/ Фото: Алексей Смык /

«Ну тебе вот нравится твоя работа? Вот и мне моя нравится! И жарища, и пылища, и, кажется, все, не могу больше, а потом едешь вдоль дороги, видишь результат своего труда — красоти-и-и-ща, и сердце радуется! Ну посмотри, сколько тюков напрессовала». После такого хочется писать что-то о том, как качает на волнах бескрайнего золотого океана… Но к черту романтику — мы не на корабле, а в кабине МТЗ, где трясет и подбрасывает так, что зуб на зуб не попадает. Позади — пыль столбом, впереди — наглые аисты и километры соломы, которую надо успеть убрать до дождя. Для нас все это — экзотика на пару часов, а для механизатора КСУП «Судково» Елены Волковой — работа. И так вот уже 25 лет.

Фото: Алексей Смык

В деревню Судково, что под Хойниками, Елена с семьей перебралась в 93-м. Не откуда-нибудь, а из Санкт-Петербурга. Культурную столицу на белорусскую глубинку променяла из-за детей.

— В Питере ведь сыро, и дочка с сыном болели. Сначала моя кума приехала сюда, расхвалила: говорит, там — юг, поехали. Сама отсюда потом сбежала, а мы остались — и очень довольны. Работу здесь нам дали сразу, жилье. Но главное, что дети перестали болеть, мы еще одного здесь родили. Теперь все трое взрослые, и внуков уже шестеро у нас, — пересказывает хронику двадцати пяти последних лет трактористка.

Фото: Алексей Смык

Ее рассказ примерно раз в три-четыре минуты прерывает загорающаяся на панели приборов сигнальная лампочка — это значит барабан заполнен, солому нужно скручивать жгутами и выгружать. Трактор подается вперед, кабину трясет еще больше, и наконец готовый тюк вываливается на поле, а мы снова едем и наблюдаем за лампочкой.

Фото: Алексей Смык

После каждой такой остановки Елена старательно выводит в блокноте только ей понятные точки и черточки, которые вскоре превращаются в квадратики. Оказывается, это своеобразный журнал учета: один квадратик — 10 тюков. Пока квадратиков 12.

—  На этом поле урожайность большая — 40 центнеров с гектара, поэтому дело быстро идет, может и 200 тюков сегодня напрессую, если не будете отвлекать, — подмигивает трактористка и выгружает очередной соломенный колобок.

В среднем за свой труд в летний месяц Елена получает чуть больше тысячи рублей. Говорит, что такой зарплатой довольна — денег на жизнь хватает.

— Может, и есть такие хозяйства, где не платят. У нас здесь все просто: заработал — получи. Поэтому, ну вы поняли, больше спрессуешь — больше зарплата, — объясняет нехитрую арифметику механизатор.

Фото: Алексей Смык

За отличную работу два года назад Елене на «Дожинках» вручили именной трактор от президента.

— Нас две было женщины — я и Галина из Кривска. Но ей не повезло с руководителем, что-то у них не заладилось там, он взял и отобрал трактор. Ох она и поплакала! Мне так жалко ее было. Говорят, мол, техника эта хоть и именная, хоть и сертификат на нашу фамилию, но не наша, а на балансе у хозяйства. Может быть, оно и так, но вот задать бы вопрос руководителю этому: если бы не Галина, получило бы его хозяйство тот трактор? — впервые за все время перестает улыбаться Елена.

Фото: Алексей Смык

Слава Богу, говорит, у нее с руководителем хозяйства полное взаимопонимание.

— Сам он из местных, вырос здесь, поэтому нас уважает, а мы его. Он ценит труд наш, хвалит, поощряет, но и накажет, если за дело. С таким отношением хочется работать еще лучше и не подводить. Ну вот, к примеру, в воскресенье — выходной вроде, а погода стоит отличная, убирать надо — он даже не просил, мы сами вышли в поле. Все понимают: не уберешь сегодня, завтра — снова дождь, и что тогда?

Фото: Алексей Смык

За бортом ее «Беларуса» сегодня 29ºC, а внутри все 35ºC. И это, говорит Елена, нормально. Бывают дни, когда и 45 показывает. Кондиционеров в президентском подарке не предусмотрено. Только вентилятор.

Работает трактористка не только летом. В другие поры года в хозяйстве тоже полно дел.

— Я ведь тракторист 1-го класса. Все могу. Весной вношу на поля удобрения, сажаю картофель. Летом и до сентября вот — солома. Осенью копаю картофель. Зимой вожу органику и корма.

Фото: Алексей Смык

К технике, вспоминает Елена, ее тянуло, сколько себя помнит. В 16 лет, к примеру, купила 6-вольтовый «Чезет». Кстати, страсть к мотоциклам у нее по сей день: в гараже трактористки и сейчас стоит красный спортивный байк.

— С самого детства маме говорила, что буду работать шофером. Поэтому когда после 8-го класса собралась поступать в ПТУ на механизатора широкого профиля, она не отговаривала, наоборот — гордилась мной. Ну и что с того, что девка? А как Паша Ангелина была? Там же целая бригада трактористок работала, и никто не удивлялся, репортажи про них не писали, — рассуждает о гендерных предрассудках Елена.

Фото: Алексей Смык

Тем не менее в районе, да и в области тоже, никто, кроме нее, повторять подвиги Паши Ангелиной больше не спешит: работа тяжелая, коллектив мужской. Кстати, как раз это последнее обстоятельство Елена переводит в разряд плюсов в своей работе. Говорит, с мужчинами ей проще.

— Они меня не обижают, но знаю, что за глаза зовут "волчицей". Это по фамилии, но еще и потому, что я зверею, когда кто-то взял мою технику и не вернул в таком же чистом и "дагледжанам" виде, как брал. Посмотрите, какой у меня трактор. Уже два года ему, а блестит, как новенький, самый красивый в поле. Потому что технику надо любить.

Фото: Алексей Смык

-20%
-6%
-5%
-20%
-35%
-10%
-10%
-11%
0066771