Стася Шатова / /

В Минске открылась первая в стране пекарня «Добрае печыва», в которой почти все сотрудники имеют ментальные расстройства. Мы поговорили с автором проекта Дмитрием Богдановым о том, как появилась идея помогать особенным людям и почему остальные захотят поддержать его начинание.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Мы встречаемся в здании молодежного бизнес-инкубатора, в заведении, которое занимается доставкой еды. Оно принадлежит другу Дмитрия, который согласился отдать часть кухни под пекарню.

Желание помогать особенным людям возникло у нашего собеседника давно. Как всегда, не обошлось без личной истории:

— 15 лет назад мой хороший знакомый в драке получил тяжелую черепно-мозговую травму. Несколько дней пролежал в коме, прогнозы были неутешительными, но он выкарабкался. Заново учился есть, ходить, говорить… Реабилитация продлилась полгода, потом он долго искал, куда можно устроиться: вторая группа инвалидности позволяла ему работать на должностях, не подразумевающих сильные физические нагрузки. Даже курсы тестировщиков закончил, но так ничего и не нашел. Сейчас ему 38, он давно забросил поиски, во всем разочаровался. Глядя на него, я осознал: не хочу, чтобы эта история повторилась с другими.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
В инклюзивную пекарню Дмитрий Богданов вместе со своим бизнес-партнером вложил около 20 тысяч долларов. Кроме того, он выиграл 11-й конкурс Social Weekend и получил финансирование от бизнесмена Юрия Мельничека на 10 тысяч рублей

Дмитрий уже 7 лет занимается трудоустройством особенных людей. За это время он понял: дело не только в нанимателях, не готовых взять к себе человека с инвалидностью, но и в самом человеке:

— Как бы жестоко это ни звучало, многие просто не хотят работать. У них есть пенсия, они научились на нее жить. От них никто ничего не требует, нет никаких обязанностей. Родители окружают их заботой, жалеют и никуда не хотят от себя пускать, ведь их ребенок такой больной и несчастный. Нет понимания того, что когда-нибудь мамы и папы не станет и придется полностью себя обеспечивать.

«Сразу сказал: к вам здесь будут относиться, как к обычным людям»

Но попадались ему и те, кто очень хотел стать самостоятельным. На собеседование к Дмитрию часто приходили ребята с ментальными расстройствами, мечтавшие хоть о каком-то занятии. Тогда он и задумался о собственном бизнес-проекте, который позволил бы таким парням и девушкам приносить другим пользу и получать за это деньги.

— Долго ломал голову над тем, какой продукт выпускать. Есть много мелких производств, где люди с инвалидностью делают своими руками игрушки, открытки. Но ведь никто не станет покупать миллион этих открыток: скорее всего, человек ограничится одной-двумя, а мне хотелось создать какую-то долгоиграющую историю, которая бы приносила стабильный доход. Хоть это и социальное, но все же предпринимательство. Сотрудникам надо платить зарплату, и не меньше 300 рублей (по закону, это минимальный оклад за полную рабочую ставку. — Прим. TUT. BY).

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Так и родилась идея открыть инклюзивную пекарню, где особенные работники занимались бы фасовкой и формовкой печенья. Больше года ушло у Дмитрия на подготовку бизнес-плана, поиски партнеров и помещения, а затем и персонала… В последнем ему помогали общественные организации, которые занимаются социализацией людей с ментальной инвалидностью: клубный дом «Открытая душа», центр «Открытый дом», Белорусская ассоциация помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Из 20 кандидатов отобрали всего 5. Кто-то передумал, кто-то не смог собрать все необходимые документы — санкнижку, разрешение на работу от МРЭК…

— Диагнозы у всех разные: шизофрения, эпилепсия, умственная отсталость… Но я, если честно, не особо этим интересовался. Сразу сказал: к вам здесь будут относиться, как к обычным людям.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Пока на этом маленьком производстве готовят три вида печенья — шоколадное, овсяное и сырное. Все из натуральных ингредиентов. В будущем ассортимент расширится. Например, появится печенье из сверчковой муки. В ней содержится много белка, поэтому такие сладости подойдут тем, кто следит за фигурой.

— Что может быть лучше, чем съесть вкусняшку и тем самым сделать доброе дело? По статистике, у каждого третьего белоруса есть хотя бы один особенный знакомый. Думаю, многие из них захотят помочь.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Продавать печенье будут прямо в кафе, с которым «Добрае печыва» делит кухню. Одна банка весом 700 г (500 г для сырного) обойдется в 18 рублей. В планах — договориться еще с несколькими заведениями. Однако розничная продажа, как уверяет Дмитрий, далеко не главный источник их дохода.

— Мы собираемся поставлять нашу продукцию в офисы на постоянной основе: как только печенье на кухне заканчивается, заказчик звонит нам — и мы привозим новую партию. Уже есть несколько компаний, с которыми мы будем сотрудничать. Для них это способ повысить лояльность клиентов — показать, что фирма не только зарабатывает деньги, но и помогает нуждающимся.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Еще одна фишка — экологичность. Первый раз печенье доставляют в банках, цена одной упаковки — 20 рублей, из них 5 — залоговая стоимость за тару. Дальше курьер просто раз за разом досыпает в нее сладости, а компания платит на 5 рублей меньше.

— Рассматриваем вариант нанять на должность доставщика парня с ограничениями слуха. Получится максимально инклюзивное предприятие.

Сейчас перед небольшой командой стоит непростая задача: как можно скорее выйти на самоокупаемость.

— Обычно на это закладывается до 12 месяцев, на выход в прибыль — 1−3 года. Но у нас нет времени. Я не смогу целый год выплачивать зарплату сотрудникам из своего кармана.

«Папа вообще был против того, чтобы я шла на работу»

В крохотной кухне, где на первый взгляд не то что работать, даже передвигаться сложно, место нашлось всем. Каждый четко знает свои задачи, никто никому не мешает: сказывается трехнедельное обучение. И хоть официально пекарня открылась всего пару дней назад, ребята уже называют себя командой, в общем чате напоминают друг другу о том, что завтра сбор в 9.00, но все равно приходят раньше: дома сидеть не хочется.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Шеф-кондитер Ольга Гуринович

Как и в любой команде, у них есть свой лидер — шеф-кондитер Ольга Гуринович. До этого она несколько лет провела на кухне известного ресторана:

— Искала работу для души. Случайно наткнулась на объявление, созвонилась с Дмитрием и поняла: это то, что нужно! Я и раньше перечисляла деньги на благотворительность, но мне хотелось помогать напрямую. У каждого из нас в окружении найдется кто-то особенный, у меня как минимум трое: у одной родственницы синдром Дауна, у другого — эпилепсия, а крестник родился недоношенным, и у него куча диагнозов. Пекарня дает мне возможность, занимаясь любимым делом, приносить пользу таким необычным людям. Конечно, сначала я боялась, что они меня не примут, но все оказались очень добрыми и отзывчивыми.

Ольга организовывает производственный процесс, следит за тем, чтобы все соблюдали технику безопасности и никто не поранился. Поэтому к тестомесу, куда отправляются все ингредиенты для выпечки, никого не подпускает. Так же, как и к машине, которая раскатывает получившуюся смесь. Этим оборудованием может пользоваться только она одна.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

А вот когда тесто готово, оно оказывается в руках Владимира и Артема. Специальными железными формочками они вырезают из него аккуратные прямоугольники.

Окончив школу, Артем 3 года не мог никуда устроиться. И вот наконец-то ему повезло. Первый день сильно волновался, но решил ни в коем случае не сдаваться. Его главное правило: если что-то не получается, нужно не опускать руки и еще раз попробовать.
У Артема есть хобби: он собирает игрушечные машинки. В его коллекции их около сотни.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Артем

Вова до болезни совмещал должности слесаря на заводе имени С.И. Вавилова и санитара скорой помощи. Планировал связать жизнь с сухопутными войсками (до сих пор читает толстенные книги о танках и играет в World of tanks), но самоубийство любимой девушки, а потом и еще две смерти, увиденные на дежурстве, привели совсем не в армию, а в РНПЦ психического здоровья. Там он с перерывами провел около 2 лет.

— Зато последние 4 года туда вообще не попадаю!

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Вова

Со своей первой зарплаты парень планирует купить билет в аквапарк. Говорит, давно там не был.

После формовки сырое печенье перекладывают на противень и отправляют в духовой шкаф. Пока Ольга возится с настройками, ребята рассказывают друг другу анекдоты, много смеются — кажется, что в данную минуту в мире нет никого счастливее.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Готовые сладости нужно взвесить и разложить по банкам. Фасуют тоже двое — Вячеслав и Инна.

Чтобы добраться до пекарни, девушка каждый день 40 минут трясется в маршрутке из Червеня. Но ее это нисколько не смущает. Количеству профессий, которые она освоила за свои 23, можно позавидовать: она и овощевод-садовод, и оператор ЭВМ, и флорист, и даже мастер по маникюру.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Инна

У Инны умственная отсталость. В детстве развитием девочки занималась мама, но после ее смерти делать это стало некому.

— Папа вообще был против того, чтобы я шла на работу. Хотел, чтобы я сидела дома рядом с ним.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Вячеслав

А Вячеславу место в пекарне, наверное, нужно больше всех: надо содержать жену и трехлетнего сына. У обоих супругов эпилепсия, пенсии по инвалидности на жизнь не хватает. На поиски работы Слава потратил 11 лет… А ведь он отлично разбирается в ремонте компьютеров.

Когда печенье надежно запаковано, на банки приклеивают этикетки — вот он, последний штрих. Теперь продукцию можно доставлять заказчикам.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

За чистотой на кухне следит Дарья, ее здесь ласково называют хозяюшкой. Она моет посуду, оборудование. А еще приглядывает за другими: не дай бог кто-то забудет надеть фартук, шапочку и перчатки!

Девушка с детства хотела стать врачом. Окончив медуниверситет, устроилась в санстанцию. Нервные срывы, диагноз «инвалид по психическому заболеванию» — смириться с тем, что мечтам не суждено сбыться, было непросто.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Дарья

— Какое-то время трудилась вахтером, потом плела венки и букеты в магазине ритуальных услуг — все пальцы проволокой исколола! Через месяц ушла, не сложились отношения с начальницей. Полгода не могла найти новое место. Иногда попадались вакансии для инвалидов. Но когда на собеседовании спрашивали про диагноз и в ответ слышали «психическое заболевание», сразу говорили «до свидания». Было обидно.

У Дмитрия Богданова есть мечта — открыть по всей стране несколько таких пекарен и привлечь на работу людей не только с ментальными расстройствами, но с расстройствами аутичного спектра, синдромом Дауна.

— Своим проектом мы надеемся показать белорусским предпринимателям, что люди с особенностями могут и хотят работать. И их не нужно игнорировать.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
-25%
-5%
-33%
-28%
-15%
-15%
-50%
-57%