе препятствий, запирает свою сторожку-КПП, подзывает собаку Боя и ведет нас вдоль забора. Один поворот, другой, идти вдоль территории базы проще, чем по лесу, хотя и там скользим по опавшим листьям и пробираемся через завалы сучьев. Ботинки скоро промокают, джинсы пестрят грязными пятнами, а куртку приходится нести в руках — провожатый, хоть и опирается при ходьбе на палку, передвигается в зарослях быстрее не привыкших к такому темпу городских жителей. Пройдя километра полтора, мы останавливаемся еще у одних ворот, от которых в лес идет небольшая просека.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Охранник объясняет: вот тут и началась полоса препятствий. Идем по ней, видим непонятные останки — то ли беседки, то ли щитов. Где-то торчат покосившиеся конструкции. Распознать в них, что здесь было раньше, невозможно. Провожатый рассказывает, что когда полосой перестали пользоваться, она стала ветшать, а после новые хозяева вообще разобрали ее остатки, что-то пустив на дрова, а что-то попросту уничтожив.

По полосе мы проходим метров триста, упираемся во что-то, что когда-то давно, возможно, было стрельбищем. Рядом пригорок, за которым стоят заброшенные очистные сооружения местного колхоза. Рядом с полосой находим остатки заброшенного и разрушенного блиндажа. «Посмотрите, бревна лежат накатом, точно блиндаж был», — поясняет Тимофей. Ради очистки совести залезаем в овражек и проходимся металлоискателем. Прибор не пищит, следов металла нет.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Не попискивает металлоискатель и у ворот в начале полосы препятствий. Но по нашим расчетам, та точка убийства, на которую указывал Гаравский, лежит в глубине территории — метрах в двухстах от запертых ворот.

— Что вас еще интересует? Проселочная дорога, на которой могли закопать машину (по словам Гаравского, прямо на дороге была выкопана яма, в которую потом свалили машину Красовского, предварительно раздавленную БТР, и закопали. — Прим. TUT.BY). Ну тут есть неподалеку подходящая дорожка с оврагом. Мне говорили, что там было стрельбище.

Дорога, на которую выводит нас проводник, заканчивается глубоким оврагом с отвесными стенами, с одной стороны разбросаны старые шины. Провожатый предполагает, что они играли роль пулеуловителей. Пока мои коллеги обшаривают овраг металлоискателем, Тимофей рассказывает, что раньше на этой базе «кого только не было».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Ее выкупили у МЧС, а до этого она вроде принадлежала комитетчикам, а до этого — может, и СОБРу. А сейчас у нас там маленькое производство, ульи на заказ делаем, скамейки, беседки садовые. Вот скажите, что вы рассчитываете найти? Неужели вы думаете, что если здесь что-то когда-то было, то это здесь осталось? Сколько лет прошло…

Мы согласны с Тимофеем. Нам кажется, что овраг в свое время играл роль не столько стрельбища, сколько свалки, и наши находки это доказывают — железный уголок, кусок арматуры и жестяная полоса.

— Тимофей, может, все же то, что мы хотим найти, — на территории базы?

— Поверьте, я за два года, что здесь, обошел всю территорию, знаю здесь все, каждый куст и каждую кочку. Того, что вы ищете, на территории базы нет.

Юрий Гаравский указывал на карте два места — в одном из них якобы была выкопана яма, где похоронили Гончара и Красовского. На втором он обозначил место, где, по его словам, сжигали вещи убитых. Скриншот карты Google Maps
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
А это место, которое указывал на распечатках спутниковых снимков Гаравский. По его словам, именно здесь на глубине 4−5 метров похоронены Гончар и Красовский. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Территория базы, которая теперь стала частной территорией, занимает 28 гектаров. Вокруг объекта мы не нашли что-либо подтверждающее или опровергающее слова Гаравского, да и не рассчитывали. А попасть на саму базу не смогли.

Может быть, это получится у правоохранительных органов? Ведь уголовное дело не закрыто, а у следствия появились новые данные. В которых можно сомневаться, но которые надо проверить — хотя бы ради родных и близких исчезнувших людей.

-5%
-50%
-5%
-20%
-10%
-20%
-10%
-25%
-40%
-50%
0072410