/ /

У 33-летнего пациента, которого сегодня оперировали в РНПЦ «Кардиология», — тяжелая степень сердечной недостаточности. Его мучили отеки и одышка, он едва мог ходить. Если бы мужчина ничего не предпринял, через пару лет его бы ждала трансплантация, которая продлевает жизнь на 7−10 лет. Если бы нашелся донор, конечно… Но был другой вариант — и пациент согласился на имплантацию небольшого девайса в сердце. Это можно сделать прямо сейчас.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В эти дни три пациента Республиканского научно-практического центра «Кардиология» принимают участие в клинических испытаниях медицинского оборудования. В Беларуси они проводятся впервые за всю историю страны. Более двух лет белорусские врачи работали над тем, чтобы попасть в программу — и научиться делать операции, которые должны помочь людям полноценно функционировать, а не жить в ожидании туманного завтра.

«Переболели инфекционным заболеванием, перенесли его на ногах — и вот вам сердечная недостаточность»

Сердечная недостаточность — заболевание для Беларуси распространенное. Исследование, которое проводилось центром среди жителей Минска несколько лет назад, показало: 13% минчан имеют начальную или тяжелую степень сердечной недостаточности.

— Слава богу, конечные этапы не так распространены, — рассказывает заместитель директора РНПЦ «Кардиология» Елена Курлянская. — Терминальные стадии — это всего 3−4%. Но нужно понимать, что те пациенты, которые в начале, тоже могут прийти к конечной стадии. Наша задача — не допустить, чтобы она наступила.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Заместитель директора РНПЦ «Кардиология» по терапевтической помощи, заведующая лабораторией хронической сердечной недостаточности Елена Курлянская

В последнее время, рассказывает специалист, есть нехорошая тенденция: от сердечной недостаточности страдает все больше молодых людей. Пациентам, которых прямо сегодня оперируют в РНПЦ, — всего 33 года и 40 лет.

— Патология распространяется, потому что люди не всегда внимательно следят за собой и своим здоровьем, — объясняет Елена Курлянская. — У обоих пациентов сердечная недостаточность развилась на фоне выраженной ангины: люди переболели инфекционным заболеванием, перенесли его на ногах, ходили на работу. Один из них, например, с температурой 38 строил дом. Несоблюдение общих правил приводит к тому, что страдает тот орган, который в организме слабее. У кого-то это почки, а у наших пациентов пострадало сердце.

По статистике, говорит врач, через пять лет из 100 пациентов с выраженной сердечной недостаточностью останутся в живых только 50.

— Половина может погибнуть от различных причин: связанных с ритмом сердца, утяжелением степени сердечной недостаточности и др. За 10 лет, если ничего не предпринимать, в живых останутся только 10 пациентов из 100. Поэтому в будущем многих ждала бы или трансплантация, или, если есть выраженная митральная недостаточность, хирургическая коррекция — и это тоже операция на открытом сердце.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Заведующий рентгенооперационной, практикующий хирург Олег Полонецкий в операционной

Действительно, до сегодняшнего дня у пациентов с сердечной недостаточностью было всего два варианта лечения, объясняет заведующий рентгенооперационной, практикующий хирург Олег Полонецкий. Первый — медикаментозный — применяется на начальных стадиях заболевания. Второй — трансплантация — на поздних. Но есть люди, для которых максимально переносимые дозы препаратов перестают давать эффект, и они попадают в серую зону: таблетки не помогают, трансплантацию делать рано, а полноценно жить уже невозможно.

Первые две операции проводили на овечках: их сердце похоже на человеческое

Технологию, как помочь пациентам из «серой зоны», придумали американцы. Для этого по сосуду к сердцу необходимо доставить и закрепить специальный девайс AccuCinch. Со временем он поможет сердцу уменьшиться в размерах и улучшить его способность сокращаться. Компания Ancora Heart, которая производит девайс, работает в Силиконовой долине.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Несомненное преимущество этой операции — ее малоинвазивность и отсутствие больших разрезов, — объясняет Олег Полонецкий. — На бедре мы делаем разрез в полсантиметра и вводим в бедренный сосуд катетер. Когда он достигает желудочка сердца, начинается чисто техническая задача: расположить более тонкий катетер по окружности сердца, чтобы он занял нужную позицию. Затем через каждый сантиметр вводятся нитилоновые якоря, которые мы позже стягиваем.

Пока в мире было проведено около 50 подобных операций — технология проходит клинические испытания. Республиканскому научно-практическому центру «Кардиология» потребовалось около полутора лет интенсивной коммуникации, чтобы это исследование пришло в Беларусь.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— На научном конгрессе мы познакомились с американскими коллегами. Представились, рассказали, что мы делаем, чем обладаем. Очень заинтересовались их технологией и пригласили коллег из Америки к нам в Беларусь. В феврале они приехали, проинспектировали нашу клинику, посмотрели, какие процедуры выполняем, как ведем пациентов. Они были полностью удовлетворены качеством оказания помощи пациентам. С тех пор началась работа по включению нас в этот протокол.

Перед тем как приступить к операциям, белорусские специалисты прошли основательную подготовку.

— Сперва была большая теоретическая подготовка — это многие сотни страниц протоколов, инструкций, — рассказывает о процессе Олег Полонецкий. — Затем мы прошли стажировку во Франции, где практиковались в лаборатории на животных — с максимальным уважением к ним, в соответствии с европейскими правилами.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Во Франции белорусские врачи тренировались на овечках: анатомически и по размерам их сердце максимально приближено к человеческому. Было проведено две операции — точно в таких же условиях, как будто на операционном столе был человек.

Первая операция в Беларуси прошла в четверг, 5 сентября.

— С утра мы еще раз полностью отработали все шаги на 3D-модели сердца, которую сделали на основании компьютерной томографии пациента. Имплантировали устройство в модель, отработали действия, чтобы наработать мышечную память. После этого, во второй половине дня, в операционную пригласили пациента.

Этот пациент пришел в сознание, сейчас он в реанимации.

«Государству это выгодно: мы не покупаем эту технологию, производитель девайса сам платит Министерству здравоохранения»

Сегодня, 6 сентября, в РНПЦ «Кардиология» проводят еще две операции.

В 9.30 утра на столе уже лежит пациент. Медсестры развешивают капельницы с физраствором. Врачи надевают рентгенозащитные костюмы и входят в операционную.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Каждую из операций проводит интернациональная команда врачей — из США, Франции, Литвы, Беларуси. С белорусской стороны участвуют три хирурга, три эхографиста и медицинские сестры. Внутри — около 15 человек: рентгеноэндоваскулярные хирурги, врачи-анестезиологи, медсестра-анестезист, операционная медсестра, рентгенлаборант, врачи ультразвуковой диагностики.

На мониторах видно, как сосуды пациента заполняются контрастирующим веществом. Благодаря ему под рентгеном врачи смогут увидеть, куда двигать катетер и как имплантировать девайс.

Посмотреть собрались другие врачи центра, которые в операции не участвуют, но тоже интересуются процессом.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Ничего этого пациент не видит и не чувствует: он уже под наркозом.

— Данную операцию мы предлагали пациентам нашего РНПЦ, которым медикаментозная терапия уже не помогала, но сердечная недостаточность прогрессировала, — рассказывает Елена Круглянская. — Мы подробно рассказывали о механике процедуры, ее плюсах и возможных осложнениях. Три человека согласились. После этого их данные проходили проверку в Колумбийском университете в США, где оценивалось состояние пациентов. После того как они получили одобрение с американской стороны и подписали информированное согласие на операцию, мы начали подготовку.

К слову, каждый пациент, который участвует в клинических испытаниях, застрахован.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— До этого времени в Беларуси не проводилось ни одного клинического испытания медицинского оборудования или средств. Это новое направление, которое ведется в Америке и Европе. Благодаря этому исследованию, которое освоили наши врачи, мы войдем в регистр стран, на базе которых можно проводить такие масштабные проекты, — добавляет хирург Олег Полонецкий. — Государству это выгодно. Во-первых, мы не покупаем эту крайне дорогую технологию и помогаем нашим пациентам. Во-вторых, производитель девайса сам платит Министерству здравоохранения за нашу работу.

Хотите быть здоровым? Раз в неделю наш редактор будет присылать лучшие советы врачей и новости медицины
Пожалуйста, укажите правильный e-mail
-10%
-50%
-10%
-21%
-20%
-5%
-8%
-20%
-10%
0067851