1 октября Брестский областной суд рассмотрел жалобу бывшего транспортного инспектора Геннадия Солышко, который получил 4 года колонии усиленного режима за взятку в 36 рублей. Судебная коллегия выслушала стороны и приняла решение оставить приговор Солышко без изменений, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Обвинительный приговор Геннадию Солышко огласили 22 августа. Суд Брестского района признал его виновным по ч. 1, 2 ст. 430 УК (Получение взятки повторно) и приговорил к 4 годам лишения свободы в колонии в условиях усиленного режима.

По версии следствия, Геннадий Солышко 11 мая 2018 года получил взятки от польских водителей: 10 рублей, 5 рублей, 5 евро, 5 рублей и еще раз 5 рублей. Общая сумма — 36 рублей. Деньги он якобы получил «за невыполнение в интересах дающего взятку действий, которые это лицо должно было совершить с использованием своих служебных полномочий». Проще говоря, он остановил машину, но не проверил ее и отпустил водителя.

Свою вину транспортный инспектор отрицает с первого дня задержания.

1 октября в Брестском областном суде адвокат Геннадия Солышко Игорь Рабцевич 40 минут объяснял, почему приговор бывшему транспортному инспектору следует отменить.

Во-первых, настаивала защита, действия обвиняемого были квалифицированы ненадлежащим образом.

— В приговоре, как и в обвинении, должно быть указано, за выполнение каких конкретно действий, либо бездействие, должностное лицо получило взятку. Однако судом указана лишь общая формулировка «бездействие Солышко как должностного лица», а именно — непроведение надлежащей проверки документов при осмотре транспортных средств и несовершение действий, направленных на выявление и пресечение административных правонарушений. Какие конкретные действия он не совершил, приговор не описывает, — рассказал адвокат и подчеркнул, что факт того, что его подзащитный ненадлежаще выполнил свои обязанности, не значит, что он получил за это взятку.

Кроме того, адвокат обратил внимание на периоды времени, за которые были совершены преступления. Как следует из материалов дела, в одном эпизоде общение водителя и транспортника продолжалось одну минуту и семь секунд, во втором — минуту и 27 секунд, в третьем — 36 секунд, в четвертом — 20 секунд.

— 20 секунд! За эти 20 секунд, согласно позиции обвинения и выводам суда, взяткодатель и обвиняемый должны были поздороваться, обменяться документами, согласовать между собой факт получения взятки, передать эту взятку, вернуть документы и уехать. Этого времени явно недостаточно для того, чтобы выполнить все те действия, которые описаны в приговоре, — отметил Игорь Рабцевич, добавив, что сам факт остановки транспортного средства не может являться доказательством передачи обвиняемому взятки.

По версии следствия, Геннадий Солышко получил незаконные вознаграждения несколько раз: 10 рублей, 5 рублей, 5 евро, 5 рублей и еще раз 5 рублей.

— При этом во время личного обыска у Солышко были обнаружены и изъяты три купюры по 5 евро, две купюры по доллару, две купюры по 10 рублей, одна купюра 5 рублей. То есть отсутствуют две купюры по 5 рублей, которые были указаны обвинением как предмет взятки. В приговоре также отсутствует вывод о том, что суд установил наличие у Солышко, в его личных вещах или служебном автомобиле денежных средств, которые являются предметом взятки, — сообщил адвокат.

Игорь Рабцевич также добавил, что обнаруженные при обыске Солышко белорусские рубли не превышали сумму, которую ему разрешено иметь при себе, а вот за валюту, которую хранить транспортному инспектору на рабочем месте нельзя, его привлекли к дисциплинарной ответственности. Однако это не доказывает факт получения взяток, настаивала защита.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Далее адвокат подчеркнул, что, по сути, единственный источник доказательств по делу — показания свидетелей-дальнобойщиков, которые не явились в суд, так как живут в другой стране и постоянно находятся в командировках. Во время процесса оглашались лишь их показания, которые они давали на стадии предварительного расследования.

— Ничего нет, кроме показаний свидетелей, которые через две недели, месяц, два, одиннадцать месяцев вспомнили, что они когда-то дали взятку сотруднику Транспортной инспекции. И кроме их показаний, этот факт не подтверждается ни одним доказательством. Нет ни аудио, ни видео, ни свидетельских показаний, нет предмета взятки, нет отпечатков пальцев. Генетическая экспертиза проводилась — нет следов на этих денежных средствах. Так что положено в основу приговора?! Только показания данных лиц, которых мы не смогли допросить и которые не явились на судебное заседание, — заключил Игорь Рабцевич.

Областная прокуратура с доводами защиты не согласилась.

— Выводы суда о виновности предъявленных Солышко обвинений основаны на совокупности доказательств, которые были представлены, а доводы апелляционной жалобы являются несостоятельными. Полагаю, что наказание обвиняемому не является чрезмерно суровым, а соразмерно тому преступлению, которое было совершено, — отметила прокурор.

Судебная коллегия выслушала стороны и приняла решение оставить приговор Солышко без изменений, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

-10%
-20%
-10%
-10%
-50%
-10%
-10%
-10%
-35%
-30%