/

В 1835 году Брест посетил император Николай Первый. Справа от него стоял наследный князь Александр, а рядом толпились генералы, адъютанты, инженеры. Государь показывал рукой в разные стороны, давал поручения свите. Собравшиеся посмотреть на императора горожане разговора знатных особ не слышали, но догадывались — речь шла о деле государственной важности. «В толпе было выдвинуто множество предположений, — написала в своей книге жительница того Бреста Полина Венгерова, — высказано множество истолкований каждого императорского жеста — и все оказались ошибочными. В конце концов стало известно, что царь предназначил всю территорию старого города Бреста для возведения крепости первого класса». Новости поставили брестчан в ступор: нельзя так просто взять и перенести город. Оказалось, можно. Старый Брест разрушили, а в двух километрах на восток построили новый. Без блекджека и сопутствующих услуг, без замка, без базилианского, тринитарского, бернардинского, доминиканского монастырей, без синагоги, иезуитского коллегиума и униатских церквей. Без всех тех архитектурных памятников, которые свидетельствовали бы о богатой истории города.

Гравюра Эрика Дальберга «Осада Бреста шведами 1657 года». Фото: imago.by
Гравюра Эрика Дальберга «Осада Бреста шведами 1657 года». Фото: imago.by

«Брест. 1000 лет» — это проект о трех городах, трех Брестах: о том, который есть, который был и которого уже не будет. Вместе с историками, краеведами и коренными брестчанами мы исследуем сохранившиеся городские артефакты, повествующие о многовековой истории города, и вспомним те, что были безвозвратно утеряны. «Брест 1000 лет» — это проект о городском прошлом, без которого не было бы настоящего.

Брест разоряли, жгли, грабили, опустошали, захватывали одни, отбивали другие, отстраивали третьи. В разные эпохи разные силы уничтожали город, а он каждый раз вырастал на одном и том же месте — островах, которые образует река Мухавец при впадении в Западный Буг.

— В 1795 году, после третьего раздела Речи Посполитой, Брест вошел в состав Российской империи, — рассказывает научный сотрудник музея истории Бреста Александр Царук. — Город сначала входит в состав Литовской, Слонимской губерний, а потом — в состав Гродненской. Сразу после этого появляются планы о строительстве крепости.

«От какой опасности она должна была защищать русское государство?»

Планов строительства крепости было несколько. Предпочтение отдали проекту, который строил укрепления на месте старого города.

Современники восприняли государевы планы неоднозначно. Те, для кого Брест был обычным уездным городишком, били в ладоши. А для Юлиана Урсын Немцевича, который родился близ Бреста в усадьбе Скоки, это было варварством:

«Царь Николай I готовил городу гибель. Ни одно неприятельское нашествие не уничтожило так основательно древний град с его прекрасными памятниками старины, как уничтожил его император России. Он дал приказ разрушить город и вместо него построить оборонную фортификацию. От какой опасности она должна была защищать русское государство? От порывов свободолюбивых литовцев и поляков?.. Стоило ли разрушать и уничтожать материальное достоинство и культурные достижения, добытые многими поколениями?»

Фрагмент план города Брест-Литовского и местечка Тересполя / снят гг. Сливицким и Хилимским; подписал Малиновский.– 1823 год. Фото: starcom68.livejournal.com
Фрагмент плана города Брест-Литовского и местечка Тересполя. Снят гг. Сливицким и Хилимским; подписал Малиновский, 1823 год. Фото: starcom68.livejournal.com

Рождение нового имперского форпоста сопровождалось драматическими, а с точки зрения некоторых современных историков, даже катастрофическими последствиями, написал в своей книге «Брестская крепость. Война и мир» Александр Суворов:

«По принятому проекту будущая Цитадель крепости располагалась на центральном острове — именно там, где стояло Берестье или, позднее, Брест-Литовский. Таким образом, сказочный старый город, который словно феникс восставал из пепла после многих войн и пожаров, по воле российского монарха был приговорен к гибели. С началом земляных работ он шаг за шагом стирался с лица земли. Великолепные, уникальные монастыри, символизирующие богатые культурно-религиозные традиции древнего Бреста, его ремесленно-торговый центр, исчезли. Не сохранилось практически ни одного исторического здания: то, что не было сразу снесено, постепенно перестраивалось и приспосабливалось для нужд армии».

Генеральный план укреплений города Бреста за подписью Оппермана. Копия. Дата: 1830 г. Фрагмент. РГВИА Ф. 349, Оп. 4, Д. 137. Фото: starcom68.livejournal.com
Генеральный план укреплений города Бреста за подписью Оппермана. Копия. Дата: 1830 г. Фрагмент. РГВИА Ф. 349, Оп. 4, Д. 137. Фото: starcom68.livejournal.com

«Проект возведения крепости означал катастрофу»

Сильнейший пожар, который охватил Брест в 1835 году, довершил уничтожение многих архитектурных памятников и помог скорейшему переселению людей из старого города в новый.

Настроения, царившие в то время среди жителей старого Бреста, описала в своих воспоминаниях Полина Венгерова, которая стала свидетельницей тех событий:

«Все домовладельцы города Брест-Литовска были извещены императорским указом, что стоимость их домов будет определена комиссией, назначенной специально для этой цели. Правительство выплатит отступные и, кроме того, предоставит в их распоряжение участки в четырех верстах от старого города. Эта новость повергла всех в ужас. В души горожан закралось предчувствие полного разорения. Для моих родителей проект возведения крепости означал катастрофу, потому что сносу подлежал не только наш прекрасный дом, но и большой кирпичный завод в двух верстах от города. Кирпичное производство каждое лето приносило большой доход, так как отец выполнял заказ на поставку многих миллионов кирпичей для уже начавшегося строительства казарм».

Переезд также коснулся и городских кладбищ.

«Если разрушение старого Бреста означало для всех разорение, то весть об осквернении могил прямо-таки разрушительно подействовала на состояние умов. Все усилия, все прошения, все мольбы оставить мертвых в покое оказались тщетными. Власти остались неумолимыми, как судьба, и приказали очистить кладбище. <…> Одно из самых страшных еврейских проклятий звучит так: „Пусть земля выбросит твои кости!“ И вот все увидели, как сбывается это ужасное проклятие», — писала Полина Венгерова.

«Город и крепость — два близких, но совершенно разделенных города»

26 апреля 1842 года над крепостью Брест-Литовск торжественно подняли флаг.

— Старый город был полностью разрушен. На его месте появилась крепость. Буквально несколько зданий оставили, чтобы использовать их в военных нуждах. На новом месте возник новый город, который застраивался с участием военных зданиями низкой застройки. Именно поэтому в Бресте ни в конце XIX, ни в начале XX века не было крупных заводов — город должен был быть низким, чтобы не мешать гарнизону, — объяснил Александр Царук.

— Чего город лишился после переезда?

— Огромное количество монастырей в городе было. Это августинцы, доминиканцы, бригитки, бернардинцы, бернардинки, тринитарии, базилиане, иезуиты. Какие-то здания некоторое время использовались под военные нужды, но постепенно и от них ничего не остается. Что-то переоборудуется, что-то достраивается, но, конечно, былого величия городу было уже не вернуть. А новый Брест стал обычным уездным городом Российской империи, который ничем от других не отличался: типичная застройка, типичные торговые ряды.

Крепость жила своей жизнью, новый Брест — своей.

«Крепость имеет свои специальные нужды, увеселения, клубы, учебные заведения, медицинскую помощь, лавку и почти все нужное можно достать в самой крепости, поэтому нет случаев надобности бывать в городе крепостной многотысячной военной людности и иметь там связи, и только по праздникам являются. Тоже мало бывают городские жители в крепости, куда впускают теперь только по билетам. Словом, город и крепость — два близкие, но совершенно разделенные города», — писал в своей книге «История города Брест-Литовска, 1016–1907» историк Зоненберг.

«В Бресте в период его расцвета было более 20 культовых объектов»

Былого величия Бресту уже не вернуть. Все богатство, которое веками создавалось нашими предками, было разрушено и похоронено, а нам, потомкам, досталась незавидная участь поминать и оплакивать то, что было утрачено. Однако есть еще шанс оценить красоту средневекового города, уверен руководитель проекта reBrest Виктор Климус, с которым мы отправились на центральный остров Брестской крепости на экскурсию по городу, которого нет.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Виктор Климус

Виктор с единомышленниками занимается разработкой приложения дополненной реальности. Программа проецирует 3D-модель утраченных архитектурных памятников старого города с привязкой к их изначальному расположению.

Первым делом Виктор повел нас к мосту на площадь Церемониалов.

— Вон там располагался костел Святой Софии доминиканского монастыря, — указал наш гид в направлении нынешнего кафе «Цитадель». — Построили его в 1628 году. Первоначально он был деревянный, позже — каменный.

Графическая реконструкция. Автор: Александр Невар
Графическая реконструкция костела Святой Софии на начало XIX в. Автор: Александр Невар

При монастыре работала школа философии. Когда начали строить крепость, костел Святой Софии некоторое время оставался нетронутым.

— После упразднения всех костелов старого Бреста он еще некоторое время работал, поскольку служил парафиальным католическим храмом Бреста, но в 1857 году его разобрали на стройматериалы, а на месте бывшего монастыря разместилась артиллерийская «Базилианская батарея», — объяснил Виктор.

Графическая реконструкция. Автор: Александр Невар
Графическая реконструкция костела Святой Софии на начало XIX в. Автор: Александр Невар

Немного поодаль от костела Святой Софии располагалась Петропавловская церковь.

— Построили ее во второй половине XVIII века на месте деревянной церкви при Базилианском монастыре, — показал собеседник графическую реконструкцию сооружения. — Это было каменное двухэтажное здание. Скорее всего, изначально планировалось сделать его с двумя башнями, но достроить в таком виде его не смогли. При строительстве крепости здание было перестроено под офицерское собрание. В 1918 году здесь подписали Брестский мир. Во время Второй мировой войны здание сильно пострадало. Остатки стен разобрали в 1950-е годы.

Графическая реконструкция костела Святой Софии на начало XIX в. Автор: Александр Невар
Графическая реконструкция Петропавловской церкви на начало XIX в. Автор: Александр Невар
Графическая реконструкция костела Святой Софии на начало XIX в. Автор: Александр Невар
Графическая реконструкция Петропавловской церкви на начало XIX в. Автор: Александр Невар

Далее следуем вглубь Центрального острова, ближе к монументу «Мужество».

— Здесь стоял комплекс коллегиума иезуитов с костелом. Комплекс построили в Бресте во второй половине XVII века. Он занимал целый квартал, примыкавший к рынку. При строительстве крепости комплекс был переоборудован в дом коменданта и комендантскую управу. Во время Первой и Второй мировых войн здание сильно пострадало. Его разобрали еще до строительства мемориала. Рядом с ним располагался монастырь августинцев, перестроенный в инженерное управление, а позже разобранный после строительства рядом с ним Свято-Николаевского гарнизонного собора, — поделился Виктор.

Графическая реконструкция. Автор: Александр Невар
Графическая реконструкция костела Иисуса Христа и Святого Казимира середины XVIII века. Автор: Александр Невар
Фото: "Widok Brześcia Litewskiego ze strony Terespola", 1823г., Biblioteka Narodowa
Схематическое изображение костела Святой Троицы монастыря августинцев на панораме Бреста со стороны Тересполя. ​Фото: Widok Brześcia Litewskiego ze strony Terespola, 1823 г., Biblioteka Narodowa
Графическая реконструкция. Фото: Александр Невар
Графическая реконструкция костела Святой Троицы. Фото: Александр Невар

От площади Церемониалов уходим к Холмским воротам. Проходим через мост на Волынское укрепление, минуем музей «Берестье». Слева от дороги, за забором в траве прячутся руины Бернардинского монастыря. Виктор включает на телефоне тестовую версию своего приложения, сканирует QR-код с таблички Бернардинского монастыря, и на обломках вырастает величественное здание костела во имя Непорочного зачатия. Правда, увидеть его можно только на экране мобильного телефона.

Монахи-бернардинцы появились в Брест-Литовске в начале XVII века. В 1605 году они возвели первые деревянные постройки, а уже в 1623 году освятили каменный мужской монастырь и костел. За ними появился женский монастырь с костелом во имя Непорочного зачатия. После строительства крепости культовые здания использовались по другому назначению. Сначала в перестроенных зданиях располагался кадетский корпус, позже комплекс оборудовали под окружной госпиталь. До наших дней частично сохранились только развалины женского бернардинского монастыря и его подвалы.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Объектов, которые мы хотели бы визуализировать, очень много, — вздохнул Виктор, глядя на модель костела в своем телефоне. — По некоторым сведениям, в Бресте в период его расцвета было более 20 культовых объектов разных конфессий. К сожалению, далеко не по всем есть достаточно информации для создания точных моделей: чертежи, обмеры, планы, исследования разных авторов. Часть из них были деревянными и были уничтожены еще до начала строительства крепости. Другие снесли при возведении фортификационного комплекса. Третьи не пережили войн. Руины Бернардинского монастыря, по сути, остались единственными свидетелями старого Бреста.

Пока программа, над которой работает Виктор с командой, находится на этапе тестирования и позволяет осмотреть модель только Бернардинского монастыря. В перспективе авторы планируют добавить модели еще шести знаковых архитектурных памятников старого города. Дело осталось за малым — собрать необходимые средства на краудфандинге. Сейчас принимаются пожертвования на визуализацию второго объекта. Цена вопроса — 2250 рублей.

TUT.BY выражает благодарность за помощь в подготовке материала Виктору Климусу, музею истории города Бреста, а также краеведам Игорю Барановскому и Ивану Чайчицу.

{banner_819}{banner_825}
-25%
-25%
-21%
-10%
-42%
-25%
-10%
-20%
-21%
-50%
-30%
-10%
0065790