/

Накануне прокурор Юрий Шерснев попросил признать виновным Андрея Головача по ч. 2, 3 ст. 430 УК (Получение взятки в особо крупном размере), ч. 2 ст. 424 (Злоупотребление властью или служебными полномочиями) и приговорить к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Адвокат обвиняемого Алексей Шваков обратил внимание суда: ни один из взяткодателей не явился в суд и не был привлечен к уголовной ответственности.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сегодня в суде Первомайского района Минска продолжились прения сторон. Адвокат трижды оправданного ранее главного инженера МЗКТ Елена Воронко подробно остановилась на каждом эпизоде взятки, указывая: показания взяткодателей непоследовательны, противоречивы. Свидетели путаются в показаниях о том, когда и где передавали деньги, за что конкретно, но «резко вспоминают» после вопроса следователя. Например, бизнесмен Ханавин сразу указывал, что взятку давал Головачу в одном московском кафе, называя его адрес, но после замечания следователя взяткодатель изменил показания и указал уже другое кафе по иному адресу. Еще один свидетель, Голубев, вообще перепутал города в Чехии, где якобы давал взятку Головачу. Он не смог вспомнить суммы, сославшись, что они записаны в ежедневнике.

Елена Воронко обратила внимание суда на презумпцию невиновности и то, что все сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого.

— В совещательной комнате будет разрешен очень важный вопрос для правоприменительной практики: можно ли постановить обвинительный приговор, основываясь на допросах лиц, которые ни разу не явились в судебное заседание, — выступает в суде Елена Воронко. — На мой взгляд, принижается стадия судебного следствия, поскольку в ней нет необходимости и можно ограничиваться показаниями во время предварительного расследования. Думаю, никто из присутствующих в зале не желал бы, чтобы некий свидетель написал на него в СК, ни разу не допрашивался по обстоятельствам, а после чего был бы вынесен обвинительный приговор.

Защитник отдельно остановилась на материальном положении Андрея Головача, на что в прениях сторон указывал прокурор. Она отметила: две квартиры в Минске — это собственность дочерей главного инженера МЗКТ, а дом под Минском — это не коттедж, а «деревянный домик, который даже не зарегистрирован».

— Государственный обвинитель оговорился, сказав, что у Андрея Альбертовича нашли 88 тысяч долларов во время обыска. Все обнаруженные денежные средства были описаны, это 20 тысяч долларов и 31 тысяча белорусских рублей, чуть более 6 тысяч евро, тысяча долларов на счетах. Это не какие-то огромные деньги и суммы, — говорит адвокат в своей речи.

Еще в рамках первого уголовного дела проверялись декларации всех членов семьи, налоговая не установила превышения расходов над доходами. Выслушав Елену Воронко, прокурор Юрий Шерснев решил воспользоваться правом реплики. Он напомнил, что год назад слушалось другое уголовное коррупционное дело. Взяткодателем была все та же Тамара Рыбкина, которая является ключевым свидетелем по делу Головача и не пришла в суд. Она отсутствовала и по другому процессу, однако это не помешало суду вынести приговор.

— Дело может рассматриваться в суде в отсутствие свидетелей в исключительных случаях. Например, человек умер, а тут все люди живы, здоровы, имелась возможность доставить их в суд, — говорит адвокат Алексей Шваков.

По его словам, непонятно, почему Рыбкина рассказала о взятках Головачу в 2016 году, а уголовное дело было возбуждено только в 2018-м.

«Через 15 минут после оправдательного приговора появилось новое дело»

После того как все стороны высказались, с последним словом выступил Андрей Головач. Он говорил уверенно, без волнения, периодически обращаясь к своим записям. Его речь длилась 40 минут.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Я долго думал, что сказать в своем последнем слове, — с этой фразы главный инженер МЗКТ начал свое выступление в суде. — Вчера слова обвинителя повергли меня в шок. Они совершенно не учитывают все проведенные судебные заседания, исследования по делу, а основаны на выборочных эпизодах, вырванных из телефонных разговоров и показаний свидетелей. У меня складывается впечатление, что это чисто обвинительный уклон. (…) Само дело, которое мы сегодня разбираем, заведено 5 февраля 2018 года — через 15 минут после оглашения оправдательного приговора. Меня задерживал тот же следователь, который вел дело, по которому я был оправдан. Это вообще ставит под сомнение объективность проведения следствия.

Андрей Головач не признает вину ни по одному пункту обвинения, он говорит: служба экономической безопасности МЗКТ проверяла проведенные тендеры, нарушений не нашла. Кроме того, в уголовном деле есть целый том, в нем документы из Минфина. Ведомство также проверило завод по поручению СК, никаких претензий к главному инженеру нет.

Как отмечает Головач, по словам государственного обвинителя, он осторожный человек, соблюдающий меры конспирации при получении взяток. Но как согласуется это с тем, что он якобы брал взятки везде: в кафе, от человека, которого видел пять минут, в машине, в рабочем кабинете?

— По словам Андрея Ханавина (руководитель компании «Металинг». — Прим. TUT.BY), он передал мне в Москве 30 тысяч евро. И это перед вылетом самолета в Минск, где есть предполетная проверка. 30 тысяч евро — это же не два рубля, — говорит обвиняемый. — Кроме того, следствие вообще не задавалось вопросом, откуда могли появиться деньги на взятки. А ведь они всегда имеют своего хозяина, не появляются из воздуха. (…) Финансовая состоятельность моей семьи была проверена с 1995 года, а вот Ханавина — нет. Есть только упоминание, что у него есть пятикомнатная квартира в Москве, коттедж в Дроздах, дача на Нарочи, парк автомобилей. Откуда это все могло быть? А сейчас он открыл фирму аж в Канаде. (…) Только благодаря тому, что Ханавин дал такие показания, он освобожден от уголовной ответственности. Возможно, такими показаниями он прикрывал свои хищения.

Андрей Головач вспоминает: еще один взяткодатель из Могилева Голубев так не хотел открывать двери правоохранительным органам, что пришлось его «задерживать при помощи пожарной лестницы». Только тогда он дал показания, где перепутал все, что возможно.

В оправдательном приговоре суда от 5 февраля 2018 года указано: за Головачом правоохранительные органы наблюдали больше года, последние два месяца до задержания в кабинете главного инженера МЗКТ была установлена прослушка.

— При этом следствие не нашло возможным организовать подконтрольную передачу денег. Взяли бы любого фигуранта из дела, кто якобы давал взятки, повесили бы на него аппаратуру, дали помеченные деньги и отправили бы на встречу ко мне. Я уверен, что сегодня не было бы ни первого суда, ни второго. Я бы его отправил, у меня было 100%-ное алиби. Почему меня лишили такой возможности? — обращается к суду Андрей Головач. — На мой взгляд, данное дело состоит из одних сомнений. (…) Я верю, что высокий суд примет справедливое решение и весь этот кошмар закончится.

Приговор Андрею Головачу будет оглашен в пятницу, 19 июля.

Напомним, 29 мая суд Первомайского района Минска начал рассматривать уголовное дело в отношении главного инженера МЗКТ Андрея Головача. Ему предъявлено обвинение по ч. 2, 3 ст. 430 УК (Получение взятки в особо крупном размере), ч. 2 ст. 424 (Злоупотребление властью или служебными полномочиями). По версии следствия, он получил в качестве взятки 192 200 долларов, 35 тысяч евро и «намеревался получить еще 240 тысяч долларов», но не успел, потому что был задержан.

Прокурор Юрий Шерснев считает, что вина Андрея Головача в суде доказана в полном объеме, он попросил суд назначить главному инженеру МЗКТ наказание в виде 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества. По его словам, в деле есть некоторые неточности. Это дата совершения преступлений, детали передачи взяток, однако слова взяткодателей не стоит ставить под сомнение, потому что прошло много времени с момента тех событий.

— К сожалению, сторона обвинения ни в чем не усомнилась, — говорил адвокат Алексей Шваков. — А как быть с тем, что отсутствует видео- и аудиозапись, которые на 100% доказывают вину. Почему нет основных свидетелей, на которых ссылается обвинение? Неужели их показаний на стадии следствия достаточно? Где ущерб, причиненный действиями Головача? Как можно злоупотреблять служебным положением и не причинить никакого ущерба? Наоборот, мы видим, что при Головаче завод процветал. Много здесь вопросов. Почему взяткодатели не привлечены к уголовной ответственности? (…) Вызывающий факт: ни один из взяткодателей не пришел в суд. И чья это проблема? Точно не наша, а стороны обвинения.

Андрей Головач находится в СИЗО уже 50 месяцев, в феврале 2018 года его оправдали за получение взяток, но тут же задержали в здании суда.

-20%
-20%
-10%
-20%
-10%
-10%
-11%
-17%