Виктория Даревская,

Сегодня именем лейтенанта милиции Скрыпникова названа одна из улиц столицы, а в 2009 году ему посмертно присвоено звание «Почетный житель Фрунзенского района». При каких обстоятельствах погиб 33-летний сотрудник уголовного розыска Фрунзенского РОВД и как спустя пять лет за убийство офицера осудили матерого рецидивиста, — в материале агентства «Минск-Новости».

Фото: Павел Русак, "Минск-Новости"

Шел август 1963 года. Незадолго до этого из тюрьмы освободился трижды судимый за тяжкие преступления, в том числе и за убийство с применением холодного оружия, Геннадий Кахно. Он поселился у родителей в одном из частных домов по адресу: ул. Р. Люксембург, 58.

Однажды младший брат пожаловался ему на конфликт с соседским 18-летним пареньком по фамилии Воробей: мол, тот якобы его сильно обидел. Это было весьма странно, ведь юноша слыл спокойным и неконфликтным. Но бывший рецидивист решил отомстить за брата.

Дважды Кахно-старший с ножом врывался в дом Воробья, однако парень успевал выскочить в окно и убежать. В один из налетов Геннадий крикнул его матери: «Я все равно зарежу твоего сына!». После таких угроз Воробей не на шутку испугался и пришел в милицию, где обо всем рассказал оперуполномоченному отдела уголовного розыска Фрунзенского РОВД Леониду Скрыпникову. Офицер тогда решил задержать Кахно с поличным.

— В то время я был участковым, — вспоминает сослуживец Л. Скрыпникова, полковник милиции в отставке Леонид Зозуля. — Однажды Леонид обратился ко мне с просьбой помочь задержать матерого рецидивиста. Взяв с собой еще одного коллегу, мы устроили засаду.

Напротив дома Воробья был детский сад. Там милиционеры и организовали наблюдательный пункт. В кустах они просидели три ночи, но Кахно так и не появился.

— Пятничным вечером зашли к нему домой, чтобы доставить в райотдел, однако по месту жительства Геннадия не застали. Леонид оставил его матери повестку, чтобы тот сам явился в милицию, — говорит Зозуля.

…Скрыпников был в разводе, снимал комнату. В субботу он взял билет на последний сеанс в кинотеатр «Центральный». Так вышло, что путь его пролегал у дома Воробья. Проходя мимо, он присел на камень перекурить, как вдруг увидел, что в его сторону направляются двое. В одном из них Леонид Антонович узнал Кахно-старшего. Офицер решил в одиночку задержать Геннадия, подошел к нему, как вдруг получил удар ножом в живот.

— У Кахно был «фирменный» прием: он не просто бил ножом, а прокручивал его — при таком ударе у жертвы шансы выжить были минимальны. Истекая кровью, Скрыпников кое-как дошел до ближайшего дома и постучал в окно. Хозяева занесли Леонида внутрь и бросились вызывать скорую. Медики приехали быстро — бригада как раз ехала за роженицей. Лейтенант Скрыпников попросил фельдшера на листке записать «Р. Л. 58. Кахно Ген.». Когда мне сообщили, что Леонида ранили, я сразу догадался, чьих это рук дело. Сомнений не осталось при виде той записки, которую фельдшер отнес в РОВД, — поясняет собеседник.

Фото: Павел Русак, "Минск-Новости"

Кахно задержали. С ним лично беседовал начальник угрозыска Минска и никого к нему не подпускал. Геннадий во время допроса вел себя агрессивно, царапал лицо, крича, что непричастен к этому преступлению, что приложит все усилия и поможет милиционерам отыскать истинного убийцу. Ему поверили, взяв подписку о сотрудничестве. Так Кахно оказался на свободе, а записку с указанием его данных уничтожили.

— Леонида дважды прооперировали, но жизнь спасти так и не смогли — спустя неделю он скончался. Его похоронили на Кальварийском кладбище. Без отца остался маленький сын Скрыпникова Валера. Мы с коллегой, уже ныне покойным Александром Артемовичем Харитоновичем, тогда поклялись приложить все усилия, чтобы доказать причастность Кахно к убийству нашего товарища, — говорит Зозуля.

Почувствовав безнаказанность, Кахно вскоре организовал преступную группу из пяти человек, которая промышляла кражами. Все ее участники в основном были несовершеннолетними. Однажды на товарной станции Минск-Северный из стоящей цистерны они украли 10 бидонов меда. При попытке его продать Геннадия задержали. Так он снова оказался в местах не столь отдаленных.

Леонид Зозуля и Александр Харитонович, которые на тот момент уже были сотрудниками угрозыска, взяли его в колонии в разработку. Как-то Кахно похвастал перед заключенными, что убил милиционера, выдав при этом подельника — Елисеева, которому на тот момент было всего 17 лет.

Фото из архива Фрунзенского РУВД с сайта "Минск-Новости"

Эта информация оказалась для сыщиков очень важной. Они выяснили, что спустя несколько дней после рокового удара ножом Кахно чуть ли не силком притащил своего соучастника в райком комсомола и заставил взять путевку на целину, чтобы тот никоим образом его не выдал. Вскоре после приезда в Казахстан Елисеев совершил преступление и попал в колонию. По требованию следователей прокуратуры парня этапировали в Минск. На первом же допросе он подробно рассказал, при каких обстоятельствах Скрыпников получил смертельное ранение.

За убийство офицера милиции Кахно ответил лишь спустя пять лет — в 1968-м. Верховный суд БССР приговорил его к исключительной мере наказания — расстрелу.

-50%
-10%
-10%
-30%
-20%
-20%
-10%
-15%