/

Свою семью спасла 12-летняя Лиза: девочка проснулась, когда их дом горел. Могилевчане Бурдейные остались на улице в чем были — пижамах и наспех накинутых куртках и кроссовках. Остальное сгорело. И многодетная семья вроде могла бы снести сгоревший дом и начать строить новый — даже несмотря на кредит, — но погорельцы стали заложниками ситуации. Их дом все равно идет под снос, и взамен им дадут новый. Правда, когда — непонятно. А жить же как-то нужно.

Как школьница спасла всю семью

О своем доме семья Бурдейных мечтала все время, пока жила на съемной квартире. И ребенка третьего супруги планировали только после того, как купят свое жилье. Два года назад их мечта сбылась: взяли кредит и купили дом на улице Поселок Загорский в Могилеве.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
В семье трое детей: 12-летняя Лиза, 6-летний Артем и 6-месячная Милана

Постройка была неновая, зато просторная — почти 130 м2. Бурдейные активно взялись делать ремонт. Сначала — в детских комнатах. Потом — в остальных. Провели паровое отопление. Изнутри, говорят Сергей и Татьяна, ремонт сделали полностью, купили новую мебель, посуду.

— Внешней отделкой мы не занимались, оставив напоследок. В этом году думали заменить крышу, в следующем — заняться фасадом, — говорит Татьяна. — Мы сами все делали — ночами, пока дети спали. Но делали охотно, с любовью, забыв про сон, потому что ведь для себя старались.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

В доме семья прожила ровно два года. Ночью 28 октября в нем начался пожар. Позже специалисты установят, что произошло короткое замыкание проводки в перекрытии в деревянной части дома. Из-за этого опилки, которые при строительстве дома использовали как утеплитель, долго тлели, а потом вспыхнули по всей площади дома, говорит Сергей.

Семью спасла старшая дочь Лиза. 12-летняя девочка проснулась в пятом часу утра, увидела огонь и побежала в спальню будить родителей .

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

— Пожарный извещатель даже не успел сработать — так быстро все занялось. А у нас еще подвесные потолки, много пластика… Так что было буквально несколько секунд, чтобы вынести детей: в их спальне от огня уже было светло, как днем, — Татьяна сдерживается, чтобы не заплакать. — И мы успели, хоть и остались в чем были — в пижамах. Пожарных вызывала я.

Дом выгорел изнутри полностью, ничто не уцелело. Пожарные срезали балки и сказали, что находиться внутри опасно.

«Если бы опека увидела ту квартиру, забрала бы у нас детей»

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Первые дни Бурдейные ютились у знакомых. Кто мог, помог одеждой, какими-то вещами. Татьяна говорит, что семья очень благодарна всем, а также организации «Красный Крест», СШ № 45 и ее директору Владимиру Матиевскому.

— Он приехал буквально минут через 10 после того, как я утром в понедельник позвонила учительнице и сказала, почему Лиза в школу не придет. Выходит из машины и говорит: «Поздравляю с днем рождения семьи!» Потом позвонили из исполкома и сказали приехать и выбрать одну из пяти 4-комнатных квартир, в которой мы будем временно жить. А я — в шлепках и пижаме, мне даже ехать не в чем.

Но Татьяне помогли знакомые — дали одежду и отвезли в первую квартиру для осмотра на проспект Димитрова.

— Я зашла — и мне стало плохо. Мусора там не было, но квартира явно нуждалась в капитальном ремонте. В прихожей лежала мертвая птица, и пахло соответствующе. Вторая квартира была немногим лучше. В третью я не пошла — отказалась. Мне просто было больно от того, что у нас такая ситуация произошла — и я теперь должна привести своих детей в такие условия, — снова едва не плачет Татьяна. — Если бы мы на такое согласились и к нам пришла опека, у нас бы детей забрали — за ненадлежащие жилищные условия.

Потом позвонили и предложили комнату временного пребывания — 20 «квадратов» с двуспальной кроватью, раковиной и унитазом. Посмотреть ее не разрешили, и Татьяна отказалась.

Всю следующую неделю Бурдейные ночевали по знакомым, начали восстанавливать документы — причем их удивило, что для людей, попавших в сложную жизненную ситуацию, их все равно восстанавливают на общих основаниях.

Татьяне подсказали также обратиться в городской Совет депутатов, дозвониться не удалось — и они с мужем пошли на прием сами.

Потом чиновники возмутились: вам предложили одно, второе, третье — вы отказались, сухпаек вы получили, так какую помощь еще хотите?

— Я понимаю, что законом предусмотрен определенный алгоритм действий, чтобы помочь таким, как мы. И чиновники его вроде как выполнили. Только вот состояние квартир, которые они предлагали, такое, что мы сомневаемся, видели ли они сами, что предлагают, — говорят супруги.

Они параллельно смотрели объявления о сдаче квартир в аренду. Но понимали, что это для них в нынешних условиях — неподъемная цена. Например, «однушка» в микрорайоне Спутник, где находятся школа и спортивные кружки для детей, на тот момент стоила 190 долларов в месяц. «Трешка» — около трехсот.

А на пятый день после пожара Бурдейных пригласили на совещание в горисполком, которое собрали по их проблеме. На нем, говорят супруги, присутствовали представители разных служб. И им объяснили, что с кредитом точно не помогут: семья брала его на общих основаниях. Соцслужба сказала, что поможет семье финансово по максимуму в рамках закона. И в итоге им все-таки нашли более-менее подходящую квартиру на улице Островского.

— Она одна была свободной из списка на 5 листах А4, заполненных с двух сторон, — говорит Сергей. — Была еще одна в Казимировке, но там стоял вопрос выселения через суд, и нужно было ждать.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Смотреть 2-комнатную квартиру на 36 «квадратов» на улице Островского поехали всей комиссией — на этом настояла зампред горисполкома Алла Галушко, которая и проводила совещание. Она же под свою ответственность взяла ключи у мастера ЖЭУ — тот категорически не соглашался их выдавать без набора нужных документов, справок, согласований.

— Мы согласились, потому что в этой квартире были хотя бы сантехника, плита, свежепоклеенные обои, стеклопакеты и в целом она была аккуратной. Правда, тараканов там была тьма. И здоровенных! — говорит Сергей. — Мы их до утра гоняли, квартиру драили.

В этой квартире Бурдейные прожили неделю. За это время купили минимальный набор необходимого для жизни и извели на местную фауну все доступные средства против тараканов. Не помогло, и для тех, кто спит практически на полу — на надувных матрасах, — это было слишком. А еще из вентиляции постоянно неприятно пахло.

Но ключевыми причинами стали квартплата и стоимость проезда на маршрутках (это оптимальный транспорт в их случае) для двоих школьников, которым пришлось бы ездить на занятия в другой конец города. Бурдейные прикинули, что на все это будет уходить слишком много денег — много, конечно, для тех, на ком кредит за дом и три пакетика вещей на пятерых. И они решили съезжать, ведь и это жилье, как бы ты ни приводил его в порядок, — временное как ни крути.

Снести нельзя восстановить

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Улица Поселок Загорский расположена, мягко говоря, странно. Она в длину метров четыреста и находится в центре гаражного кооператива в районе областной больницы. На всей улице — два десятка домов. Дорога, которая огибает их по периметру, «убитая».

Но этому укромному месту осталось недолго — именно тут пройдет новая дорога — дубль улицы Минское шоссе.

О том, что их дом пойдет под снос, Бурдейные узнали спустя полтора года после покупки и дорогостоящего ремонта — весной 2019 года. Уже купили забор, чтобы установить его по периметру, — и тут новость: дом точно снесут.

— Нас предупредили, чтобы мы не планировали ни глобальных ремонтов, ни капитальных построек. Но ремонт-то мы уже сделали, а забор пришлось сдавать обратно. Мы расстроились, конечно. Дети тоже переживали, спрашивали: «Когда трактор приедет сносить наш дом?», — вспоминает Татьяна.

Но о каких-то сроках сноса не говорили. Правда, приглашали весной в УКС и спрашивали, кто что хочет взамен снесенного дома: компенсацию, квартиру или дом. Если семья выбирает квартиру, то ее площадь будет рассчитываться исходя из того, что на каждого человека положено 15 м2. Если дом, то он будет соразмерен снесенному — «квадрат на квадрат». И Бурдейные выбрали дом.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

А после выяснилось, что выселять многодетную семью будут во вторую очередь. И предварительно хоть что-то будет известно не раньше февраля 2020 года. При этом часть домов на улице Поселок Загорский уже расселили.

До пожара семья с трудом привыкала к мысли, что свой дом им когда-то все же придется покинуть. Утешало то, что это произойдет не скоро и вообще все пока не точно. А теперь, когда они остались без старого дома, это стало проблемой. Ведь погорельцы могли бы начать обустраиваться в новом доме уже сейчас, но нужно ждать: чиновники не могут ускорить процесс обмена жилья.

«Как пришли в эту квартиру с тремя пакетиками, так с ними и уйдем»

Сейчас у Бурдейных нет почти ничего. В своей квартире их приютили знакомые, в ней есть все необходимое — от мебели и техники до занавесок.

— Грубо говоря, мы как пришли в эту квартиру с тремя пакетиками, так с ними и уйдем. Но когда? Завтра, через полгода, год? От этой неопределенности, от бессилия просто опускаются руки, — в отчаянии говорит Татьяна.

Супруги говорят, что заставляют себя думать, будто просто раньше выселились. И привыкают к мысли, что раньше они кому-то помогали — отдавали вещи на благотворительность, высаживали деревья, ездили в детские дома, — а теперь сами нуждаются в помощи.

— Для нас это непривычно. Мы всю жизнь старались и справлялись сами. Даже у самых близких, родителей, помощи не просили, потому что ну как можно что-то просить у пенсионеров, которые получают 200 рублей в месяц? Мы даже не воспользовались льготным кредитом как многодетная семья на строительство квартиры — брали его, еще будучи немногодетными, на общих основаниях, платим около 600 рублей в месяц. А теперь остались ни с чем, — изо всех сил старается не расплакаться Татьяна.

Доход семьи сейчас — это зарплата Сергея, страхового агента, и усеченное пособие декретницы Татьяны — она индивидуальный предприниматель. Но ее магазин косметики дохода сейчас не приносит — хотя бы в ноль выходит, и то неплохо, говорит могилевчанка.

При этом с учетом всех трат супруги все равно купили и поставили елку — чтобы хотя бы у детей было ощущение праздника. И надежда на чудо.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Если вы хотите помочь семье, у них есть расчетный счет — открыли по просьбе друзей и знакомых:

№ BY98 BLBB 3014 1200 0000 0335 7733

BIC BLBBBY2X

BURDZEINY SIARHEI (Бурдейный Сергей Иванович)

Семье можно написать по электронному адресу Uspex1701@gmail.com.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-20%
-20%
-25%
-12%
-50%
-15%
-20%
-40%
-30%
0070236