/

Экс-замглавы Минска и экс-начальник Главного управления потребительского рынка Андрей Доморацкий признан виновным по трем коррупционным статьям — получение взятки на сумму 2,5 тысячи долларов, злоупотребление властью и хищение — незаконная премия на сумму около тысячи долларов. Уже полтора года бывший чиновник находится в СИЗО. Все это время он не признает вину. Суд приговорил его к 12 годам лишения свободы. После апелляции в Минском городском суде срок сократили до 7 лет, отменили конфискацию имущества.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В ходе апелляции адвокат Дмитрий Горячко заявил, что преступлений как таковых не было:

— Доморацкий с мая прошлого года находится в местах лишения свободы. Надеялся, что суд первой инстанции разберется… Андрей Доморацкий не получал никакого незаконного вознаграждения от Володько в 2,5 тысячи долларов. Это надо было доказать, но ни на следствии, ни в суде доказательств предоставлено не было [кроме слов бизнесмена Володько]. Доказательства в этом деле вообще можно разделить на три части: одна носит характер предположений, другая — суд сам их «нашел», а третья — не основаны на законе.

По словам Дмитрия Горячко, по эпизоду о взятке в деле появились материалы прослушки из 2015-го — когда сотрудники ОАЦ следили за бизнесменом Дмитрием Володько (который якобы и передал 2,5 тысячи долларов взятки чиновнику). Уголовное дело в отношении Доморацкого возбудили в 2018-м, то есть три года, несмотря на данные, как утверждает следствие, о преступлении, Доморацкий занимал высокие государственные посты.

— Из разговора никак не следует, что Володько хочет дать деньги или Доморацкий хочет их получить, — настаивает Горячко. — Считаю, еще тогда было принято правильное решение об уничтожении этих материалов прослушки. Но в 2018 году они почему-то появляются вновь. Защита пыталась выяснить, как уничтоженные материалы могут так появиться — сначала в КГБ, потом в УСК по Минску. Но суд, к сожалению, это так и не выяснил.

Прокурор Александр Толстогузов считает доводы защиты голословными. Он настаивает, что бизнесмен Володько добровольно написал явку с повинной, последовательно и подробно рассказал, где и как передавал деньги чиновнику (в суде первой инстанции Володько не смог назвать точное время и место встречи с Доморацким. — Прим.TUT.BY). По мнению гособвинителя, не имеет значения, что Садовский, в интересах которого и передавалась взятка, не присутствовал в этот момент — для того он и обратился к Володько. На записи прослушки разговоров между бизнесменами и Доморацким ни разу прямо не звучит, что Володько или Садовский передают Доморацкому деньги. Но это, по словам Толстогузова, свидетельствует только о конспирации. В апелляционной жалобе на приговор защитники указывали, что запись разговоров могла быть смонтирована. Прокурор на это возразил, что в суде первой инстанции ни адвокаты, ни сам обвиняемый не заявляли ходатайств, чтобы была проведена экспертиза аудио. Александр Толстогузов также подчеркнул, что довод защитников о том, что Доморацкий не сам назначил себе премию, необоснованный, так как по процедуре ГУПР передает необходимые документы для начисления премии в Мингорисполком, и переданные документы не отражали реальное положение дел в организации.

— Факт возврата премии не влияет на квалификацию преступления, но учтен судом как смягчающий фактор, — отметил гособвинитель в своей речи.

Прокурор просил оставить в силе назначенный экс-чиновнику срок — 12 лет лишения свободы, и штраф — около 40 тысяч долларов, но отменить конфискацию имущества (в связи с принятыми в июле 2019 года изменениями в уголовный закон).

В письмах родным Андрей Доморацкий говорил, что надеется на пересмотр приговора и освобождение, особенно после «исторического совещания» Лукашенко с силовиками, где глава государства раскритиковал работу правоохранителей и судов.

— Вы можете меня хоть расстрелять, я не просил никакие премии, никакие незаконные вознаграждения не принимал, — говорил Андрей Доморацкий в суде первой инстанции. Во время апелляции судебная коллегия отказала в ходатайстве доставить его на процесс. — 20 лет я добросовестно работал на наше государство, это могут подтвердить все, кто работал вместе со мной. Я готов все свои слова повторить на полиграфе, но почему-то ни меня, ни свидетелей не допросили с применением детектора лжи, значит, кому-то это неинтересно. Не понимаю, как можно в XXI веке обвинять человека в том, чего он не совершал.

Минский городской суд вынес решение приговор изменить: сократить срок наказания с 12 до 7 лет лишения свободы в колонии усиленного режима, штраф оставить прежним, отменить конфискацию имущества. Приговор суда вступил в законную силу. Родные экс-чиновника заявили, что Андрей Доморацкий будет обращаться в Верховный суд, поскольку считает себя невиновным.

Дело Доморацкого

Андрея Доморацкого признали виновным по трем коррупционным статьям. Первое обвинение — получение взятки на сумму 2,5 тысячи долларов (ч.3 ст. 430 УК) за помощь в благоприятном решении вопроса по размещению летнего кафе Golden coffee на улице Кирова в Минске. По логике обвинения, фирма «Фудстайл» хотела получать деньги от работы кафе, собственник помещения Василий Садовский хотел получать деньги за аренду, его приятель бизнесмен Дмитрий Володько бесплатно помогал другу и передал взятку чиновнику, а Доморацкий взял 2,5 тысячи долларов, чтобы обогатиться. Садовский в суде заявил, что деньги в качестве взятки не передавал, Доморацкого не знал, признательные показания написал под диктовку следователя, потому что хотел поскорее вернуться домой — в КГБ его забрали в 12 дня, отпустили в 12 ночи. Володько придерживался своих показаний, которые дал ранее: был посредником между Садовским и Доморацким. Правда, как передавал деньги, в суде рассказать не смог. Видеозаписи, которая бы подтверждала его слова, а также взятия с поличным не было.

Второй эпизод обвинения — злоупотребление властью (ч. 2 ст. 424 УК): Доморацкий отдавал распоряжения, в результате чего бюджет города не получил около 4 млн рублей. Здесь важно напомнить, что в сентябре 2018 года Андрей Доморацкий ушел с должности замглавы города (в рамках оптимизации) и стал начальником главного управления потребительского рынка (ГУПР) Мингорисполкома. В 2007 году в центре Минска был построен торговый центр «Столица», принадлежит он городу. Кредит на строительство брало главное управление потребительского рынка, гарантом по выплате являлся учредитель — Мингорисполком. Деньги от аренды торговых площадей ГУПР должен был перечислять на погашение кредита. По решению властей города, при выполнении всех прогнозных показателей ГУПР мог не перечислять в бюджет Минска 25% от полученной аренды, а направлять средства на нужды управления. По заключению Комитета госконтроля, ГУПР искусственно завысил показатели и «необоснованно сберег» те самые 25%, а значит, нанес ущерб городу и репутации государственной организации. Куда же пошли «необоснованно сэкономленные» средства? На погашение кредита за строительство «Столицы». Тех 75%, которые ГУПР получал, просто не хватало, чтобы закрыть полностью платежи. Если бы ГУПР не заплатил эти деньги, пришлось бы платить Мингорисполкому как гаранту по кредиту, тогда средства пришлось бы изымать из местного бюджета. В ходе судебного разбирательства гособвинитель отказался от формулировки «причинение ущерба в особо крупном размере». Осталась формулировка «неосновательное сбережение средств», хотя постановление Совета министров № 1001 «О некоторых вопросах определения размера вреда» такого критерия определения ущерба, как «неосновательное сохранение средств», не содержит. Деньги в итоге поступили в бюджет города, никем не были присвоены.

Третье — незаконное получение премии на сумму около тысячи долларов за искусственно завышенные показатели работы ГУПРа. Премию, кстати, согласовал бывший мэр Минска Андрей Шорец. Но к самому Шорцу претензий у правоохранительных органов не возникло, недавно он вышел на новую работу. Доморацкий вернул премию за два месяца до его задержания, как только увидел, что не сходятся показатели. Бухгалтер приняла деньги, это документально подтверждено.

-10%
-17%
-33%
-10%
-50%
-50%
-50%
-10%
-10%