/ /

В декабре 2015 года в семье Корнюша из Логойска родился третий ребенок — девочка Анна. У малышки выявили тахикардию и недостаточность кровообращения — сначала второй степени, а потом первой. Однако инвалидность она получила позже, чем нужно. Мама девочки подала на больницу в суд, и он практически полностью удовлетворил ее иск.

Семья случайно узнала, что дочке положена инвалидность

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Светлана Корнюша подала на больницу в суд из-за того, что, по ее мнению, там несвоевременно направили дочь на ВКК, а затем на МРЭК

Светлана Корнюша встречает нас у себя дома в Логойске. Она не против, чтобы ее фотографировали, и, наоборот, хочет, чтобы как можно больше людей узнали о ситуации, в которую попала ее семья. Возможно, кому-то это поможет.

У Светланы с мужем двое сыновей и дочка Анна. Девочка родилась в декабре 2015 года.

— На сроке 30 недель беременности была тахикардия плода. В 37,5 недели я пришла на плановый прием, сделали КТГ — и снова тахикардия. Так из больницы я не вернулась, в тот же день мне сделали экстренное кесарево. На следующие сутки дочку забрали в реанимацию в Минскую областную детскую клиническую больницу. Там она практически две недели пробыла на аппарате искусственной вентиляции легких, затем нас перевели в этой же больнице в отделение патологии новорожденных. К нам приходил кардиолог, консультировали другие специалисты, и помимо тахикардии, у нас оказалась недостаточность кровообращения.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Вот в таких упаковках в аптеке девочке готовят специальные порошки

Сейчас у девочки ограничения по физической нагрузке: ей нельзя танцевать, бегать, при этом она постоянно принимает лекарства. Тахикардия — это увеличение частоты сердечных сокращений, из-за нее сердце быстрее изнашивается. Медики говорят, что такое заболевание с годами проходит. Если не пройдет, то в будущем, когда ребенок вырастет, можно сделать операцию. Стопроцентной гарантии, что это поможет, нет.

Малышку консультировали в РНПЦ детской хирургии, врачи которого не раз проводили уникальные операции. Сначала девочке диагностировали постоянно-возвратную пароксизмальную суправентрикулярную тахикардию и недостаточность кровообращения второй степени, буквально через полтора месяца появилась динамика, и медики констатировали первую степень.

— На момент заключения о том, что у дочки недостаточность кровообращения первой степени, врачи говорили, что у нее уже сформировалось стойкое нарушение функций организма. То есть, по сути, уже можно было направлять на ВКК (врачебно-консультационная комиссия), а потом на МРЭК (медико-реабилитационная экспертная комиссия), чтобы дали группу. Но о том, что нам положена инвалидность, мы не знали, выяснилось это абсолютно случайно.

Девочка с рождения принимает разные лекарства, долгое время она пьет специальные порошки от тахикардии. Если купить их с расчетом на три месяца, нужно отдать около 30 рублей, а это немаленькие деньги для многодетной семьи. И когда малышке было почти три года, ее мама задалась вопросом: может быть, эти порошки им положены бесплатно?

— Я спросила у участкового педиатра, есть ли возможность получать лекарство бесплатно. Она сказала, что надо обратиться к председателю ВКК. Я пошла к нему, он позвонил что-то уточнить, посмотрел наш диагноз и сказал собирать документы на МРЭК. Документы мы подали 26 ноября 2018 года, 20 декабря у нас была МРЭК — так нам дали 1-ю группу инвалидности.

После установления инвалидности, по словам Светланы, они начали получать различные пособия — на сумму около 700 рублей в месяц. В детский сад девочка тоже стала ходить бесплатно, хотя раньше за него родители платили.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Инвалидность малышке оформили с ноября 2018 года. А через некоторое время Светлана написала письмо в Логойскую больницу на имя главврача: хотела узнать, как так получилось, что если бы не обратилась по поводу препаратов, то, возможно, и не узнала о том, что ребенку положена группа.

Семья подала на больницу в суд

Из Логойской больницы Светлане пришел ответ: проведено служебное расследование. Выяснилось, что ребенка своевременно не направили на МРЭК по двум причинам. Во-первых, девочка наблюдалась в Минской областной детской клинической больнице и РНПЦ детской хирургии, а они в своих заключениях не давали Логойской больнице таких рекомендаций. Во-вторых, девочку из больницы всегда выписывали в удовлетворительном состоянии. Тем не менее этот случай разобрали на конференции врачей, а главного педиатра района и участкового педиатра лишили премий — им вынесли взыскание.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Написано так, вроде они виноваты и не виноваты, при этом их наказали. Я была недовольна ответом и написала новую жалобу в управление здравоохранения области, — говорит Светлана.

Главное управление по здравоохранению Минского областного исполнительного комитета ответило, что при анализе медицинской документации выявлен факт позднего первичного направления девочки на медико-социальную экспертизу в МРЭК. За это виновные лица привлечены к дисциплинарному взысканию: замглавврача объявили замечание, а районному и участковому педиатрам — по выговору. Чтобы не допустить таких ситуаций, с врачами запланировали учебу по вопросам организации и проведения медико-социальной экспертизы.

— Но мы решили подать в суд, чтобы больница компенсировала выплаты, которые мы не получили либо по их халатности, либо из-за неграмотности, — рассказывает Светлана.

Семья провела подсчеты и предъявила больнице иск в 12 873 рубля 93 копейки. Столько, по их данным, они недополучили из-за того, что дочь поздно направили на ВКК и МРЭК и поздно дали инвалидность. Точкой отсчета семья посчитала февраль 2016 года, когда девочке установили недостаточность кровообращения первой степени.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Логойская больница в возражении по исковому заявлению указала, что девочка три месяца была в Минской областной детской клинической больнице и за это время не обнаружили, что ребенок — инвалид, и никаких рекомендаций Логойской больнице направить ребенка на ВКК и МРЭК не дали. Девочка, как говорится в возражении, наблюдалась в РНПЦ детской хирургии, и диагноз, и дозы лекарства менялись, при этом РНПЦ не назначил лекарства, относящиеся к тем, на основании которых направляют на ВКК, а затем и на МРЭК.

«Данные, подтверждающие стойкое нарушение функции организма, обусловленное заболеваниями и приведшее к ограничениям жизнедеятельности, у дочери истца отсутствуют», — констатировали в Логойской больнице. Также в возражении было сказано, что сроки направления девочки на ВКК и МРЭК не выполнены, потому что не было конкретных показаний для этого, а в нормативно-правовой базе Минздрава конкретные сроки вообще отсутствуют.

Уже в суде Логойская больница требования Светланы Корнюши признала только частично: они решили, что исковые требования готовы признать не с февраля 2016 года, как просила мама малышки, а с марта 2017 года, когда девочке назначили лекарство «Дигоксин».

Управление по здравоохранению Миноблисполкома, Минская областная детская клиническая больница и РНПЦ детской хирургии иск Светланы поддержали.

Суд удовлетворил иск частично

Суд пришел к выводу, что в больнице еще с апреля 2016 года были данные, подтверждающие стойкое нарушение функций организма, обусловленное заболеванием и приведшее к ограничениям жизнедеятельности, а лечащий врач девочку на ВКК направила несвоевременно, и постановил взыскать с Логойской больницы 12 069 рублей 08 копеек. Решение не вступило в законную силу, так как больница подала апелляционную жалобу.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Логойская больница решение суда посчитала незаконным и необоснованным. И вот почему. Они считают, что суд не установил, когда конкретно Светлана передала в больницу заключение РНПЦ детской хирургии от 8 апреля 2016 года, а значит, по мнению больницы, недостоверны сроки исчисления материального ущерба. При этом заключение РНПЦ, опять же, по мнению больницы, «несет лишь информативный характер, так как получено исходя из субъективных мнений специалистов данного учреждения».

— Пока дочери не исполнился год, мы все заключения в больницу приносили в тот же день, когда их получали, потому что ездили на консультации на машине. Мы часто болели, всегда были у медиков на виду, всегда слышали, какой у нас тяжелый ребенок, но как дело коснулось суда, ребенок стал и совсем не тяжелый, и совсем здоровый. При этом вдумайтесь, представители больницы пишут, что заключение РНПЦ детской хирургии несет не лечебный характер, а информационный!

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Оперативный комментарий в Логойской центральной районной больнице TUT.BY получить не удалось.

Светлана сама работает на полставки в этой же Логойской больнице медсестрой функциональной диагностики и говорит, что не видит ничего страшного в том, что судится с учреждением здравоохранения: спор не профессиональный. Для нее важно, чтобы, узнав их историю, другие семьи имели возможность получить пособия по инвалидности.

— Хотелось бы, чтобы врачи смотрели в заключения, которые им приносят, и относились к своей работе не так, как в нашем случае. Может быть, наша история даст возможность тем родителям, у которых есть дети с особенностями, получить льготы, на которые они имеют право, своевременно, а не так, как получили их мы.

Использование материала в полном объеме запрещено без письменного разрешения редакции TUT.BY. За разрешением обращайтесь на nn@tutby.com

-10%
-15%
-10%
-13%
-21%
-50%
-15%
-10%