Авария на Чернобыльской АЭС была неизбежна, считает российский сенатор Николай Рыжков, который был руководителем государственной комиссии по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы.

"Авария на ЧАЭС была неслучайной. Атомная энергетика с некоторой неизбежностью шла к такому тяжелому событию", — сказал он во вторник на международной научной конференции "Глобальные проблемы безопасности современной энергетики", посвященной 20-летию катастрофы на ЧАЭС.

"Складывалось ощущение, что ученые, строители, эксплуатационщики постепенно теряют чувство опасности и бдительности. С атомом перестали общаться на "Вы", — отметил Рыжков. Авария случилась через полгода после вступления им в должность председателя правительства СССР.

По его словам, на Чернобыльской АЭС неоднократно нарушались требования ядерной безопасности.

"Но они остались незамеченными ни для персонала блока, ни для руководства станции, ни для атомнадзора", — сказал сенатор.

Рыжков назвал три причины взрыва — "это физика реактора, несовершенство конструкции аварийной защиты реактора и низкая квалификация персонала". Он указал и на "безответственное поведение руководства станции".

"Если бы хотя бы один элемент (из вышеперечисленных факторов) отсутствовал, то аварии не произошло бы", — считает Рыжков.

По его мнению, вину за случившееся 26 апреля 1986 года несут и ученые.

"Несомненно, что в аварии виноваты и ученые. Они обязаны были предвидеть, что в жизни могут случиться внештатные выводы реакторов, которые могут привести к катастрофическим последствиям", — сказал Рыжков.

Он считает, что катастрофа на Чернобыльской АЭС стала величайшей трагедией для отечественной атомной науки, нанесла громадный ущерб престижу государства.

"Совпадение последствий катастрофы и переход страны на принцип "свободного рынка", отсуствие финансирования НИОКР привели к развалу многих НИИ атомной отрасли, произошел массовый отток квалифицированных научно-технических кадров", — отметил Рыжков.

Он напомнил, что последствия крупнейшей в мировой истории техногенной катастрофы ощутило на себе огромное количество людей — 116 тысяч человек в 640 населенных пунктах.

"Многие ликвидаторы аварии стали инвалидами и следует честно признать, что наше общество отвернулось от них", — сказал Рыжков.

Он также посетовал, что после катастрофы мировое сообщество не оказало СССР гуманитарной помощи.

"Катастрофически не хватало необходимых в таких случаях лекарств. 1 мая было принято решение немедленно закупить их за границей, 5 мая продавцы были найдены, и лекарства стали доставлять самолетами. В качестве гуманитарной помощи мировое сообщество не дало ни одной таблетки, ни одной ампулы, ни одного гвоздя", — сказал Рыжков.

"Вместо лекарств и техники мы только слышали критику в свой адрес… Конечно, критиковать было легко, находясь вдалеке от этого атомного ада и людей, которые там находились", — сказал бывший глава правительства СССР.
-20%
-21%
-10%
-10%
-55%
-10%
0070970