опубликовано: 
обновлено: 
/ /

Калерии Стефаненко в июле исполняется 27 лет. Когда смотришь на эту красивую и стройную женщину, сложно представить, что на ее судьбу выпало столько испытаний. В октябре 2018 года на пятом месяце беременности она попала в страшное ДТП, выжила, несколько недель пролежала в коме, около четырех месяцев провела в больницах и под пристальным наблюдением врачей родила здоровую малышку. Таких историй успеха в мире меньше 0,5%. Сегодня Калерия и ее родные благодарят врачей за спасение и смотрят в будущее с оптимизмом.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
В октябре 2018 года на пятом месяце беременности Калерия Стефаненко попала в страшное ДТП, выжила, несколько недель пролежала в коме, а через четыре месяца родила здоровую малышку.

«Пока не захочешь жить — жить не будешь»

Калерия встречает нас в квартире бабушки. К приезду гостей они заварили чай и кофе, подготовили печенье и конфеты. После аварии и долгого лечения она ни разу не давала интервью, поговорить с нами тоже согласилась не сразу. Это ее первый такой длинный разговор с журналистами. О том, что с ней произошло, она рассказывает в своем Instagram.

Калерия улыбается, она очень хорошо выглядит — уложенные волосы, яркое платье, аккуратный маникюр. С оптимизмом в голосе рассказывает, какие успехи делает в плане восстановления. Как теперь уже ходит без палочки, как без проблем может поднять правую руку — раньше это удавалось с трудом.

— Я в свои почти 27 лет начала жить сначала. Как маленького ребенка, меня заново учили ходить, сидеть…

Сегодня каждый день Калерия делает упражнения и занимается лечебной физкультурой, чтобы восстановиться: качает правую ногу и руку, приседает, много ходит.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Раньше о том, чтобы поднять руку сидя, я не могла и подумать. Не могла даже кружку этой рукой взять. Сейчас все могу. Я сама выросла в спортзале и понимаю, что вся проблема в мышцах.

Семья у Калерии спортивная. Мама — мастер спорта по акробатике, дедушка был тренером сборной по вольной борьбе. Сама Калерия с пяти лет занималась художественной гимнастикой и акробатикой.

— Чтобы разработать мышцы, я делаю упражнения на ногу. Раньше на корточки сесть не могла — заваливалась на бок, и все на этом. Сейчас даже «ласточку» делаю. Я считаю, что все в голове: пока ты здесь не наведешь порядок, пока здесь не захочешь жить — жить не будешь.

Единственное, что огорчает Калерию, — ситуация в семье. Она показывает уведомление и говорит, что разводится с мужем. Их двое детей сейчас живут с ним. Поэтому помимо лечебных упражнений, которые нужно делать каждый день, она морально готовится к суду и тому, чтобы дети все-таки жили с ней.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Страшная авария, в которой пострадала Калерия, произошла в октябре 2018 года. Они тогда жили семьей в загородном доме недалеко от Минска. Муж был в столице, а Калерия планировала в этот день ехать на день рождения к подруге. Со старшим сыном Тимуром, ему на тот момент было полтора года, они сели в Volkswagen соседей. С ними они очень дружили, и те согласились подвезти молодую маму до Минска.

Сосед был за рулем, его жена — рядом, на пассажирском сиденье, сзади в детском автокресле сидел Тимур, а рядом с ним Калерия.

Лобовое столкновение Mazda и Volkswagen произошло на трассе Минск — Молодечно возле Радошковичей. По словам очевидца ДТП, который ехал за попавшим в аварию Volkswagen, Mazda ехала спокойно, а потом резко пошла влево, после чего и произошло столкновение. В результате ДТП Volkswagen оказался в кювете.

Фото: TUT.BY
Около 17 часов 27 октября 2018 года на трассе Минск — Молодечно возле Радошковичей произошло смертельное ДТП, где погибли четыре человека. Фото: TUT.BY

В аварии погибли четыре человека: оба водителя, а также пассажиры Mazda — 17-летний подросток и 71-летняя женщина.

— Когда случилась авария, я лицом летела в панель, а с панели — в лобовое стекло. Тимура спасло автокресло. Он несколько дней пролежал в коме, а затем его отпустили домой к мужу. А я продолжала лежать в коме в больнице скорой помощи, — вспоминает Калерия.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

До аварии Калерия была в декрете с сыном Тимуром, до него — работала барменом. У нее хорошее образование: два года училась в Академии искусств на искусствоведа, затем перешла учиться по этой же специальности в Институт культуры и его окончила. Работать по профессии Калерия не пошла, так как зарплаты в сфере низкие, хотя мысли по поводу того, чтобы остаться в профессии, у нее были.

— Может, у меня еще все впереди? — с улыбкой говорит она.

«Я учила все сначала: дни недели, какой сейчас год»

Во время аварии Калерия получила тяжелую черепно-мозговую травму, у нее были переломаны позвоночник и ребра. У девушки диагностировали диффузное аксональное повреждение головного мозга. Такую же травму, например, получил гонщик «Формулы-1» из команды Marussia Жюль Бьянки на Гран-при Японии. Человек при такой травме теряет навыки, которые приобрел за жизнь: например, умение ходить и говорить.

Еще в марте 2019 года, когда белорусы узнали о спасении Калерии и ее дочки, врач реаниматолог-анестезиолог БСМП Наталья Токунова рассказывала журналистам, что девушке повезло выжить.

— Сначала прогнозы были пессимистичные, потому что состояние было крайне тяжелое. Мы проводили массивную интенсивную терапию, направленную на восстановление функций головного мозга. Вывели пациентку из комы, очень рано начали нейрореабилитацию, она занималась с логопедом, научилась сидеть, себя обслуживать и говорить, — вспоминает медик.

Калерия пролежала в реанимации больницы скорой помощи около двух месяцев. По ее словам, в коме она была около трех недель и из этого состояния ее выводили очень бережно. Семья благодарит медиков больницы за их профессионализм.

— Первое, что я почувствовала, — щекотку на ноге. Затем начала отвечать на вопросы докторов глазами. Они что-то спрашивают, а я моргаю. После этого пошла хорошая динамика и восстановление.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

После аварии Калерия частично потеряла память. Не сразу вспомнила сына, не могла поверить в то, что беременна. Медики регулярно проводили консилиумы по поводу ее состояния и, по словам Калерии, были разные мнения: решали, сохранять ли ребенка. При таких авариях обычно беременность не сохраняют, но наши врачи приняли решение, что нужно постараться доносить малышку до срока в семь месяцев.

В больнице Калерии очень помогал муж, был там почти каждый день, учил ее заново ходить, поддерживал. Их старший сын жил вместе с мужем и его родителями.

— Я учила все сначала: дни недели, какой бывает погода, какой сейчас год. Я не помнила, когда у меня день рождения, сам день аварии и аварию. Одна из врачей тогда сказала: что надо, то помнишь, что не надо, то забыла. Все просто. Это мне помогло.

После двух месяцев в больнице скорой помощи Калерию перевели во 2-ю городскую больницу. Она до сих пор вспоминает реабилитолога, которая ей помогала.

— Во 2-й больнице прекрасные врачи. Их реабилитолог помогала мне освоить беговую дорожку. Сначала я ходила очень медленно: одну ногу ставишь, потом — вторую, и так топаешь. Помню, как я напугала врачей, когда сама пришла к ним в ординаторскую узнать результаты анализов. Они мне кричат: «Стефаненко, что случилось? Ты чего сюда пришла? Мы чуть не поседели!» Они взяли меня под руки и повели в палату — так перепугались, что я могу себе навредить.

Речь к Калерии возвращалась постепенно. Она рассказывает, что еще три недели назад глотала слова. Сейчас все в порядке. Раньше было сложно прочесть мелкий шрифт — сейчас этот навык вернулся.

«О том, что будет завтра, подумаю завтра. Планировать что-то сложно»

Во 2-й больнице Калерия лежала около двух месяцев, и перед самым рождением малышки ее перевели в РНПЦ «Мать и дитя».

— Когда врачи увидели, что я восстанавливаюсь, приняли решение, что буду вынашивать ребенка до девяти месяцев. Это было непросто: каждый день был как полгода.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В итоге малышка родилась в марте — в начале 39-й недели. Ее вес был 3260 граммов и рост 51 сантиметр. Девочку назвали Алисой.

— Рожать самой мне запретили сразу и делали кесарево, хотя первого ребенка я родила сама. Кормить Алису грудью тоже было нельзя, потому что после родов начали интенсивную медикаментозную терапию.

Сейчас у Калерии 2-я группа инвалидности, но она надеется, что в следующем году, когда будет повторное освидетельствование, ее снимут. Она верит, что реабилитация, которую она продолжит проходить в Аксаковщине, и занятия дома полностью вернут ее к прежней жизни. Прогресс уже заметен и сейчас.

— Когда я две недели назад переехала жить к бабушке, на мне не было лица, я еле ходила, таскала за собой правую ногу, мне всегда было плохо, были жуткие головокружения. Голова закружится, ляжешь, поспишь — и заново. Но за две недели я сумела наверстать упущенное: занимаюсь и вижу, как организм восстанавливается.

Калерия говорит, что выжить в той аварии ей помог Бог. В ее семье он спас три жизни: ее, сына Тимура и дочки Алисы, которую она носила под сердцем. Сегодня Калерия не сетует на жизнь, а старается идти вперед с гордо поднятой головой. Оптимизму у нее можно поучиться.

— Врачи говорили, что такого быть не может, чтобы так человек восстановился. Но я показала, что может.

— Каким видите свое будущее? — спрашиваем на прощание.

— Я очень хочу забрать детей, как-то их вернуть. А так в целом о том, что будет завтра, подумаю завтра. Планировать что-то сложно. Вот топаю потихонечку.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Елена Богдан, начальник главного управления организации медицинской помощи, экспертизы, обращений граждан и юридических лиц Минздрава:

— О пациентах, пострадавших в этом тяжелом ДТП, в Минздраве стало известно в течение часа. С первых суток поступления пациентки в стационар были привлечены лучшие специалисты республики — все понимали, что несут ответственность за жизнь и женщины, и ребенка.

Каждое серьезное решение выверялось несколько раз, в том числе и через призму биоэтики, — оценивая риск влияния на растущий плод и пользу для восстановления здоровья. На консилиумы приглашались супруг и мама пациентки, им представлялась вся информация о прогнозе и возможных осложнениях, об ограничении при беременности выбора методик и лекарственного сопровождения. Поддержка ими принятых решений была очень важна для нас. Прежде всего, потому что, несмотря на тяжелые травмы, беременность развивалась нормально. Даже складывалось впечатление, что силы выздоравливать маме дает и ребенок. И поддержка родных, которые полностью доверяли врачам и верили в хороший результат.

Этот случай является профессиональной гордостью всей системы здравоохранения нашей страны, подтверждением высокого профессионализма и преданности своему делу.

-10%
-50%
-30%
-28%
-25%
-50%