/

Прошел месяц после трагедии на салюте 3 июля. Пока следствие не озвучивает выводы. «Пиротехнические заряды ненадлежащего качества» — так звучит приоритетная версия СК. TUT.BY обсудил проблему с директором компании «Кальвин», которая 25 лет запускает фейерверки, в том числе и на День независимости в Минске. Он считает, что властям нужно активнее взаимодействовать с белорусскими частными пиротехническими фирмами, а еще — отказаться от стальных мортир и при отсутствии безопасных зон от крупнокалиберных зарядов. Качество и зрелищность салюта, уверен специалист, не пострадает, а безопасность и экономия будет выше.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Иллюстративное фото, салют в Минске в 2018 году. Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

3 июля во время праздничного салюта в Минске произошло ЧП. Из-за взрыва погибла 64-летняя женщина, еще 10 человек пострадали. Следственный комитет рассматривает четыре версии произошедшего: о неисправности салютных установок, неисправности фейерверочных изделий, неправильном заряжании салютных установок и неправильной эксплуатации салютных установок. Приоритетная версия, как заявил председатель СК, — пиротехнические заряды ненадлежащего качества. Главный вопрос: они были ненадлежащего качества изначально либо такими стали при запуске? Известно, что Минобороны закупило изделия у российской компании «Пиро-Росс», проблема произошла с зарядом калибра 195 мм.

Последняя информация по делу — обвинение предъявлено двум сотрудникам «Пиро-Росс» (ч. 2 ст. 299 УК — "Нарушение правил обращения с взрывоопасными веществами, пиротехническими изделиями, повлекшее по неосторожности смерть человека"), они находятся в СИЗО, два белоруса, имевшие отношение к запуску салюта, проходят подозреваемыми по делу. От дальнейших комментариев в СК пока отказываются.

Фото: Ксения Ельяшевич, TUT.BY
Фото: Ксения Ельяшевич, TUT.BY

— Фейерверочные пиротехнические изделия профессионального назначения проходят многоуровневый жесткий контроль на всех стадиях. Приложение излишних физических и технологических операций к изделиям запрещены в любом виде, то есть они должны свободно перемещаться в канале ствола, — говорит Константин Морозов, директор компании «Кальвин». 3 июля его сотрудники работали с поддерживающим фейерверком у гостиницы «Беларусь» в Минске. — Из открытых источников можно увидеть, что произошел разрыв как минимум одной стальной мортиры, осколки разлетелись на расстояние более 500 метров. Мы с пусковыми стальными мортирами не работаем уже более 10 лет, потому что появились новые материалы, в том числе и для фейерверочных стволов — пластик, стекловолокно, полиэтилен, алюминий, у них гораздо меньше радиус опасной зоны при нештатном срабатывании изделия в канале ствола. При использовании заряда калибром 195 мм опасная зона при запуске из алюминиевой или стеклопластиковой мортиры была бы равна 150−200 метров.

Фото: "Минск-Новости"
Подготовка к салюту на День независимости в Минске. Фото: «Минск-Новости»

— Почему наше Министерство обороны использовало стальные мортиры? — рассуждает Константин Морозов. —  Потому что изначально, при покупке стальных пусковых комплексов, они завязали все на российского производителя, в том числе под заряды конкретных российских калибров 105, 195, 310 мм. Такие калибры почти никто в мире не использует, аналог китайских, европейских и американских изделий близких по размеру — соответственно 4 дюйма (102 мм), 8 дюймов (203 мм), 12 дюймов (305 мм). То есть ты покупаешь либо в России, либо по спецзаказу, а это дорого. Это заблуждение, что российская продукция дешевле. Во-первых, есть разница — сделано в России или импортировано в Россию из Китая. Китайский товар в два-три раза дешевле, итальянские, испанские, мальтийские изделия тоже дешевле, чем российские, процентов на 10−15%. Очень красивые, качественные и сопоставимые по цене изделия производятся в Австралии, Японии, Литве.

Одна из версий, которую обсуждают на форумах и в профессиональном сообществе, что изделия были закуплены калибром 8 дюймов (203 мм), а мортиры были для изделий калибром 195 мм. Есть гипотеза, что была доработка изделия: сняли часть оболочки до определенного размера, а поверхностная часть корпуса — это защита от влаги, атмосферных явлений, пороховых газов, огневых температур, конструктивная прочность.

Фото: Радыё "Свабода"
Фото: Радыё «Свабода»

По гражданским нормативным правилам, манипуляции с профессиональным пиротехническим изделием в виде разборки, доработки и т.д. — запрещены. Тем более на таких ответственных объектах. Это все-таки не полигон и не съемка фильма, где присутствует ограниченный круг специальных и обученных лиц. 3 июля посмотреть на салют пришла многотысячная публика. По технической документации, чертежам и химсоставу можно заранее все понять, поэтому вопросы не только к тем, кто заряжал, но и к тем, кто закупал и контролировал этот процесс. Также могла сыграть роль парусность, в тот день было ветрено, и возвышение на 1,2−1,5 м от уровня земли пусковой платформы. Обвинение предъявлено двум сотрудникам российской компании «Пиро-Росс», это компания с хорошей репутацией, она давно на рынке. Нужно понимать, что два человека физически не смогли бы изменить все изделия.

Фото: Ксения Ельяшевич, TUT.BY
Осколки после ЧП 3 июля. Фото: Ксения Ельяшевич, TUT.BY

— В СМИ сообщали, что сумма контракта с «Пиро-Росс» — порядка 300 тысяч долларов, за эти деньги закуплены изделия для салютов на День Победы и 3-е Июля в пяти областных центрах и на шести площадках в Минске. За такие деньги белорусские частные компании раскрасят небо в 15 городах, — уверен эксперт. —  И сделают это значительно зрелищнее. Министерство обороны использует примерно пять калибров, у гражданских пиротехников их может быть порядка 15, плюс огромный ассортимент по эффектам. Во всем мире, например в США на День независимости или во Франции на празднике Дня взятия Бастилии, работают только частные пиротехнические компании.

В Беларуси таких компаний 18, некоторые работают не только в Беларуси, но и за границей. Белорусские специалисты, например, были задействованы в пиротехнических шоу на Олимпиаде в Сочи, Дне взятия Бастилии во Франции, "Алых парусах" в Санкт-Петербурге. На Европейских играх в Минске также работали частники — и наши, и иностранные.

Наша деятельность строго зарегулирована. Нас проверяют на каждом этапе — сертификация, ввоз, перевозка, транспорт, складское хранение, реализация, применение — контролируют каждый шаг от ввоза изделия до его запуска. После ЧП 3 июля мы еще под большим контролем. Начинают ограничивать места и время проведения показов, происходит удорожание охранных услуг, увеличивается количество согласовательных процедур.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
На открытии и закрытии Европейских игр в Минске работали и белорусские, и иностранные пиротехники, все компании были частные. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Помимо нормативных и собственных требований по безопасности, деятельность по применению профессиональных фейерверочных изделий дополнительно застрахована: на 130 тысяч рублей за мероприятие страхуются жизнь сотрудников, зрителей, имущество.

В следующем году — 75-летие Победы. Считаю, что представители частных пиротехнических структур, силового блока и Министерства культуры, должны сесть за стол переговоров — совместно обсудить, как сделать салют безопасным, экономичным, красивым и белорусским. На мой взгляд, однозначно нужно отказаться от стальных мортир, уйти от крупных зарядов там, где невозможно обеспечить необходимую безопасную зону и обратить внимание на 18 белорусских компаний, которые способны качественно и безопасно работать. Пусть будет открытое соревнование, открытый тендер, у нас есть талантливые ребята и в Минске, и в Гомеле, и в Гродно, и в других городах. Потому что смотришь на салют 3 июля и не понимаешь, а в каком месте он белорусский, если оборудование российское, изделия поставили из России, система запуска российская, сценарий российский, да и сертифицированы изделия не у нас.

-30%
-50%
-20%
-20%
-50%
-10%
-45%
-20%
-20%