/ Иллюстрации: Екатерина Михайлова /

Беларусь остается последней страной в Европе, где до сих пор применяется смертная казнь. Еще в нашей стране за коррупцию одинаково судят и чиновника, и директора частной фирмы. А решение о том, что человека нужно взять под стражу, принимает не суд, а следователь с санкции прокурора. И каждый третий после отбытого срока снова попадает за решетку. Мы спросили у адвоката Сергея Иванова и правозащитника Павла Сапелко, какие изменения назрели в уголовном законе.

TUT.BY часто пишет об уголовных делах, которые возбуждают в отношении людей, далеких от мира криминала. Обвиняемым может оказаться 82-летний пенсионер, продавший старое ружье, мама, чья дочка получила травму после падения с велосипеда в гололед, должностные лица, недосмотревшие коров, — столкнуться с правоохранительными органами, увы, может любой. В прошлом году журналисты TUT.BY на себе испытали, что такое обыски, задержания и допросы, и поняли: мы слишком плохо знаем свои права. Да, подготовиться к внезапному интересу силовиков невозможно. Но стоит заранее узнать, как действовать в такой ситуации.

В проекте TUT.BY «Если к вам пришли» мы весь год в картинках разъясняем важные юридические моменты, с которыми может столкнуться каждый. Наш вымышленный герой — обычный 37-летний белорус, менеджер среднего звена Сергей Попавший. По нашей легенде, он оформлял по просьбе начальника сделку по поставке товара. Начальника подозревают в неуплате налогов, Сергея — в пособничестве. Наш герой в течение года прошел путь от свидетеля до обвиняемого, побывал в ИВС и СИЗО, поучаствовал в допросах, которые ведет подполковник Принципиальный, и судебных заседаниях.

Отменить смертную казнь

Беларусь — последняя страна в Европе и на всем постсоветском пространстве, где до сих пор применяется смертная казнь. С момента независимости к высшей мере наказания было приговорено свыше 400 человек, известно только об одном случае, когда президент помиловал приговоренного — расстрел заменили на продолжительный срок лишения свободы.

С 1998 года в Беларуси действует альтернативное смертной казни наказание — пожизненное заключение. Статистика показывает, что наличие высшей меры не влияет на уровень преступности в стране. Самый главный аргумент против — возможная судебная ошибка, в Беларуси были случаи, когда расстреливали невиновных. Кроме того, наличие смертной казни — преграда для Беларуси стать членом Совета Европы и, соответственно, быть субъектом Европейского суда, куда обращаются граждане, когда на национальном уровне добиться справедливости не удалось. В случае положительного решения Совета Европы, государство-участник обязано исполнить решение, в том числе выплатить компенсацию потерпевшему.

Есть несколько вариантов, как можно отказаться от смертной казни. Первый — исключить данное наказание из уголовного закона. Второй — ввести мораторий на исполнение смертных приговоров. Отметим, что в Беларуси к высшей мере в основном приговаривают за убийства, совершенные с особой жестокостью.

Иллюстрация: Екатерина Михайлова

Брать под стражу в исключительных случаях

По мнению экспертов, следует изменить отношение к избранию меры пресечения. На сегодня, в соответствии со ст. 117 УПК, любая мера пресечения может (но не должна) избираться только в случаях, если у органа, ведущего уголовный процесс, есть подозрение, что лицо, привлекаемое к ответственности, может скрыться или воспрепятствовать предварительному следствию. Это субъективная оценка, нужен более объективный критерий. Брать человека под стражу, не в том случае, если он может скрыться, а если он по факту скрылся — тогда нужно объявлять его в розыск, избирать меру пресечения под стражу. Либо если установлены факты, когда обвиняемый или подозреваемый пытается оказывать влияние на свидетеля, например, или уничтожить улики.

В Беларуси каждый третий обвиняемый до суда находится в СИЗО. Если санкция статьи, по которой обвиняют человека, предусматривает наказание свыше 2 лет лишения свободы, у следователя есть право запросить для такого человека заключение под стражу, исключение — экономические преступления с наказанием до 6 лет лишения свободы (не распространяется на контрабанду, незаконный экспорт, отмывание денег, а также на обвиняемых, которые не имеют постоянного места жительства в Беларуси). Теоретически под стражу могут взять обвиняемого по менее тяжкому преступлению (например, за хулиганство), а следует брать под стражу только лиц, которые совершили тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с посягательством на жизнь и здоровье человека (убийство, изнасилование, похищение человека и т.д.), либо особо опасных рецидивистов. Эксперты считают, что избирать меру пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога должен суд как независимый орган, сегодня решение принимает следователь с санкции прокурора, а впоследствии гособвинение поддерживает также прокуратура.

Нельзя директора частной фирмы судить за коррупцию так же, как чиновника

Понятие коррупции у нас заимствовано еще из советских времен, когда был только государственный сектор. Несмотря на то, что сегодня государственный сектор по-прежнему доминирует в экономике, есть доля и частного бизнеса. Однако с уголовно-правовой точки зрения одинаково оцениваются действия как должностного лица государственного предприятия, так и директора частной фирмы, и точно так же сотрудника госоргана, то есть чиновника, хотя в мире уже давно существует разделение на публичных и частных должностных лиц.

По мнению экспертов, обвинение во взяточничестве должно касаться только должностных лиц государственных органов. Если директор частной фирмы совершил действия, которые причинили ущерб владельцу компании, разбирательство должно быть в гражданско-правовом порядке. Правоохранительные органы следует привлекать лишь в случаях хищения.

Ввести понятие «уголовный проступок»

Проступками считаются мелкие уголовные преступления, за совершение которых предусмотрено тюремное заключение сроком до года. Разбирательство по таким делам проходит по упрощенной процедуре — например, наказание применяет орган внутренних дел, без вмешательства суда, или может применяться медиация — процедура примирения. Также предусмотрены альтернативные виды воздействия на нарушителя: если мелкое преступление совершено вследствие алкогольной зависимости, человеку предлагают пройти лечение, и в случае положительного результата к ответственности его не привлекают. По делам о проступках в большинстве случаев предусмотрен более короткий срок исковой давности.

Иллюстрация: Екатерина Михайлова

Убрать из Уголовного кодекса статьи за диффамацию

В Уголовном кодексе Беларуси содержится семь статей, закрепляющих уголовную ответственность за диффамацию — распространение порочащих сведений в СМИ, в том числе правдивой, а не только ложной информации:

  • Клевета (ст. 188) — ограничение свободы до трех лет;
  • Оскорбление (ст. 189) — ограничение свободы до трех лет;
  • Клевета в отношении президента Республики Беларусь (ст. 367) — лишение свободы до пяти лет;
  • Оскорбление президента Республики Беларусь (ст. 368) — лишение свободы до трех лет;
  • Оскорбление представителя власти (ст. 369) — ограничение свободы до трех лет;
  • Дискредитация Республики Беларусь (ст. 369.1) — лишение свободы до двух лет;
  • Оскорбление судьи или народных заседателей (ст. 391) — ограничение свободы до трех лет.

Таким образом, белорусское уголовное законодательство устанавливает более жесткое наказание за оскорбление и клевету должностного лица. Наличие таких норм в законодательстве страны приводит к их злоупотреблению государственными органами. По мнению правозащитников, такие вопросы вообще следует решать в порядке гражданского судопроизводства.

Уйти от уголовного наказания за нарушение внутренних правил в исправительных учреждениях

За нарушение внутренних правил содержания в колониях можно отделаться предупреждением, но осужденного могут и отправить в штрафной изолятор или помещение камерного типа — изоляция может продолжаться от нескольких суток до нескольких месяцев. Заключенного также могут перевести на более строгий режим, в том числе отправить в тюрьму. Или возбудить уголовное дело, тогда к основному сроку могут добавить новый — за злостное неповиновение требованиям администрации (ст. 411 УК, до 2 лет лишения свободы). Нарушение правил — также повод лишить заключенного права на свидания, передачи, посылки, а в последующем — на условно-досрочное освобождение или замену неотбытого наказания более мягким. Проблема в том, что решение, какое наказание применять, часто носит субъективный характер, иногда служит поводом давления на заключенных.

Колонии и тюрьмы отдать под управление Минюсту

Сегодня все исправительные учреждения находятся в ведении Департамента исполнения наказаний МВД — достаточно закрытой структуры. По мнению правозащитников, куда эффективнее было бы пойти по пути ряда европейских стран, где тюрьмами управляют гражданские структуры — например, Министерство юстиций, а медицинские работники в этих учреждениях подчиняются Минздраву, а не милицейским службам.

Иллюстрация: Екатерина Михайлова

Готовить заключенных к свободной жизни еще в колонии

В Беларуси по-прежнему высокий процент рецидива. Каждый третий заключенный уже имеет за плечами «тюремные институты». Сегодня в исправительных учреждения практически отсутствует системная работа по возвращению человека к свободной жизни. На волю бывшие осужденные часто выходят озлобленные, без денег, потеряв семью и жилье. Устроиться на работу также проблематично. В результате они повторно совершают преступление и снова попадают за решетку — обществу это невыгодно по двум причинам: ухудшает безопасность и новое бремя на бюджет. В нескольких колониях есть возможность получить дистанционное высшее образование (платно), работают общественные проекты по ресоциализации, однако системной такую работу назвать нельзя, предложенные инициативы недоступны для всех заключенных.

-12%
-27%
-50%
-5%
-10%
-21%
-20%
0064572