/ /

Все чаще на фасадах домов больших и маленьких городов появляются муралы. Моделями для некоторых из них становятся реальные люди. О том, как попасть на стену высотки и каково жить в городе, где каждый может увидеть твой большой портрет, журналисты TUT.BY узнали у минчан, которые изображены на многоэтажках.

«Когда узнал, что я буду размером в девять этажей, стало страшновато»

Место: улица Лещинского, 5. Художник: Финтан Мэги. Модель: Глеб Пискун.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Глеб — ученик минской гимназии № 192

Мурал на улице Лещинского закончили в августе 2018-го, поэтому, когда Глеб Пискун вернулся после каникул на занятия, у всех одноклассников к нему был только один вопрос: «Как это ты попал на стену дома?»

— Все просто, — отвечает мама мальчика Ангелина.

Именно с нее все и началось, а точнее — с объявления в соцсетях, которое Ангелина случайно увидела. В нем сообщалось, что в Беларусь приезжает художник из Австралии. В Минске он будет рисовать мурал и ищет мальчика-модель. Требования к кандидатам такие: «Славянская внешность, светлые волосы, возраст — 10−12 лет».

— Глебу тогда было 11, он уже несколько лет занимался в школе моделей, и я предложила: «Давай попробуем», — вспоминает Ангелина.

Сын обрадовался, ответил: «Можно» — и мама отправила заявку.

Сколько конкурентов было у школьника, семья уже и не помнит, но в финал прошли трое. Мальчишки встретились с Финтаном Мэги, художник их поснимал — и по фото выбрал победителя.

— Когда позвонили и сказали, что рисовать будут меня, я обрадовался, — возвращается к тем событиям Глеб. — Правда, когда узнал, что я буду размером в девять этажей, стало страшновато. Почему? Это же я на целый дом!

Мурал, рассказывает мама, рисовали шесть дней. Все это время организаторы международного стрит-арт фестиваля Urban Myths и художник присылали им фото и видео того, как шла работа.

— Все эти дни мы волновались, Глеб больше всего переживал, получится ли у художника нарисовать его прическу, — шутит мама. — У него длинная челка, и он все думал, как это изобразят. В итоге со стрижкой все вышло отлично. А вот цвет волос, сказал сын, у него не такой. У него он блондинистый, а на мурале — желтый.

Посмотреть на фасад вживую семья поехала на шестой день. Финтан Мэги как раз заканчивал работу.

— Это был восторг, — не скрывает эмоций Ангелина. — А Глеб… у него просто не было слов. Он сразу же побежал к художнику обниматься.

— Мальчик на мурале похож на Глеба?

— Получилось красиво и узнаваемо, — отвечает мама.

— Не могу сказать, что очень похож, — делится мнением Глеб. — Но ведь и не было задачи нарисовать именно меня. Внешне и внутренне с героем мурала мы отличаемся. У меня, например, совсем другое выражение лица. А еще на изображении я держу в руках электронного голубя. А в жизни я не увлекаюсь IT.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
От мурала семья Глеба живет далеко, поэтому себя на фасаде ученик видит нечасто

Увлечения у Глеба такие: он играет на фортепиано, ходит в школу моделей и занимается английским. С появлением мурала, говорит, жизнь его сильно не изменилась. Тщеславие, шутит мама, мальчишку не настигло.

— А в школе меня и до этого многие знали, — улыбается Глеб. — Всегда стараюсь быть активным и со всеми дружить.

«Мама переживала, как бы за такое искусство мне не выписали штраф»

Место: улица Притыцкого, 134. Художник: Евгений Сосюра. Модель: Вика Савченко

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Когда Вике в инстаграм пришло сообщение от Евгения Сосюра, она подумала — это подкат или развод.

— Он написал: ищу модель для рисунка на здании в Каменной Горке. Говорил, место видное, — возвращается к тем событиям Вика. — Я сразу насторожилась, потом стала смотреть его профиль. По постам было понятно: действительно, он художник и рисует на фасадах. После этого согласилась на встречу.

Правда, у этой истории есть предыстория. В апреле 2019-го один из минских фотографов делала для Вики фотосессию. Снимки мастер выложила в своем аккаунте в инстаграме. Там Евгений и увидел изображение модели, которое ему очень понравилось.

— Назавтра мы встретились. Он меня поснимал, но лучше, чем то случайное фото, ничего не получилось, — вспоминает Вика. — В итоге конечный вариант Женя склеил из нескольких снимков. Руки, например, — это то, что он снимал, лицо — с изображения, сделанного Дашей. Ну, а веретено, лес, шар — все это дорисовал.

Над муралом, рассказывает Вика, художник работал около двух недель. За всем этим модель следила в соцсетях, ну, а вживую работу впервые увидела за три-четыре дня до финального штриха. В тот день она добиралась на встречу через микрорайон Каменная Горка.

— Я стояла на остановке на противоположной от мурала стороне. Пока автобуса не было, стала рассматривать нужные постройки — вижу, изображение почти готово, — улыбается девушка. — А у меня еще дальнозоркость, и я смогла рассмотреть все детали. Даже веснушки увидела. И это был шок! Жаль, я опаздывала и подойти к работе не было времени. Приехать и все внимательно рассмотреть смогла только через неделю.

— Ничего себе выдержка!

— Я живу в Серебрянке, работаю поваром в отеле. Бывает, совпадает, что три дня подряд у меня смены по 12 часов, — поясняет собеседница. — К тому же я пробую себя как модель. Все это происходило в октябре, как раз конец сезона, много съемок. Так что неделя была совсем загружена.

Зато, когда график немного разгрузился и Вика оказалась у нужного дома, подумала: «Как красиво и масштабно. И это все я!». Правда, с этим самым «это я» были вопросы. Оказывается, «это я», глядя на мурал, произносила не только Вика.

— Еще до того, как работа была закончена, мне написал знакомый из фотографов, — говорит собеседница. — Рассказал, что встретил на Притыцкого одного из жильцов дома и тот ему сообщил, что девушку с рисунка он знает, она живет в третьем подъезде. И Женя вспоминал, что ему писало много девушек, которые уточняли: случайно не с них ли он все срисовал. Более того, как-то я увидела в комментариях под одним постом, как четыре пользовательницы убеждали друг друга, что это одна из них.

— И как вы на это реагировали?

— Было интересно. Тут ведь не видно глаз, а лицо у меня овальное — стандартное, поэтому многие темноволосые девушки видели в этом образе себя, — отвечает Вика. — Кстати, одной из этих четырех пользовательниц я написала: «Может, это вы, а может и не вы». На тот момент я уже загрузила в профиль снимок, с которого все началось, и написала: «Кажется, пора и мне выложить эту фотографию, раз она уже везде».

— И что она вам ответила?

— «Как здорово, что это вы. А я и не ожидала», — с улыбкой цитирует девушка. — Позже, когда Женя все доделал и, отметив меня, выложил на своей странице снимок работы, таких веселых историй больше не возникало.

— А родители как на все это отреагировали?

— Первой я сказала маме. Она не поверила. Стала спрашивать: «Где ты это нашла?», «Почему ты?» и главное «Что тебе за это будет?». К рисункам на фасадах у нас еще только начинают привыкать, и некоторые думают о них как о акте вандализма. Вот мама и переживала, как бы за такое искусство мне не выписали штраф, — шутит собеседница.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Первым смотреть на готовую работу дочка повезла папу. Третьей с ними была бабушка.

— Мама в тот день работала, поэтому с ней и со второй бабушкой мы съездили на Притыцкого чуть попозже.

Кстати, с одной из бабушек была интересная история. Валентина Владимировна специально примчалась из Мядельского района в Минск, чтобы посмотреть на изображение внучки.

— Когда мы подъехали к нужному дому, она сказала: «У меня одно желание: сфотографируй меня на фоне дома и выложи на мою страницу в „Одноклассниках“, чтобы все смотрели и видели: я с внучкой», — вспоминая это, улыбается модель. — Судя по количеству «классов», всем ее друзьям снимок понравился. А папу, я чувствовала, распирает гордость. Сказал, как только появятся внуки, первым делом повезет их сюда.

Кстати, пока мы писали этот текст, среди всех нарисованных в ноябре муралов, изображение на 134-м доме на улице Притыцкого назвали лучшим в мире. Победителя выбирали с помощью голосования, которое проходило на международной платформе Street Art Cities.

«Каждый день я видел, как на большой стене появляется образ моего ребенка»

Место: Притыцкого, 136. Художники: Слим Сафонт и Эдгар Гоас Бланко. Модель: Лукас Семченко

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Лукас с папой Андреем

Когда на Притыцкого появился мурал «Героі новага часу», семья маленького Лукаса сменила привычный маршрут — теперь на работу и по делам мама и папа стараются проезжать мимо дома № 136. Мальчишка, которому всего 2 года и 8 месяцев, тоже любит это место. Бывая рядом, ищет глазами «свою» высотку, а заметив, говорит: «О, Лукас нарисован».

— На фасад сын попал случайно, — рассказывает папа мальчика Андрей. — Я помогаю стрит-арт-активистам Urban Myths. Когда Слим и Эдгар приехали в Беларусь из Испании, они и с организаторами стали искать подходящую для мурала кандидатуру. И тут моя семья случайно оказалась с ними в одной компании. Среди всех гостей Слим выхватил глазами Лукаса и захотел его сфотографировать. Сделал пару постановочных снимков и чуть позже сообщил, что они хотят нарисовать моего сына на фасаде. Жена, когда услышала от меня эту новость, сказала: «Ну ты и авантюрист!».

— Почему?

— Это было неожиданно. У всех же какое мнение? Чтобы попасть на фасад или билборд, нужны связи и деньги. Знакомые не раз спрашивали: «Сколько вы за это заплатили?». Но мы никому ничего не платили. Это некоммерческий проект, — говорит Андрей. — Просто оказались в нужное время в нужном месте. С другой стороны, у Лукаса голубые глаза и светлые кучерявые волосы — и когда гуляем по городу, прохожие тоже часто обращают на него внимание. Поэтому не удивлен, что художник его заметил.

Над изображением Лукаса испанцы «колдовали» около двух недель. Почти каждый день к мастерам подъезжал папа мальчика: по работе Андрею нужно было следить, чтобы у Слима и Эдгара вдруг не сломалось оборудование.

— Каждый день я видел, как на большой стене появляется образ моего ребенка, — с дрожью в голосе вспоминает собеседник. — Я очень переживал и постоянно задавал Слиму массу вопросов. Например, почему он не прорисовывает изображение до конца. «Так правильно, — объяснял он. — Если просто перенести изображение на стену, получится фотография, а не искусство».

Больше всего, вспоминает Андрей, он волновался, когда узнал, что у художников не получился глаз. Ошибку, правда, заметили только сами мастера и тут же взялись ее исправлять.

— Перенести на фасад изображение в таком масштабе очень непросто. Видимо, где-то с размерами и получилась неувязка. Плюс непростые погодные условия — холодно, высокая влажность. Вот ребятам и пришлось перерисовывать лицо.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В итоге же, продолжает папа, мальчик на доме получился очень похож на Лукаса.

— Того, что Лукас будет на фасаде, мы с женой сразу не афишировали, — возвращается к тем событиям собеседник. — Как-то, когда часть работы уже была сделана, Вике позвонила подруга: «Как так? И ты ничего не сказала?». «Что такое?» — удивились мы. Оказалось, она ехала на машине по Притыцкого и, случайно увидев мурал, от удивления даже притормозила. Сначала обратила внимание на красное пальто. Оно ручной работы, другого такого ни у кого нет. А потом смотрит на мальчика — это же Лукас!

— А если когда-нибудь сын скажет: «Мама, папа, зачем вы разрешили, чтобы меня на доме нарисовали?»

— По задумке мальчик на мурале смотрит в будущее, тянется к чему-то новому. В жизни наш ребенок такой же — все ему интересно. Художники очень хорошо передали образ Лукаса. Мне кажется, когда сын подрастет, он будет восхищаться работой.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-43%
-16%
-30%
-50%
-15%
-33%
-10%
-40%
0071356