/ /

После ремонта выхлопной системы водитель чаще всего оставляет на СТО старый катализатор, мол, зачем забирать уже ненужную деталь. Он и не задумывается, что за устройство можно получить неплохие деньги, если сдать его на переработку. Мы побывали в офисе компании «Унидрагмет БГУ», которая перерабатывает использованные автомобильные каталитические конвертеры, и узнали, сколько драгоценных металлов получают из одного устройства и какие деньги может заработать на нем автолюбитель.

Две тысячи рублей — из «мусора»

Катализаторы начали устанавливать на автомобили с бензиновыми и дизельными двигателями в конце 1980-х годов. Сегодня этими устройствами серийно оснащают все легковые и грузовые автомобили, мотоциклы, автобусы. Нейтрализатор выхлопных газов помогает снизить попадание в воздух вредных веществ, выделяемых работающим мотором. Как и у любого агрегата, срок службы катализатора ограничен.

— В идеале ресурс составляет 200−300 тысяч километров пробега. В реальных условиях эксплуатации он может сократиться в десять раз, — объясняет кандидат химических наук, заведующий Государственной лабораторией пробирного анализа «Унидрагмет БГУ» Мирослав Таразевич. — Срок службы может уменьшаться из-за некачественного топлива и масла, сбоев в работе систем зажигания и питания мотора, «спортивного» стиля езды, механических повреждений.

Мирослав Таразевич

Когда катализатор выходит из строя, у машины перестает «тянуть» мотор, из выхлопной трубы валит сизый дым, расход топлива резко увеличивается, а на приборной панели может появиться сообщения «Check engine» или «Check cat», а в некоторых случаях двигатель и вовсе перестает запускаться. В таком случае автомобиль лучше завести на СТО и проверить его. Удалять нейтрализатор стоит только при крайней объективной необходимости. Если в сервисном центре это все-таки рекомендовали сделать, то удаленную деталь нужно обязательно забрать: в «Унидрагмет БГУ» за нее можно получить деньги. В нейтрализаторе содержатся ценные платина, палладий и родий. В среднем стоимость одного катализатора составляет около 150 рублей, но в зависимости от модели автомобиля цена может доходить и до двух тысяч.

Без подоходного налога и сборов

Как везти катализатор на переработку — решать автовладельцу. У вас примут устройство как в металлическом корпусе, в котором оно, собственно, и находится в автомобиле, так и непосредственно начинку — керамические или металлические соты, содержащие драгоценные металлы.

Обычно вся процедура сдачи катализатора занимает не более получаса. Но случаются и очереди. Порой можно наткнуться и на пару десятков таких же желающих поменять ненужную деталь на деньги. Чтобы сэкономить время, можно предварительно позвонить в офис, чтобы уточнить нюансы или записаться. Особенно полезно воспользоваться этой опцией тому, кто загрузил в багажник больше, чем один нейтрализатор. Для владельцев крупных партий (а это могут быть юридические лица, обслуживающие автопарк своего предприятия) прейскурант такой же, как и для всех, но есть приятный бонус в виде обслуживания вне очереди.

Потенциальных клиентов в первую очередь интересует ориентировочная стоимость. Чтобы всем было проще, на сайте организации есть таблица с суммами за нейтрализатор той или иной модели автомобиля. Внутренняя справочная база намного шире, ведь за 20 лет своего существования предприятие исследовало тысячи устройств. Автовладелец может связаться с пунктом приема в любом из мессенджеров, назвать буквенно-цифровую маркировку, которая нанесена на конвертер его машины, и таким образом заранее узнать приблизительную цену.

— Первым легально работать с катализаторами на белорусском рынке стало наше предприятие. Для этого даже внесли изменения в законодательство, — объясняет Мирослав Таразевич. — Совет министров в 2010 году принял постановление, которое освободило сдающих катализаторы на вторсырье от уплаты налогов. И вот уже пять лет мы принимаем эти устройства у населения, а люди могут, не беспокоясь ни о чем, получать свои деньги. Главное — не забыть взять с собой паспорт.

На глазах у клиента

На месте приезжающих автовладельцев встречает инженер-технолог Михаил Филиппов. Он осматривает каждую принесенную деталь, так как на переработку не принимают конвертеры с посторонними включениями, залитые маслом или какими-либо растворами. Кому-то отказывают и по более простой причине: катализаторы некоторых типов изначально не содержат драгоценных металлов.

Михаил Филиппов

Если устройство соответствует всем параметрам, приемщик несет его за стеклянную перегородку, где работает с деталью на виду у автовладельца. Сначала гидравлическими ножницами вскрывает металлический корпус, чтобы извлечь из него содержащие драгоценные металлы соты.

Полученный материал Михаил складывает в емкость, туда же кисточкой смахивает остатки субстанции со стола. Начальник центра первичной переработки Павел Бирюков объясняет такую щепетильность простыми цифрами:

— В европейских и азиатских автомобилях известных брендов, как правило, стоят недешевые катализаторы. У таких один грамм начинки может стоит пять рублей. Неудивительно, что некоторые клиенты мониторят каждый наш шаг, а мы, в свою очередь, работаем максимально аккуратно.

Извлеченные соты взвешивают. После конвертер на керамическом носителе помещают в молотковую мельницу для измельчения. Аппарат напоминает кофемолку, только вместо ножей материал перемалывают цепи.

От полученного порошка приемщик отбирает пробу в пакет с индивидуальной маркировкой. Ее передают в следующее помещение.

«Вероятность ошибки нулевая»

В другом помещении — но все так же в зоне контроля владельца — ведущий инженер-химик Константин Мельников помещает отобранную пробу в рентген-флуоресцентный спектрометр. Через несколько минут программа выдает результат: автовладелец получает протокол испытаний с информацией о содержании драгоценных металлов.

— На нашем предприятии работают четыре сотрудника с учеными степенями, аналитическая служба аккредитована на соответствие требованиям по определению содержания драгоценных металлов в различных видах отходов. В лаборатории установлено высококлассное оборудование, имеется большой набор стандартных образцов автокатализаторов, поэтому вероятность аналитической ошибки, из-за которой результат может быть искажен, нулевая. Мы участвуем в нескольких программах по проверке квалификации лабораторий. И по результатам тестов недавно вошли в тройку лучших на постсоветском пространстве, — добавляет Мирослав Таразевич.

На предприятии есть свой банк образцов материалов из катализаторов разных типов

А вот измерения между лабораторными показателями и результатами прибора для экспресс-анализа, которым обычно пользуются перекупщики, могут отличаться практически в два раза. Для наглядности Мирослав Таразевич берет протокол проведенного на наших глазах исследования: программа рассчитала, что за килограмм данного катализатора автовладелец получит 524 рубля. При весе порошка в 1030 граммов из кассы человек заберет порядка 540 рублей. «Простреливаем» этот же образец пистолетом: показатели содержания драгоценных металлов почти в два раза ниже. Согласно им, перекупщики заплатили бы человеку около 250 рублей.

— Экспресс-прибор, которым пользуются в таких фирмах, был создан, чтобы диагностировать наличие драгоценных металлов, а не измерять с предельной точностью их количество. К тому же, скупщики нередко играют на незнании людьми конструктивных особенностей катализаторов: некоторые производители в одной части устанавливают соты с большим количеством драгоценных металлов, в другой — с меньшим. Стоит всего лишь приставить экспресс-прибор к «нужной» половине детали — и стоимость катализатора уменьшится в разы. В лабораторных условиях мы проводим спектральный анализ, который позволяет назвать честную цену, — говорит собеседник.

Кстати, анализируют здесь не только катализаторы (их сбор и последующая переработка дают только около десяти процентов от объема производимых предприятием драгоценных металлов), но и проводят другие химические и инструментальные исследования. Например, определяют состав твердых объектов и растворов. По словам Мирослава Таразевича, к ним нередко приходят то с блестящим камнем, то с куском серебристого металла, то с серьгами, оставшимися от прабабушки в наследство. Аналитики быстро и недорого подтверждают или опровергают ценность материала.

Лондонская биржа как регулятор стоимости

Предприятие формирует свою цену, исходя из стоимости, определяемой Нацбанком, которая коррелирует с общемировой стоимостью драгоценных металлов, устанавливаемой на Лондонской бирже. Все эти цифры есть в открытых источниках. Если клиента устраивает заявленная сумма, то он может забирать деньги из кассы и уезжать домой.

Иногда автовладелец после спектрального анализа все же решает по каким-то причинам отказаться от сдачи и вернуть свой катализатор. Тогда нужно только заплатить за услугу по определению содержания драгоценных металлов — пять рублей за один анализ. При продаже катализатора анализ, естественно, выполняется бесплатно.

Чаще приемщик наблюдает обратную ситуацию: чтобы не ждать 10−15 минут, пока проходит процесс извлечения и анализа материала, владелец продает катализатор по фиксированной цене, указанной в таблице предприятия. Тогда клиента приглашают оформить документы без очереди и сразу отдают ему деньги.

Как показывает практика, средняя стоимость давно изученного конвертера стабильна. Проведение анализа изредка может добавить к первоначальной цене 10 процентов. А может и уменьшить на такую же величину, ведь при эксплуатации транспорта количество драгоценных металлов в катализаторе сокращается. Так, в автомобиле с пробегом в 600 тысяч километров нейтрализатор будет очевидно беднее на платину, родий и палладий, чем в машине с пробегом в 60 тысяч километров.

— Наличные у нас есть всегда, — уверяет Мирослав Таразевич. — Если клиентов много и деньги неожиданно закончились, мы пополним кассу в течение 15−20 минут. Время ожидания может растянуться на полчаса-час в случае больших выплат.

«Унидрагмет БГУ» — единственное в стране предприятие, которое принимает на переработку бывшие в употреблении лямбда-зонды. Эти электронные сенсоры для измерения содержания кислорода в катализаторе вмонтированы в выхлопную систему до и после конвертера.

— В лямбда-зондах тоже есть драгоценные металлы, правда, в совсем небольшом количестве. Один такой датчик стоит три рубля, поэтому их мы принимаем партиями от десяти штук. Единственное требование: сенсор должен быть целым и содержать в своем составе все элементы, предусмотренные конструкцией, за исключением проводов, — поясняет собеседник.

Автовладелец с деньгами в кармане уезжает домой, а вторсырье собирается в мешки, проходит более тщательное исследование и ждет своей очереди на переработку. Извлеченные в ее результате драгоценные металлы зачисляют в Госфонд Республики Беларусь.

Партнер проекта:

-40%
-50%
-25%
-15%
-20%
-30%
-30%
-55%
-30%
-20%