Марина Северьянова, фото Сергей Комков /

Поддерживая друг друга и ощупывая знакомые до каждой зазубрины перила, на второй этаж областной организации Белорусского товарищества инвалидов по зрению поднимаются Наташа, Саша и Дима. Сегодня здесь будет репетиция клоунских номеров. Ребята проходят между рядами старых кресел и начинают переодеваться: желтые колготки, разноцветные шаровары и, конечно, красные поролоновые носы. Слабовидящих клоунов больше нет нигде в Беларуси. Не было бы и в Гомеле, если бы два года назад на открытии Центра инклюзивной культуры незрячая Наталья Солохина случайно не заглянула на мастер-класс по пантомиме.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

— У нас такой номер хороший: я стираю… Ой, тазик дома забыла! Николаевна (обращается к помощнику председателя областной организации ОО «БелТИЗ» Людмиле Болдуевой. — Прим. авт.), у вас тазик есть?

Пока Николаевна ищет тазик, Дмитрий Геращенко настраивает аккордеон. Он для дуэта Саши и Наташи — незаменимое дополнение. Одно дело — номера исполнять под «минусовку», совсем другое — под «живой» аккомпанемент. Музыку Дима подбирает в интернете сам — и моментально разучивает.

Вместе с белым тазиком для Наташи Николаевна несет Диме яркий синий берет — свой собственный. И образ музыканта становится одновременно гармоничным и печальным.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

— Я готов участвовать везде и что угодно делать — пусть только зовут, — говорит Дима.

Если Наташа и Саша хотя бы силуэты различают, то он — тотально слепой.

— Вы в черном? — спрашивает Дима. — А я по голосу представлял, что в светлом, — звуки он ассоциирует с определенными тонами.

Александр Шафаренко меняет черные зимние ботинки на бирюзовые кроссовки. Наташа длинные вьющиеся волосы завязывает в два девчачьих хвоста и надевает очки в черно-белой оправе. Не для зрения, конечно, — всего лишь клоунский реквизит.

— О, нос! — пристраивает красный поролоновый шарик Наташа. На шею цепляет яркий бант-бабочку.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

— Николаевна, нам щеки красить?

— Красьте!

Николаевна макает палец Наташи со свежим ярким маникюром в дешевый аквагрим и помогает нарисовать на щеках розовые кружочки. Вместе растушевывают краску.

«Падаю „в обморок“ — люди бегут спасать»

Когда все готово, начинается репетиция сценки «Стирка». Как в каждом цирковом клоунском номере, это и смешно, и грустно. За 10 минут слепые Саша и Наташа показывают то, что они видят и чувствуют сердцем: любовь, верность, грусть, страх, надежду.

Для следующего номера — «Парикмахерской» — не хватает актера на роль клиента. Выручает Александр Болдуев (председатель Гомельской областной организации ОО «БелТИЗ»).

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

— Когда достаю огромные ножницы, все просто с ума сходят от смеха, — гордится своим нехитрым реквизитом Наташа. — А в конце номера падаю в обморок, так зрители думают, что мне на самом деле стало плохо, и бегут помогать.

Вот только зрители в «клоунской» карьере Наташи и Саши бывают не так часто, как хотелось бы.

— Зовут иногда. Нас ждут в детских садах, куда ходят дети с заболеваниями глаз. Еще ездим в Дом малютки.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Как-то подруга Наташи пригласила их выступить в политехническом университете. Еще ребят можно увидеть на сцене Центра инклюзивной культуры. Изредка — примерно раз в год — ездят в районы: там тоже нужно подбодрить людей.

Пенсия — 230 рублей, на костюмы не хватит

— То, что сейчас на нас надето, заказывали сами. Центр инклюзивной культуры предоставляет свои костюмы, но мы же хотим не только там выступать. Поэтому необходимы собственные. Собирались пошить новые, но поняли, что не потянем, — рассказывает Наташа.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

— Теперь мои подруги яркие вещи не выбрасывают — все несут мне, — улыбается Наташа. — Чтобы ездить выступать и достойно выглядеть, нужны спонсоры. Их нет.

И Саша, и Наташа живут только на пенсию по инвалидности. У женщины она — 230 рублей, пенсия ее мужа, тоже инвалида — мужчина зрячий, но со своим тяжелым заболеванием, — 180 рублей.

— 150 из них отдаю за кредит. Что остается? А еще коммунальные.

Как назвать дуэт?

Сейчас дуэт под пока еще рабочим названием «Саша и Наташа» готовит 8-й по счету номер. Некоторые из них придумывает руководитель театра клоунады Центра инклюзивной культуры Ирина Тяпугина, благодаря мастер-классу которой и родилась гомельская клоунада для слепых.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Наташа придумывает номера и сама. Сейчас, например, готовит сценку про больницу.

— Там будет пять актеров. Например, окулист, хирург, невропатолог — как раз молоток нужно сделать большой. Надо найти тех, кто согласится с нами играть — слепых, конечно, но таких же озорных, как я.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

А еще у Наташи есть шестилетняя дочка Настя.

— Она же мой репетитор: не дает движения забывать! Мы часто вместе ходим на репетиции и каждый день номера повторяем дома. Если я делаю что-то неправильно, дочка меня поправляет: «Мама, вот так стань, вот так сделай» — и крутит меня во все стороны! Когда я загорелась клоунадой, сразу подумала о том, что смогу этим увлечь и ребенка — пусть будет подальше от гаджетов, чтобы хоть ее глаза видели всегда.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-40%
-50%
-23%
-10%
-30%
-20%
-25%
-31%
-90%
0071694