Наталья Поспелова специально для TUT.BY

Похоже, по вопросу «одной отсрочки» от призыва на службу в армии высказались все кому не лень: депутаты, министры, военные и гражданские эксперты. Я не служила. Терминологии не знаю, в реалиях сегодняшней воинской службы «разбираюсь» лишь с подачи общественных интернет-ресурсов… Но в стороне от обсуждения перспектив «одной отсрочки» от призыва на срочную военную службу оставаться не хотелось бы: из иностранного учреждения высшего образования приехало домой на каникулы лицо призывного возраста, которому я не чужая. Мама я этому лицу.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Наталья Поспелова — специалист по семейному неблагополучию и устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. 28 лет работала в органах охраны детства Беларуси, из них 12 — в Национальном центре усыновления. Автор более 100 методических и публицистических работ по проблемам социального сиротства и семейного неблагополучия. Одна из основателей республиканского портала по поиску семей для детей-сирот www.dadomu.by и единственного в СНГ ежемесячного издания для замещающих родителей и специалистов органов опеки и попечительства — газеты «Домой!». Референт Белорусского общественного объединения замещающих семей «С надеждой». Профессиональная специализация: альтернативные формы жизнеустройства детей-сирот; споры родителей о воспитании детей; сопровождение семей, желающих принять или уже принявших детей-сирот на воспитание.

E-mail автора: nastapos@mail.ru.

Начну по-взрослому: какие чувства вызвала у меня новость об изменениях в порядке призыва на действительную службу? Честно сказать, недоумение и раздражение. Понятно, что, столкнувшись с реальными сложностями, обусловленными резким уменьшением числа рекрутов, армия не придумала ничегошеньки нового, как тряхнуть стариной и отработать по полной набивший оскомину тренд советских лет «о всеобщем и обязательном характере службы для каждого мужчины».

Когда-то этот тренд был вполне созвучен с общепринятыми взглядами, соответствовал моделям милитаризированного общественного сознания. Впоследствии пропустив наиболее удачный период и возможности для перевода армии на контрактную основу (что было своевременно сделано в большинстве стран мира), мы пытаемся укомплектовать ее хоть кем, невзирая на отсутствие «мотивации к службе», как это называют военные специалисты. И за это отсутствие мотивации планируется назначить ответственными именно тех, у кого ее нет.

Раздражение усиливается от осознания факта, что армия, на самом-то деле, совершенно не готова к приходу в нее яйцеголовых. И если в соседней России эту проблему решают путем создания разнопрофильных научных рот, одна из которых называется аббревиатурой ЭРА («Элита Российской Армии»), то у нас пока что повезло лишь айтишникам, сбитым в подобное воинское формирование благодаря своей востребованной в народном и военном хозяйстве научной специальности.

А если у меня (и десятков, а может, и сотен других мам) совсем не айтишник? Ему, выходит, год на побегушках при штабных офицерах состоять или быть стрелком в мотострелковой части? Или с лопатой и метлой в руках защищать рубежи и все такое? По-любому выходит профанация идеи о том, что благодаря службе такой солдат продвинется в понимании своей дальнейшей жизненной траектории. Поскольку эти дети свою траекторию давно определили, еще в годы учебы в лицеях для мотивированных, сериями побед на республиканских олимпиадах и обучением за счет бюджетов иностранных государств в группах академий наук этих государств…

Основные нововведения законопроекта об отсрочках

Отсрочка для получения образования будет даваться лишь раз. После школы молодой человек, например, может поступать в вуз, ссуз или колледж. Дальше, если он отучился в ссузе, ему придется сначала отслужить, а потом идти в вуз. Если после школы парень отучился в вузе, то отслужить придется перед магистратурой.

Призывная комиссия может принять решение «о признании гражданина не прошедшим военную службу по призыву, не имея на то законных оснований». Таковыми будут признаны парни, которые до 27 лет уклонялись от призыва. Сведения о признании их не прошедшими военную службу по призыву будут заноситься в военный билет в графу «Особые отметки». С такой отметкой не возьмут в МВД, МЧС, Государственный комитет судебных экспертиз, в органы финансовых расследований КГК, СК, а также на госслужбу.

Тем, кто «надлежаще оповещен и не является на мероприятия по призыву», запретят выезд за границу. Сейчас молодого человека должны признать уклонистом (а это определенная процедура, возбуждение уголовного дела и пр.) и только потом выезд могут запретить.

Тех, кто после учебы пойдет в армию по контракту, освободят от распределения. При этом деньги за образование они возвращать не будут.

И если после окончания учебы в вузе, входящем в топ-10 лучших европейских учреждений высшего образования, такой выпускник вместо поступления в аспирантуру будет подметать, зубря Устав воинской службы, — это будет даже не обидно, это будет просто экономически невыгодно, неполезно для общества, прогрессивного человечества и нашей страны в частности.

Поскольку если кто-то из таких вот ребят таки достигнет высот общественного признания в научной сфере, то нам и гордиться своим соотечественником будет не с руки: он же ради высот науки от армии откосил, в базе невыездных находился, "кака така" ему Нобелевская премия?

Только в одном потоке, на одном факультете и в одном иностранном вузе таких наших парней пятеро (!), а сколько еще таких? Военкомы знают. И сегодня благодаря новым правилам такие дети (пардон, лица призывного возраста) априори войдут в противоречие и нарушат закон. Потому что даже модель телефона прошлого года резко отличается от модели нынешнего по своим характеристикам и возможностям. Что уж говорить о стремительно меняющейся науке и технологиях: год махания лопатой в попытках почувствовать себя настоящим мужчиной может банально стоить ни много ни мало научной карьеры. Это нормально? Это выгодно обществу и человеку? В общем, не подумали, а всеобщий характер обеспечили.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Фото: Олег Киндар, TUT.BY

А готова ли армия к прибытию «продвинутых» и образованных солдат, которых даже министр обороны в ответах сенаторам назвал «другими, которых надо как-то воспитывать»?

Полностью согласна с министром и как мама такого «другого» ответственно заявляю: трудно их, других этих, воспитывать. Они вопросы неудобные задают, свое мнение выпячивают и подчиняться не умеют. А в армии, не мне вам объяснять, без подчинения никак. Но подчиняться можно лишь тому, кому доверяешь. Это в идеале. А если про срочную службу общество узнаёт из криминальной хроники и самые близкие к солдату командиры отбирают у него мамой переведенные на карточку копейки или заставляют отдавать купленные колбасу и булочки — так уже как-то и не хочется «таких» тягот и лишений, «формирующих в армии настоящего человека».

Наверное, не мне одной понятно, что прибытие в войска даже одного «другого» вызовет появление возле расположения части его родителей, которые будут совать свой нос, лезть к командованию со своими вопросами и недосужим любопытством: родители тоже «другие».

Давайте без упреков в псевдоэлитарности: каждой, всем без исключения мамам свое дитя дорого. Без учета факта, что у одной мамы сын окончил сельскохозяйственный лицей, а у другой — лицей БГУ. Просто мамы «других» солдат имеют повышенную способность, лучшие возможности и более стойкое стремление к самоорганизации. Эти мамы умеют влиять на своих сыновей и хотели бы, чтобы к их мнению отцы-командиры тоже как-то прислушивались, ну или хотя бы делали вид.

Цель этих мам и отцов-командиров, в принципе, одна: получить на выходе здорового, более зрелого, сохранного психически и физически дембеля. Это ставит еще один вопрос: а готова ли армия работать с родителями солдат? Может ли она предоставить возможности родителям (их наиболее чувствительной части в виде мам) влиять на положение дел в армии? Вопрос не о совместной разработке наступательных операций, а о социальной и правовой (в случае чего) защите солдат.

Отполировав сайт Министерства обороны, детально изучив архив и текущие номера ведущей военной газеты «Во славу Родины», я не нашла информации о том, что такие возможности в ближайшей перспективе предусмотрены. Остается вопрос: какие общественные тематические организации готовы принять в свои ряды мам, чьи сыновья сейчас в армии. А ведь общественный материнский или отцовский (более компетентный и остужающий ранимые материнские сердца) контроль за социальной адаптацией и положением солдата мог бы предоставить дополнительные условия для мотивации все новых и новых рекрутов. И ряды белорусских Вооруженных сил пополнялись бы срочниками, более мотивированными своими родителями и уверенными в завтрашнем дне.

Крупнейшее и авторитетнейшее республиканское женское объединение «Белорусский союз женщин» в размещенных на своем сайте планах и направлениях деятельности также не усматривает интереса во влиянии на положение солдат.

Иными словами, ответ — на поверхности: нет в стране организаций, позволяющих сплотиться родителям срочников в обеспечении наилучшей социальной защиты своих и чужих сыновей. Это еще один фактор недостаточной, слабой мотивированности молодежи к службе в Вооруженных силах: немотивированные родители не могут правильно мотивировать своих детей.

Еще хотела затронуть вопрос гендерного равенства. Давайте будем последовательными: откосил парень от армии — временно запрещаем выезд. Правильно. Тогда для барышень пусть работает такой же запрет на выезд, если она откосила от деторождения. К примеру, до 35 лет. Так мы и армию укрепим, и демографические показатели улучшим. Принимаю упреки в абсурдности. Но я ли одна предлагаю абсурд?

-45%
-30%
-20%
-25%
-10%
-30%
-10%
-15%
-10%
-10%
-10%
-30%