/

Молодая мама из Витебска, у которой после чужой трагедии на озере сразу поставили в СОП 7-летнюю дочь, а затем и вовсе забрали из семьи, всеми силами пытается вернуть ребенка. Женщина побывала на приеме у нескольких чиновников в районной и городской администрациях, дозвонилась на прямую линию к губернатору. И подала жалобу в суд на комиссию по делам несовершеннолетних. О том, как развиваются последние события, Марина рассказала TUT.BY.

Иллюстрация: Яна Чарная
Молодая витебская художница проиллюстрировала эту историю. Иллюстрация: Яна Чарная

Напомним, 24-летняя жительница Витебска Марина (имена героев изменены по этическим причинам. — Прим. TUT.BY) считает, что у нее незаконно забрали 7-летнюю дочь Оксану. В июне этого года девушка отдыхала в компании, где у одной из женщин утонул 2-летний сын. После этого семьей заинтересовались органы опеки.

В июле Оксану поставили в СОП.

А 4 ноября комиссия по делам несовершеннолетних (КДН) Октябрьского района Витебска, посчитав, что мать «ведет аморальный образ жизни», признала девочку нуждающейся в государственной защите и забрала ее из семьи.

Под аморальным поведением имеется в виду то, что в «отношении матери установлены факты употребления алкогольных напитков, она привлекалась к ответственности по статье 17.3 КоАП».

У Марины есть «административка» — за появление в общественном месте в состоянии опьянения (ст. 17.3 КоАП). Но девушка утверждает, что в милицейские протоколы попала лишь однажды в жизни — в тот самый злосчастный день в июне, когда у соседки, с которой она отдыхала на озере, утонул сын.

Мать: «В новом акте педагоги уже написали, что у дочки появилось «отдельное спальное место»

После того как дочь забрали, Марина обратилась в администрацию Октябрьского района Витебска с просьбой об отмене постановления КДН о признании девочки нуждающейся в государственной защите. Однако районная администрация оставила его в силе. Такой ответ молодая мать получила от главы района Сергея Сташевского.

У этого чиновника она также была на личном приеме.

— Но, как мне показалось, он не захотел вникать в ситуацию, — рассказывает Марина.

Затем она дважды побывала на приеме у заместителя председателя горисполкома Виктора Глушина. Этот чиновник, по отзыву девушки, отнесся к проблеме внимательнее:

— Первый раз просто выслушал, сказал, что надо во всем разбираться. А во второй раз сообщил, что горисполком отправит бумагу в администрацию Октябрьского района, чтобы КДН 4 декабря рассмотрела вопрос о возвращении моей дочери в семью. Добавил, что специалисты горисполкома провели свою проверку и не видят причин для изъятия ребенка.

Иллюстрация: Яна Чарная
Иллюстрация: Яна Чарная

Представители горисполкома побывали у Марины дома.

— В частности, приходила Елена Хлусевич — заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних при горисполкоме. Никаких замечаний по жилью у этой проверки не возникло.

Посетили квартиру в очередной раз и представители школы, где учится девочка.

— На этот раз в своем акте они отметили, что отдельное спальное место у ребенка есть. Хотя это — тот же самый большой раскладной диван, который стоял в комнате и раньше. Но тогда педагоги писали, что у ребенка нет отдельного спального места. Сотрудники школы пришли к выводу, что в квартире «чисто, убрано, неприятных запахов нет». И порекомендовали только одно — «сотрудничать со специалистами школы».

Диван в комнате, на котором спят Марина с Оксаной. Фото предоставлено матерью девочки

«Не понимаю, в чем я в течение полугода должна исправляться?»

Недавно Марина получила по почте «План защиты прав и законных интересов несовершеннолетней», подписанный главой администрации Октябрьского района Витебска Сергеем Сташевским.

План защиты прав и законных интересов несовершеннолетней. Фото предоставлено героиней публикации

— Этот план рассчитан на полгода. Но я не понимаю, в чем я должна исправиться? — спрашивает мать. — Например, мне пишут, что я должна «соблюдать трудовую дисциплину». Но ко мне на работе нет никаких нареканий. Следующий пункт — «создать благоприятные бытовые условия для возвращения ребенка в семью». Так по всем актам всех проверяющих в квартире и так все в порядке. Также в этом плане пишут, что я должна «возмещать расходы на ребенка». Но я не собираюсь уклоняться от этого, буду добровольно все оплачивать. Насколько я предварительно узнала, это составит в месяц около 250 рублей. Но кто устроил, что мой ребенок сейчас не в семье, а на гособеспечении? Следующий пункт плана — «регулярно навещать дочь в детском доме». Она пока еще не в детском доме (там до 30 ноября карантин из-за ветрянки), а в детской областной больнице. И я регулярно к ней прихожу. И уже, кстати, побывала в детском доме, познакомилась с заведующей. Такое чувство, что составители этого плана написали его, лишь бы что-то написать. И при этом эти люди не понимают главного: раньше мы с дочкой ЖИЛИ вместе, а сейчас мне ее приходится только НАВЕЩАТЬ. И как это отражается на психике ребенка, они не знают.

Марина подала жалобу в суд на комиссию по делам несовершеннолетних администрации Октябрьского района. Молодая мать считает незаконным постановление КДН от 4 ноября об отобрании ее дочери и просит его отменить.

Иллюстрация: Яна Чарная
Иллюстрация: Яна Чарная

Губернатор — чиновникам: «Вы представляете, что такое дитенка забрать?»

Председатель Витебского облисполкома Николай Шерстнев 23 ноября провел прямую линию с жителями региона. На нее поступило более 30 звонков, сообщает телеканал «Витебск».

Одной из первых с руководителем области удалось поговорить Марине.

— У меня положительные характеристики. Я не состою на учете у нарколога или других врачей. Развитие моего ребенка соответствует его возрасту. У нее в комнате идеальный ремонт, есть новая мебель, одежда, — рассказала молодая мать.

— На место выедем, разберемся и примем решение, — пообещал девушке руководитель региона. — Если решение [об изъятии ребенка] принято неправильно, его отменят. Если решение правильное, вам так и скажут — и приведут доводы почему.

Начальник областного управления образования Дмитрий Хома сообщил губернатору, что комиссия по делам несовершеннолетних Октябрьского района приняла преждевременное решение об изъятии ребенка и ситуация требует дополнительного разбирательства.

— Вы представляете, что такое дитенка забрать? — спросил Николай Шерстнев у чиновников на прямой линии. — Так кто там у вас принимает такие решения тогда?

После прямой линии губернатор отметил, что за частными проблемами нередко стоят «системные недоработки руководителей местной вертикали».

TUT.BY следит за развитием истории.

Использование материала в полном объеме запрещено без письменного разрешения редакции TUT.BY. За разрешением обращайтесь на nn@tutby.com

-40%
-10%
-30%
-30%
-20%
-30%
-10%
-55%
-20%
-40%