Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/

Ключевой свидетель по делу начальника управления Минздрава Людмилы Реутской не раз меняла показания во время следствия, писала явки с повинной, жалобы прокурору, а потом от них отказывалась. Как рассказала в суде во время допроса сама Лариса Рубцова, она сменила четырех адвокатов, пока не нашла нужного. Проведя два месяца в СИЗО, женщина вышла на свободу под залог и даже успела съездить в командировки в Париж и Варшаву. Незадолго до суда ей изменили статус — с обвиняемой в деле о даче взятки на свидетеля.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Суд Фрунзенского района Минска шесть дней допрашивал ключевого свидетеля Ларису Рубцову — главу представительства французской фармацевтической компании Fic Medical. По версии следствия, она с 2009 года постоянно передавала взятки за регистрацию лекарств начальнику управления фармацевтической инспекции и организации лекарственного обеспечения Минздрава Людмиле Реутской и сумма достигла 26 100 долларов. Это не считая подарков на праздники: цветы, конфеты, золотые сережки, ежедневники.

В суде выяснилось: впервые вопросы правоохранительных органов к Рубцовой появились 24 июля 2018 года. После первого же допроса она написала первую явку с повинной: «Я, Рубцова Лариса, передала Реутской ювелирные изделия, серьги, на общую сумму не менее 200−300 рублей в декабре 2016 года за содействие в регистрации лекарственного средства. В декабре 2017 года передала серьги на сумму не менее 400 рублей (…). Также неоднократно оплачивала посещение ресторанов Реутской и ее подчиненными на общую сумму не менее 900 рублей».

Позже Рубцова напишет объяснение: ее привезли в здание ГУБОПиК МВД в 9.30 утра, вышла в 17.00, перерывов для отдыха не делали, один раз разрешили сходить в туалет. В общем, она оговорила тогда и Реутскую, и себя, просит аннулировать эту явку с повинной: «При изложенных обстоятельствах говорить о заинтересованности Реутской неверно».

Сейчас позиция у свидетеля противоположная: много лет Реутская брала взятки.

— Почему не указывали другие материальные ценности? — спрашивает у Рубцовой адвокат Реутской Андрей Санкович.

— У меня о них не спрашивали, я и не помнила. Отдавала подарки, взятки и забывала, — отвечает Лариса Рубцова.

Первоначальная позиция у главы представительства французской фармацевтической компании Fic Medical была такая: она не первый год дружит с Людмилой Реутской, все подарки, которые ей передавала, вообще не имеют никакого отношения к Минздраву и регистрации лекарств. Уже на суде свидетель откажется от этих слов, мол, отношения исключительно деловые, про дружбу говорить ей посоветовал адвокат. Он же писал жалобы на имя прокурора, а Рубцова якобы в них не вчитывалась, текст не понимала, хоть и лично отдавала эти документы сотруднику прокуратуры.

— Это мне написал адвокат, (…) я только расписалась. Говорил: «Тебе ничего не будет, а ты поможешь человеку выскочить из ситуации». (…) На свою беду обратилась не по адресу. (...) Не знаю, почему так защищались мои интересы в ущерб мне, — рассказывает Рубцова и признается, что теперь с ней работает уже четвертый адвокат, который действительно ей помогает.

«На протяжении последних дней слышу самую гнусную ложь в своей жизни»

По словам свидетеля, до ее задержания 26 сентября «была четко выработанная версия дружбы с Реутской». Но уже в СИЗО она начала вспоминать все взятки, переданные Реутской. Чем дольше находилась за решеткой, тем больше эпизодов смогла назвать.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Я все вспомнила и в голове структурировала. (…) Когда успокоишься, приведешь себя в нормальное состояние, начинаешь вспоминать, — отмечает Лариса Рубцова.

То, что показания постоянно менялись, она объясняет стрессом и шоком. Если до задержания под стражу Рубцова рассказывала только про подарки, то уже в СИЗО стала говорить про взятки.

— На протяжении последних дней слышу самую гнусную ложь в своей жизни, — не выдерживает в клетке Людмила Реутская. — Я никогда не брала денежных средств!

Находясь за решеткой, Лариса Рубцова раскаялась, попросила изменить ей меру пресечения, а также не допускать адвоката, который оказывает на нее психологическое давление.

«Следователь делает все возможное, чтобы расследовать уголовное дело. Адвокат вводит меня в заблуждение, препятствует расследованию уголовного дела», — зачитывают материалы дела в суде.

В суде по бумаге Лариса Рубцова называет все подарки и взятки, переданные Людмиле Реутской за регистрацию лекарств. Например, весной 2010 года вручила обвиняемой орхидею и конфеты Raffaello, в январе 2012 г. — конфеты Roshen, календарь, тысячу долларов, еженедельник.

При этом она не может вспомнить: приходили ли к ней в СИЗО сотрудники ГУБОПиК МВД, о чем шла речь. Кстати, один из оперативных сотрудников присутствовал на судебном заседании 8 октября.

— Вы вспоминаете все встречи со всеми, но не можете вспомнить ни одной с оперативными работниками, — отмечает адвокат Андрей Санкович.

— Сколько это можно выяснять, уважаемая защита! — эмоционально говорит прокурор Валерия Таратынко.

— Вы же должны выяснить, сколько раз ее посещали сотрудники, — парирует защитник.

— Уважаемая защита, я ничего не должна ни вам, ни свидетелю — никому! То, что я должна, написано в УПК. Там написано, что я должна протестовать против необоснованных действий кого-либо из участников процесса. И я в данном случае протестую! Вы давите на свидетеля и который раз задаете один и тот же вопрос, пытаясь получить нужный вам ответ. Я возражаю!

— Я сам, посещая Реутскую, видел неоднократно сотрудников ГУБОПиК, которые выписывали передо мной (пропуск. — Прим. TUT.BY): «Рубцова, Рубцова, Рубцова». Она это почему-то не вспоминает, — добавляет адвокат.

— И какие это доказательства, что они общались по данному уголовному делу? — возмущается гособвинитель.

— Если бы было какое-то влияние сотрудников ГУБОП, я бы поменяла свои показания. Но я поменяла только после того, как у меня появился новый адвокат, третий по счету, — отвечает Рубцова.

— Это он вас убедил поменять показания? — спрашивает адвокат.

— Нет, это я сама дошла до этого. Читая Уголовный кодекс и анализируя свою ситуацию. Слава Богу, что в СИЗО я нашла правильного адвоката. Я благодарна судьбе, что после двух адвокатов у меня появился тот, который защищает меня. И четвертый адвокат работает со мной до сегодняшнего дня, — говорит Лариса Рубцова.

«Работала система. Одни люди создавали проблему, а другие люди решали проблему»

Во время следствия Рубцова написала не одну явку с повинной, дополнение, объяснение, жалобы. Адвокат Реутской неоднократно обращает внимание на нестыковку в показаниях. Как могла Рубцова давать взятки в 2009 году, если первоначально говорила, что знает Реутскую всего пять лет? Указывает на избирательную память свидетеля и на такой нюанс: зачем выгораживала человека, с которым были лишь деловые отношения? Кроме того, про одни и те же эпизоды женщина рассказывала разные версии. Например, сперва Рубцова говорила, что дарила телефон, потом уже не помнила этот эпизод, а через некоторое время снова вспомнила.

— Объясните тогда: вчера вы были допрошены и сказали, что дарили телефон марки iPhone, — спрашивали Ларису Рубцову летом 2018 года во время допроса.

— Очевидно, мне тогда что-то показалось. (…) Действительно, моя дочь, которая живет в Лондоне, привозила мне большое количество телефонов марки iPhone. Она занимается благотворительностью, и я сама дарю всем знакомым подобные подарки, в том числе мобильные телефоны. Предположила, что могла подарить его Реутской, но на самом деле этого не помню.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В суде адвокат Андрей Санкович интересуется, на каком основании Рубцову освободили от уголовной ответственности.

— Как это свидетель может знать? (…) Высокий суд, я еще раз возражаю, — говорит гособвинитель. — Свидетель ничего сказать не может про юридические действия, совершаемые должностными лицами в ходе проведения предварительного следствия. Поскольку, во-первых, она не обладает достаточными знаниями в этой сфере. Во-вторых, она не может читать мысли оперативных сотрудников и следователей.

20 ноября 2018 года за Ларису Рубцову заплатили 25 тысяч рублей, и она вышла на свободу под залог. Ей ограничили право на выезд за границу, но разрешили во время расследования временно выехать в командировку в Париж весной 2019 года и летом в Варшаву. Позже Рубцовой вернули залог, изменив меру пресечения. По ее словам, работать без взяток было нельзя, создавались искусственные барьеры, «каждый кого-то находил», она обращалась к Реутской — и все вопросы по регистрации лекарств решались.

— На белорусском рынке работать — сплошная проблема. (…) За последний год ушло 900 препаратов из 4 тысяч, то есть одна четвертая, — заявила в суде Рубцова. — (…) Реутская имела огромное влияние, как она решала эти проблемы, я не знаю, но я видела результат. (…) Работала система. Одни люди создавали проблему, а другие люди решали проблему.

Процесс продолжается.

-25%
-7%
-10%
-25%
-10%