Dev.by спросил у активистов белорусского ИТ-образования, представителей вузов, фаундеров крупных компаний, стартаперов и разработчиков, как «закон об отсрочке» коснется белорусской ИТ-индустрии, служили ли они и что это им дало.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Леонид Лознер, сооснователь EPAM, член правления Ассоциации «Образование для будущего»: «Пытаемся мерами начала XX века решать проблемы XXI-го»

— Я считаю решение депутатов большой ошибкой. В современных реалиях безопасность государства в большей степени зависит от экономического потенциала, чем от численности вооруженных сил.

Лишая молодых людей возможности непрерывно получать образование, мы сами же ограничиваем потенциал нашего экономического развития в будущем ценой пополнения списочного состава вооруженных сил — пытаемся мерами начала прошлого столетия решать проблемы XXI века.

И еще: отказ в отсрочке драматически затрудняет построение научной карьеры и, понятно, может подталкивать одаренную молодежь — ребят, которые хотят реализоваться как ученые, учиться и работать за рубежом. И это обидно!

Я сам не проходил срочную службу в армии, но во время учебы в университете учился на военной кафедре: я офицер запаса и артиллерист, после окончания вуза неоднократно участвовал в сборах. И хоть тягот и лишений службы особо не испытывал, но общее время, посвященное подготовке к обороне отечества, у меня приближается к двум годам срочной службы.

У многих воинская служба ассоциируется с понятием долга и идеей равенства: если служил кто-то один — должны отслужить и все остальные. Но для меня это не равенство, а уравниловка: важно, чтобы гражданскую ответственность можно было реализовать максимально полно с пользой для общества в разных формах, а не исключительно в виде воинской обязанности.

Михаил Дубаков, сооснователь Targetprocess: «Нашей стране программисты, судя по этому закону, не так уж нужны»

— Последние изменения о призыве в армию не выдерживают никакой критики. Забирать людей из аспирантуры, магистратуры или из второго высшего образования в армию в наше время — это фактически преступление перед государством.

Безусловно, это приведет к увеличению коррупции и оттоку перспективных студентов за рубеж с невозвращением в Беларусь до 27 лет при всякой возможности.

Вместо поощрения образования мы имеем обратное. Я не понимаю, каким образом армия может помочь ученым или инженерам менять мир. Но прекрасно понимаю, как она может помешать это делать.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
IT-рота. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Я считаю, в стране должна быть профессиональная армия, в ней должны служить люди, которым это нравится и которые получают за это приличную зарплату. Всеобщая воинская повинность изжила себя в технологичных армиях XXI века.

Сам я в армию не хотел по причине ее абсолютной бессмысленности. Не служил, так как появились дети. Старшему сыну скоро 18. Вы спрашиваете, как я буду решать армейский вопрос. Я не знаю, как его решать.

Сын взрослый — пусть сам решает. Захочет — пойдет в армию. Не захочет — может попытаться найти работу в другой стране.

Нашей стране программисты, судя по этому закону, не так уж нужны.

Николай Кураев, СЕО ScienceSoft: «В этом возрасте нужно получать знания, а красить заборы можно и на пенсии»

Вопрос о службе в армии мужчин, отсрочках, влиянии на образование, здоровье — многогранен, его нужно рассматривать с нескольких сторон:

1. Служба в армии — как возврат «долга Родине». Безусловно, здоровый мужчина должен быть готов к службе в армии при угрозе войны или реальной войне. В мирное время понятие «долга» в виде одного года или 2−3 лет жизни в казарме размывается.

2. Качество сервиса по защите государства, оказываемого 18−20-летним парнем, не считаю высоким. Государство тратит на обучение специалиста 3−6 месяцев, но через полгода-год он уже демобилизуется. Отсюда — применение солдат срочной службы на всяческих хозяйственных и прочих малоквалифицированных, а главное — неинтересных работах. Фактическое ограничение свободы (невозможность частной жизни) выливается в самоволки и нервные срывы. Отсюда — сон на позициях, употребление алкоголя, неуставные отношения.

Считаю, что профессиональная армия, где военнослужащий (как мужчина, так и женщина) связывает свою карьеру с овладением военной специальностью, будет более эффективной и, учитывая изложенное ниже, экономически более выгодной. Такой специалист в мирное время будет иметь возможность жить со своей семьей, бывать в отпуске и т.д.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

3. Армия как школа жизни и взросления, безусловно, отличный институт. Парень отрывается от мамы, попадает из комфортной среды в условно суровый и строгий мир, учится выстраивать отношения в закрытом коллективе, пытается занять свое место в этом обществе. Однако не все выдерживают это психологически, отсюда — суициды, расстрелы старослужащих, самоволки с оружием и т.п. В любом случае два (полтора) года для такой школы — много, одного года или даже шести месяцев — достаточно.

4. Торможение развития молодого человека, вырывание его из учебного процесса на 1−2 года (меня, например, призвали после 2-го курса института). Это однозначно плохо: в этом возрасте нужно активно получать знания, общаться по специальности, пробовать себя в науке, а красить заборы можно и на пенсии.

Призывая молодого человека на 1−2 года, государство на этот же срок откладывает получение налогов. Период, в течение которого он платит налоги, также сокращается. И, что самое главное — человек работает не по своей специальности, следовательно, крайне неэффективно. Добавьте сюда сбой в профессиональном становлении молодого специалиста (не всем удается после него восстановиться) — получаем экономический урон для государства. Возможно, служба в экспериментальных «ИТ-войсках» может быть альтернативой для айтишников, но для остальных вопрос открыт.

Есть и косвенные убытки: так, некоторые призывники стараются отсидеться за границей до 27 лет, после которых уже не призывают. Проведя за границей много лет, они в большинстве своем становятся эмигрантами.

Безусловно, в мирное время студенты и аспиранты не должны служить срочную службу. Можно присмотреться к западному опыту: ты оплачиваешь образование деньгами родителей, если их не хватает — можешь отслужить в армии, и тогда армия оплатит тебе учебу в определенных университетах. Это будет честно: ты отдал государству время, возможно, рисковал жизнью, но государство оплатит тебе образование. Что-то подобное было при Советском Союзе: отслужившие в армии поступали на подготовительное отделение вуза и могли учиться без экзаменов.

Вопрос, безусловно, касается и наших сотрудников, и моего сына, которому скоро исполнится 18 лет.

Я служил два года, выбора у меня не было, поэтому я попытался извлечь максимум пользы: научился хорошо бегать, стрелять. Но самое главное — в армии я быстро стал взрослым, научился общаться с очень разными людьми и отвечать не только за себя, но и за других. Уверен, что для этих целей было бы достаточно и одного года.

Виктор Хаменок, СЕO Rozum Robotics: «У меня есть сотрудники, очень хорошие разработчики, которых это затрагивает напрямую»

— Я считаю, что это катастрофа: у меня есть сотрудники, очень хорошие разработчики, которых все это затрагивает напрямую. И я думаю, что год в армии убьет весь их потенциал, потому что армия, к сожалению, не способствует интеллектуальному развитию такого рода специалистов.

Я полагаю также, что новый закон никак не соотносится со стремлением развивать образование в стране, в том числе техническое, и даже конфликтует с ним. Поэтому многие ребята задумаются о том, чтобы переехать за рубеж. Мои сотрудники уже говорят о том, что было бы неплохо переехать туда, где им не придется потратить год на строевую подготовку.

Я, к счастью, уже вышел из призывного возраста, а мои дети до него еще не доросли. Но как работодателя меня это волнует. Я не служил, и периодически задаю себе вопрос, не упустил ли что-то в связи с этим. Но вне зависимости от моего ответа на этот вопрос считаю, что служить или не служить в армии — это выбор каждого человека, и только он должен делать такой выбор в современном обществе.

Дмитрий Марушко, до недавнего времени завкафедрой экономической информатики БГУ: «У нас есть студент, которого после армии не узнать»

— Очевидно, что любое государство обязано повышать уровень своей обороноспособности. Ожидается, что принятие данного закона частично позволит решить существующие проблемы с призывом на военную службу.

В любом случае, закон принят, это уже свершившийся факт, — имеет смысл больше думать о том, как лучше приспособиться к новым условиям. Граждане имеют право вносить предложения по совершенствованию положений этого законодательного акта, а органы законодательной власти их рассмотрят и учтут в будущих редакциях — в случае, если они соответствуют интересам государства.

К развитию сферы образования закон прямого отношения не имеет. Хотя косвенно ее затрагивает. На мой взгляд, он однозначно может иметь положительный эффект за счет того, что в учебные заведения будут приходить молодые люди за образованием, а не ради получения отсрочки от армии. Некоторые студенты откровенно признаются, что приходят в вуз ради получения отсрочки, и на занятиях себя проявляют соответственно. Такой подход к учебе и невысокий уровень культуры «случайных» студентов способствуют снижению общего уровня мотивации, в том числе преподавателей, что резко приводит к снижению качества образования.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Вы спрашиваете, как отразится инициатива на подготовке ИТ-специалистов, а также развитии науки. Армия любого государства должна быть высокотехнологичной, поэтому именно там обычно создаются все самые передовые инновации. К примеру, прародителем сети Интернет была сеть Arpanet, созданная агентством по перспективным исследованиям минобороны США в 1969 году. В Беларуси есть ИТ-рота, которая занимается разработкой различных автоматизированных информационных систем, функционируют военные учебные заведения, включая Военную академию. Очевидно, что имеется потенциал для обучения и проведения научных исследований.

Кроме того, армейские традиции ориентированы на формирование гибких навыков, софт-скилов — воспитание личного состава, в том числе в духе патриотизма, развитие выдержки, выносливости, развитие чувства ответственности, пунктуальности, умение следовать дедлайнам, а также формирование лидерских качеств.

К примеру, один из студентов нашей специальности «Экономическая информатика» на втором курсе не смог сдать сессию, был отчислен и его призвали на срочную военную службу. После армии он восстановился в вузе.

Теперь его не узнать: стал прилежным, старательным, воспитанным студентом с высоким уровнем культуры и успеваемости.

Не думаю, что можно говорить об утечке мозгов в связи с принятием закона. В нашей стране созданы отличные условия для работы в ИТ-индустрии, поэтому имеет смысл реализовывать свой интеллектуальный потенциал именно здесь.

Сам я, к сожалению, не служил: сначала закончил пятилетнюю программу обучения в вузе, потом поступил в аспирантуру, где отучился и защитил диссертацию. В итоге вышел из призывного возраста, позднее мне присвоили военно-учетную специальность «бухгалтер финансово-хозяйственной службы». Считаю, что упустил возможность по развитию навыков коммуникаций, тимбилдингу и некоторым другим, которые очень востребованы, а их формирование занимает годы. Отмечу, что мои близкие родственники отслужили в армии более 20 лет, поэтому я вырос в условиях армейской дисциплины. У меня была возможность посещать военные объекты, знакомиться с бытом военнослужащих, дружить и общаться с ними, поэтому армейская жизнь мне очень хорошо знакома.

Александр Хомич, директор Ассоциации «Образование для будущего»: «Побочный эффект закона — смерть колледжей»

— Давайте предположим, что закон будет неукоснительно соблюдаться, к чему это приведет? В конце учебы студента ожидают два испытания: государственные экзамены и дипломная работа. Если студент относится к своей учебе серьезно, то он выбирает тему, в которой есть научно-исследовательский компонент, т.е. «замах» на инновационность. И вот, когда он на пике своей интеллектуальной формы, его обувают в сапоги и бреют голову. И год он бегает по полю с автоматом либо отлеживается в казарме. Какой процент того, что он знал до, останется после? Это как готовить спортсмена к олимпиаде, затем на год поставить за стойку фастфуда, а потом сразу отправить на соревнования.

С точки зрения бюджета — это выкинутые на ветер деньги, и речь идет о десятках миллионов. Для экономики — это упущенная выгода от возможных прорывных технологий, которые бы студенты изобрели, а также неконкурентоспособность экономики в долгосрочной перспективе. С точки зрения рынка труда — это абсолютно одинаковые «болванчики», которые если что-то и знали, то успешно забыли.

Если говорить про учебу, то это, в первую очередь, разрыв образовательной цепи. По сути, надо выбирать: пойти в армию после школы или после вуза. Оба варианта стирают знания, полученные на предыдущем этапе. По сути, можно ставить крест на любых реформах образования, так как они при разрыве цепочки не имеют смысла. Побочный эффект закона — смерть колледжей. Колледж дает отсрочку на 2 года, а вуз на 4. Выбор очевиден.

С точки зрения науки — это потеря знаний и опустошение магистратуры и аспирантуры. Будем честны, многие продолжали обучение с целью дотянуть до 27 лет и не пойти в армию. Теперь такой опции нет. С точки зрения армии — это, в случае военных действий, абсолютно деморализованная, подневольная масса, которая разбежится при первом выстреле. Ну не будут насильно загнанные в армию люди умирать под пулями ради государства. И это все без оглядки на то, что происходит в армии во время службы. Даже если все супер и солдат действительно обучают военному делу, все вышеперечисленное — справедливо. Но что происходит в нашей армии на самом деле, мы все видим и знаем от наших родных, друзей и знакомых. Есть ли хоть один плюс от этого решения? Есть — на бумаге у нас многочисленная дееспособная армия.

А как будет на самом деле? Вырастет коррупция: откосить от армии будет прибыльным бизнесом — спрос рождает предложение. И не пересажают всех.

Хотя более реален следующий вариант: Польша и Прибалтика (возможно, Россия с Украиной) уже потирают руки в расчете на наших талантливых выпускников школ. Отделы МИДов наших соседей, отвечающие за трудовую миграцию, аплодируют стоя. Они разрабатывали программы, давали льготы, тратили деньги на маркетинг, но это было ни к чему — щедрая Беларусь сама им подарила лучших сынов своих.

При всем этом, я считаю, что Беларусь обязана иметь сильную и дееспособную армию. Но такими мерами ее не создать. Если говорить про всеобщую воинскую повинность и про обязанность всех отслужить, то надо равняться на армию Израиля, в которой найдется место и спортивному бугаю, который будет в спецназе, и «ботанику» с плохим зрением, занимающемуся, например, кибербезопасностью в unit 8200. Уверен, если бы у нас была такая армия, никаких «законов об отсрочках» не понадобилось бы.

Игорь Мамоненко, директор группы компаний BelHard: «Мы о них заботимся — привозим им в офис еду, кофе. Армия для него будет трагедией»

— Неужели у нас такая необходимость в увеличении армии? Что, у нас военное время? Служба в армии, конечно, нужна, но не ценой прерывания учебы. Это безрассудство и расточительство. Для магистрантов, элиты нашего общества, это вообще трагедия. Для программистов это будет лишний повод уехать из страны, мы потеряем кучу специалистов.

Мои дети — уже взрослые, их это нововведение не коснется, но компанию, наверное, затронет: есть у меня и магистранты, и студенты. Они радовались тому, что учеба в магистратуре дает им и новые знания, и опыт работы, и отсрочку.

Я сам служил после института в химических войсках в 1985−1986 годах. Я мог не служить, у меня зрение было минус пять, но мне в тот момент казалось, что я что-то недополучу.

Фото: Reuters

Чисто по-мужски я пошел в армию, дослужился до командира роты и об этом не жалею. Но нынешняя молодежь по-другому воспитана. Если будет военная обстановка, когда нужно защищать Родину — это одна ситуация. А просто пребывание в армии в мирное время для них непонятно.

Я представляю, что такое армия и что такое современный программист. Внешний мир для него чужд, он находится в виртуальном мире, потребности физического тела для него — это аномалия, и самым гениальным из них это даже более свойственно. Мы о них заботимся — привозим им в офис еду, кофе. Если такого призвать в армию, для него это будет трагедия: он ничего не будет успевать, над ним будут смеяться. В тех сферах, где он силен, где он реально полезен обществу, армия не даст ему проявиться. Наоборот, обнажатся его слабые стороны, и это будет психологическим ударом по человеку.

По моему мнению, армия должна быть профессиональной. Опыт многих стран показал, что профессиональная армия, пусть она и кажется дороже, на самом деле дешевле, так как специалисты там занимаются своими прямыми обязанностями. На срочной службе же просто не хватает времени на то, чтобы освоить воинскую специальность на должном уровне — если посчитать убытки от этого, то окажется, что профессиональная армия дешевле.

Иван Подобед, Technical Fellow в Awem: «Те, кто хотел учиться и развиваться, найдут варианты»

Почитал про законопроект, не увидел ничего особо интересного или ужасного: те, кто надеялся спастись от армии через образование, испытают некоторые неудобства, но те, кто хотел учиться и развиваться, как мне кажется, найдут варианты.

Первые наверняка утекут. Большая ли это потеря для страны? Вообще-то не представляю, но сомневаюсь, что большая.

Лично я в армии не служил (был не годен по здоровью), зато получил два высших образования. Моя достаточно простая и эгоистичная точка зрения: меня законопроект точно не коснется, а остальные в меру способностей как-нибудь разберутся.

Павел Вейник, разработчик, CEO центра обучения Hard & Soft Skills: «Как скажется на карьере ученого навык тупого подчинения?»

Про «закон об отсрочках» я думаю то же, что и про армию: надо убирать под корень и делать нормально. Закон противоречит намерению давать людям образование, он явно увеличит утечку мозгов.

Длинный перерыв в любой деятельности, для которой нужен определенный уровень навыков, снизит профессиональные качества. Придется потратить еще полгода на то, чтобы просто вспомнить, что же было в жизни до армии, нагнать новые тенденции. Любой человек, работа которого связана с мыслительной деятельностью, будет деградировать без нее.

Что прививает армия — какие качества? Явно не умение рассуждать — скорее навык тупого подчинения тупым приказам. Ведь цель армии в разрезе отдельно взятого солдата-срочника — чтобы тот был занят. Как скажется на карьере ученого или предпринимателя навык тупого подчинения и бессмысленной деятельности? Если учесть еще и дедовщину, которой вроде как нет, то прививаемые в армии навыки покажутся еще сомнительнее.

Я не служил — и очень рад этому. Считаю, что «на гражданке» принес стране намного больше пользы, чем принес бы за год-полтора в армии.

Дмитрий Богданов, ML-исследователь, получает phd в Канаде: «Я не уверен, что Беларусь — это Южная Корея или Израиль»

— Я не специалист по вопросам вооруженных сил, но мне кажется, что маленькой профессиональной армии Беларуси бы хватило. Очевидно, что если отрывать молодых людей от образования и науки, это не повлечет никоим образом улучшений ни в образовании, ни в науке. Вопрос в целесообразности подобных мер.

Я не уверен, что Беларусь — это Южная Корея или Израиль — страны, где всё время нужна готовая ко всему большая армия. Но, мне кажется, вопрос армии в Беларуси во многом идеологический.

Что касается утечки мозгов, она будет происходить и так, и этак. Я не служил, поскольку я все еще аспирант. Упустил крайне мало из-за этого.

Если бы у нас была армия без дедовщины, в которой за пару месяцев дают базовую военную подготовку и отпускают восвояси, я бы, может, и сходил.

Алена Мельченко, независимый менеджер образовательных проектов, магистр образования: «Стране нужны талантливые специалисты в гражданской сфере»

— Если мы говорим, что на уровне страны развитие человеческого капитала, а значит и образование — высочайший приоритет, то хорошо бы, чтобы это было общей линией во всех министерствах и ведомствах. Кажется, что принимая новый закон, депутаты парламента не держали эту задачу страны в фокусе.

Очевидно, что многие из тех, кто захочет продолжить развиваться и учиться дальше после бакалавриата, не смогут это сделать. Уже сейчас Беларусь в самом низу списка стран Европы по процентному соотношению студентов-магистрантов к бакалаврам. Очевидно, что число студентов-магистров с новым законом снизится еще больше. А ведь именно на второй ступени высшего образования молодой специалист учится заниматься серьезной исследовательской и научной работой.

Фото с сайта abiturient.by

Такие навыки важны не только для тех, кто собирается продолжить работать в академической сфере, но и для серьезных, топовых позиций в компаниях.
Если бы я была парнем призывного возраста — серьезно задумалась бы над тем, где в мире мой человеческий капитал оценили бы лучше, чем на родине. При всем уважении к институту армии, кажется, что сейчас как никогда нашей стране нужны талантливые молодые специалисты в гражданской сфере.

Во многих развитых странах нет «призывной» армии — безопасностью страны занимается профессиональная. Этот институт становится достойным местом работы и карьеры как для мужчин, так и для женщин. Как гражданину, мне бы было спокойнее и комфортнее, если бы наша армия работала на контрактной основе. Известно, что такая модель едва ли более затратная, чем та, которая у нас сейчас.

Своих детей у меня пока нет, но за детей друзей и родственников переживаю. Но больше — за потерю потенциала перспективных отраслей экономики, основывающихся на человеческом капитале. Такие отрасли, как ИТ, наука, высокотехнологичные производства, сфера услуг и сервисов — настоящая возможность для Беларуси.

Василий Ковалёв, к.т.н., заведующий Лабораторией анализа биомедицинских изображений при Институте проблем информатики НАН Беларуси: «Не помню, где мой военный билет лежит»

— Во-первых, такой закон требует серьезных затрат, потому что будущих солдат надо одеть, обуть, накормить. Когда у страны много денег, тогда ей легче решать такие вопросы. Когда мало, то трудно. Но, видимо, нужен такой закон, раз на это решили потратить деньги.

Во-вторых, знаю, что во многих странах подобные законы куда более жесткие. На самом деле у нас свобод очень много, особенно у молодого поколения. Возьмите, например, Грецию или другие страны. Там человек поболтается по миру, но он обязан приехать назад, чтобы отслужить в армии, да еще и на флоте, да еще и долго. И никто не посмотрит, что он уже стал большой шишкой в ИТ. То есть ситуации бывают и похуже.

Не думаю, что закон отразится на развитии науки — на развитие науки влияет количество вкладываемых денег. Дам пример.

У меня есть толковый паренек, мы с ним в международном соревновании неплохо выступили. Он зарабатывает деньги игрой в покер через интернет. Но видно, что он уже заигрался — по 24 часа играет. Нездоровое лицо стало. В итоге он оказался в армии. Думаю, для него это будет полезно.

Не думаю, что принятие закона скажется на утечке мозгов. Утечка мозгов регулируется куда более жесткими вещами, чем отсрочки.

Я по званию майор, хотя и не помню, где мой военный билет лежит. Понимаю тех людей, которым не хочется идти в армию. Что тут говорить? Большинство людей очень не хотят идти туда, но потом возвращаются и говорят: «Не зря».

Дмитрий Курило, ex-сотрудник MSQRD, сейчас сотрудник Facebook: «Рассматривал возможность вернуться в Минск, но служба шла жирным минусом»

— «Закон об отсрочках» — шаг назад для образования, в том числе технического. Это был бы благотворный шаг только в том случае, если бы армия была способна предоставлять отличные условия для развития технического профиля. Как пример можно посмотреть в сторону Unit 8200: общался с ребятами оттуда — армия пошла им на пользу. Оттуда вышли фаундеры многих известных компаний: ICQ, Viber. Одна из них была куплена Facebook — Onavo.

Вопрос про «утечку» мозгов актуален. Страна не дает альтернатив — будем наблюдать «эффект паспорта РР» для среза ребят, которые закончили университет или колледж. Мы не знаем, сколько талантов и скрытых возможностей мы будем терять, но можем точно сказать, что терять будем больше, чем сейчас.

Лично меня этот закон не коснется, потому что я не живу в Беларуси. Рассматривал возможность вернуться, но срочная служба в армии — это то, что шло жирным минусом, мне 23 сейчас. Теперь и магистратура не поможет.

Есть желание создавать рабочие места через свои проекты, инвестировать в местные идеи (на месте — намного лучше, чем удаленно) и платить хорошие налоги. Но, по закону, если я вернусь с паспортом МР — мое место в армии.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Стране следует уважать и уметь распознавать людей, которые берут риски, реализуют новые идеи — финансовый и репутационный возврат для страны может быть колоссальным. С техническими проектами мы играем на поле extremistant, не mediocristan. На 100 проектов, которые принесут государству $ 1000−10 000 в налоговых выплатах в год, найдется один, который принесет $ 10 000 000 в год. Но этому создают помехи.

С другой стороны, я полностью понимаю мотивацию государства и людей, которые приняли закон. У страны другие приоритеты, и не все части госаппарата понимают вред, который наносят в долгосрочной перспективе. В силу структуры, функций и слабого взаимодействия с частями, которые это как раз понимают.

Я не служил и не думаю, что упустил что-то действительно важное. 100 метров за 12 секунд, не проблема пробежать 40 км, усиленно занимался стрельбой, силовые показатели хорошие. Друзья после классической срочной армии показывают результаты хуже, чем я, сидящий за компьютером большую часть времени, — что же там происходит?

Николай Марковник, генеральный менеджер VP Capital: «Нужно инвестировать в человеческий капитал и в образование»

— Мне понятно, почему всеобщая воинская обязанность есть в Израиле и каждый в этой стране обязан служить: там угроза конфликта ежедневная, и уровень подготовки на самом высоком уровне. «Беларусь — самая миролюбивая страна» — это то, что мы слышим каждый день. Мы не находимся в кольце врагов. Реальные угрозы военного вторжения на сегодняшний день не просматриваются. Кто на нас будет нападать? НАТО, Россия, Украина — любая из этих угроз сегодня имеет вероятность, стремящуюся к нулю.

Беларуская армия входит в топ-10 армий в Европе по количеству военных, но побеждать в современной войне будущего будут не люди, а технологии. Если мы видим угрозу, логичным было бы говорить про техническое переоснащение.

Пока же похоже на то, что военные столкнулись с большим недобором в связи с тем, что сейчас призываются дети из «демографической ямы», родившиеся в середине 1990-х. По-хорошему, военные должны прийти и сказать, что для повышения обороноспособности нам не надо столько солдат, а надо техническое переоснащение и изменение структуры. Но это сложно: необходимо дополнительное финансирование, надо менять всю структуру, увольнять неэффективных людей и тому подобное. Есть решения проще, поэтому они приходят и говорят: давайте примем закон и отменим отсрочки.

Но вот еще кое-что: самым главным врагом сегодня является низкоэффективная экономика. Для того, чтобы этого врага победить, нужно инвестировать в развитие бизнеса, в человеческий капитал, и в первую очередь в образование. Закон об отсрочках — это, скорее, шаг в обратном направлении.

-10%
-20%
-30%
-15%
-20%
-20%
-30%
-40%
-20%
-20%
-10%
-20%
0066814