/

«Рыба — в пруду, грибы — за домом. Все в шаговой доступности», — проводят экскурсию по местности Максим Новиков и Дмитрий Янков. Молодые люди уверяют, что настоящая жизнь кипит не в городе, и даже не на селе, а где-то еще глубже. Несколько лет назад они променяли комфортные городские квартиры на заброшенные дома в давно умершей, забытой богом и людьми деревне Красный Октябрь, что на самом краю Речицкого района. Мы попытались понять — зачем?

Фото: Елена Бычкова

Последняя на карте деревня закончилась, а вместе с ней и нормальная дорога, дальше машине приходится пробираться лесными тропами. Тропы выводят то к лосиной кормушке, то на грибную поляну, навигатор ругается, мы нервничаем. Но вот, наконец, из-за непроходимых зарослей показывается колодезный журавль, за ним — поседевший от времени дом, затем — еще один… Кажется, мы на месте.

Фото: Елена Бычкова

TUT.BY продолжает проект «Я живу» — о деревнях, агрогородках, поселках, где нет гипермаркетов, парков, ресторанов и баров, порой — даже школ и рабочих мест. Зато есть люди — те маленькие и незаметные порой Личности, которые живут в нашей с вами стране: рождаются, женятся, растят детей, встречают гостей, ищут работу, хоронят стариков — и очень любят свою родину. Это проект не о попсовых и вылизанных турмаршрутах, это истории о настоящей Беларуси и настоящих белорусах, а еще — об искренней любви к месту, где родился, вырос и остаешься по какой-то причине или всему вопреки.

Фото: Елена Бычкова

В Красном Октябре даже в самые лучшие его времена было непросто. Построили поселок в 20-е годы прошлого века переселенцы из соседних деревень — людям нужны были новые земли. Забрались в пойму Днепра, да так далеко, что сами потом пожалели. Дороги часто размывало паводком, в магазины, больницу и школу приходилось добираться на лодках. Неудивительно, что уже в 70-е молодежь из деревни начала массово уезжать туда, где асфальт и универмаги.

Фото: Елена Бычкова
Красный Октябрь с высоты птичьего полета

И если еще в 1959-м по данным переписи в Красном Октябре проживало 168 жителей, то в 2004-м осталось всего 10, в основном старики. А к концу нулевых про населенный пункт и вовсе забыли. Хотели сровнять с землей, уже было пригнали экскаваторы, как вдруг откуда ни возьмись здесь появились неместные. Взяли да и выкупили всю деревню. Ну, как всю… четыре дома, которые оставались.

«Чудаки», — покрутили у виска в сельсовете. «Вот это красота!» — подумали парни и принялись приводить в порядок Октябрь. Начали с названия — переименовали в более патриотичное — Чырвоны Кастрычнiк.

Чырвоны Кастрычнiк

Максим показывает свое жилище. Перекрыл крышу, провел воду, из сруба соседней хаты, которую сельсовет хотел снести за ненадобностью, построил баню. Завел было гусей, да одних лиса потягала, других — рысь. Особо, говорит, и не расстроился.

Фото: Елена Бычкова

Хозяйство и огород изначально не входили в планы переселенцев. У них — другая философия. О ней чуть позже, а пока знакомимся с соседом Максима — Дмитрием, который также совершил побег из города. Учился себе, потом работал, а потом вдруг устал от этой никому не нужной суеты.

— Здесь всегда есть, чем себя занять. Воды принес, дров наколол, печь затопил, ужин приготовил, уют создал. В городе ты об этом не думаешь, а здесь понимаешь, что на самом деле важно.

— И что же важно?

— А важно то, что ты сам себе хозяин. Своим мыслям, планам, поступкам, действиям. В городе, чтобы что-то сделать, тебе нужно сотни бумаг получить и разрешений, постоянно от кого-то или от чего-то зависеть. А здесь ты пришел, приготовил, починил, построил — все сам, видишь результат своего труда и получаешь от этого удовольствие.

Фото: Елена Бычкова
Дмитрий Янков и Максим Новиков

Кстати, парни не тунеядствуют. У обоих есть работа. Например, Дмитрий по образованию эколог, чтобы не сидеть в офисе, оформил ИП, теперь на удаленке делает экологические паспорта объектов и прочие проекты, в основном работает в интернете, но иногда для заключения договоров приходится выезжать на большую землю.

Максим же трудится в «Белоруснефти» вахтовым способом: неделю на работе — неделю дома.

Фото: Елена Бычкова

Его отец Владимир Петрович любит приезжать к сыну в гости, Октябрь называет дачей и уверен, что мысли о возрождении умершей деревни — утопия.

— Пойдут семьи, дети — и все заглохнет. Не каждая жена согласится жить вот так, детям нужна школа, а ближайшая где? В Белом болоте — это сколько ж километров?

— Будем решать проблемы по мере поступления, — не спорят со старшим, но и не особо соглашаются парни.

Кстати, на противоположном краю деревни уже много лет живет их общий друг Кирилл с женой и двумя маленькими детьми. Журналистов семья не жалует, поэтому в гости к нему во время визита в Кастрычнiк мы попасть не смогли.

Фото: Елена Бычкова

У Дмитрия и Максима нет планов увязнуть в классической деревенской жизни: во всех этих огородах и хозяйстве. Их стихия — арт-проекты, творческие уикенды, песенные и поэтические вечера, художественные пленэры, образовательные экофорумы, которые они и проводят уже несколько лет в Кастрычнiке.

Сегодня, к примеру, нынешние хозяева организовали праздник для бывших коренных сельчан «Передача культурно-исторических ключей деревни». Цель фестиваля — восстановить культурно-исторические пробелы.

Фото: Елена Бычкова

Фото: Елена Бычкова

— Мы уже здесь несколько лет, но все равно чужаки и ничего о деревне не знаем. Когда собираем здесь людей, нам задают одни и те же вопросы: а кто здесь жил? что это за деревня? сколько было домов? какой образ жизни был у местных? куда все эти люди делись? И нам самим стало интересно, ведь теперь это наша земля, а памяти у нас о ней никакой. Это неправильно, — уверен Дмитрий.

Фото: Елена Бычкова
Фото: Елена Бычкова

В итоге парни разыскали тех, кто когда-то жил в Октябре. И в один из уикендов деревня ожила. Приехали Гузовы, Манойлины, Пусевы… Многие из них не были на родине десятилетия. Увидев родную деревню, плакали и обнимали дома.

Фото: Елена Бычкова

Ольга Степановна уехала из Красного Октября сразу после окончания десятилетки в Гомель, там и осталась. Сегодня привезла дочку и внучек. Те здесь впервые.

Кто-то живет в соседних деревнях, но здесь бывает лишь на Радуницу.

Люди часами ходили по заросшим улицам, угощались картошкой с грибами из чугунка, которые приготовили теперешние хозяева, и благодарили парней за то, что те сделали то, что не удалось когда-то им — спасли родную деревню от исчезновения.

Фото: Елена Бычкова

{banner_819}{banner_825}
-30%
-20%
-10%
-20%
-10%
-20%
-50%
-45%
-20%
-55%