1. Врач-инфекционист рассказал, чем отличается третья волна коронавируса и когда ждать пик заболеваемости
  2. «Вы не понимаете, что у вас свобода». Семеро немцев хотят перебраться в Беларусь: тут нет локдауна
  3. «Глубоко разочарован ее действиями». Глава федерации баскетбола прошелся по Снытиной
  4. В Совбезе говорят о десятках военных учений у границ Беларуси. Разбираемся, в чем дело
  5. С 20 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  6. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  7. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  8. «После первой операции Максим все время плакал». История Татьяны и ее сына, которому удлиняют ноги
  9. «Гиря для важных государственных компаний». США возобновили санкции — каким будет эффект
  10. Мингорсуд оставил в силе приговор Катерине Борисевич по делу о «ноль промилле» — 19 мая она должна выйти на свободу
  11. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  12. Перестал выходить на связь бывший следователь СК Евгений Юшкевич. Он в СИЗО КГБ
  13. Рабочая неделя будет теплой, зато на выходных выпадет снег
  14. В Минске появится еще одна служба каршеринга. И вот кто это будет
  15. Тест не для слабонервных. Какой герой «Игры престолов» так умер?
  16. Суд над участниками канала «Армия с народом» и волонтером Тихановской: одного из обвиняемых удалили с процесса
  17. Водители никак не хотели уступить друг другу и устроили две аварии. Видео дорожного конфликта
  18. Названы имена 14 бойцов, освобождавших Беларусь. Проверьте, нет ли среди них ваших родственников
  19. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  20. МИД о возобновлении санкций: Беларусь предпримет все усилия, чтобы защититься от деструктивных мер США
  21. Для въехавшего в колонну силовиков водителя BMW прокурор запросил 12 лет колонии
  22. От жены водителя Чижа до авторитета. Среди кредиторов «Трайпла» нашлись интересные персоны
  23. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  24. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  25. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  26. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво
  27. «Это касается каждого». Врач — о симптомах и профилактике остеохондроза
  28. Как сейчас выглядит ТРЦ Minsk City Mall, который строится в районе вокзала
  29. Биолог рассказал, как сделать рассаду крепкой. Нужно выполнить всего пять простых пунктов
  30. Магазины «Домашний» приказали долго жить


/

57-летний Василий Степанович Абрамчук из деревни Дворище Малоритского района героем себя не считает. Ни маленьким, ни большим. Никаким. Переубедить его невозможно. Говоришь: «Дядь Вася, ну ведь реально большое дело сделали». А он ни в какую. И тут вопрос не скромности, а разных систем координат. В мире, в котором живет Василий Степанович, все немного по-другому. Там взрослых сирот, которые попали в инвалидную коляску по нелепой случайности, не бросают доживать свои дни в интернатах, а принимают в свой дом почти незнакомые люди. Там никого не нужно ни уговаривать, ни в чем-то переубеждать. Там два мужика могут стать друг для друга отцом и сыном. И не важно, что написано в свидетельстве о рождении. Важно, что по факту. В таком мире дядь Вася, конечно, не герой. Жаль только, что размеры его микровселенной слишком малы, чтобы вместить всех и каждого. Она рассчитана на комфортное проживание двух человек: самого дяди Васи и его «сына» Игоря.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
На всех фото — только Игорь. Василий Степанович фотографироваться категорически отказался

Деревня Дворище находится между райцентром Малоритой и пунктом пропуска «Олтуш» на белорусско-украинской границе. Село маленькое, но живописное. Прямо у деревни озеро Дворищанское, в пяти минутах езды еще одно — Олтушское, за ним — Ореховское. Дом дяди Васи — за сельским магазином. Деревянная хатка стоит у дороги, за ней — свой сад и несколько огородных грядок. У входа в избу припаркован велосипед: черный с рамой и скрипучим кожаным седлом — сельская классика.

— Это ж я был раньше злой потому, что у меня велосипеда не было, — цитирует Василий Степанович почтальона Печкина из советского мультфильма «Простоквашино». У них много общего: те же усы, острый нос, худоба. Василий Степанович даже почтальоном был местным. Мужчина улыбается, жмет руку, приглашает за стол под дерево, а сам уходит в дом за компотом из свежесобранной черники.

Василий Степанович человек непубличный. Не любит, когда про него пишут. Ни в какую не хочет фотографироваться. Во-первых, искренне считает, что не сделал ничего особенного: ну посвятил почти 8 лет своей жизни уходу за чужим человеком, что с того? Во-вторых, не любит читать комментарии. Статьи об Игоре и дяде Васе выходили и раньше. Что о нем писала пресса несколько лет назад, Василий Степанович уже и не вспомнит. Зато легко перечислит, какими словами в комментариях его и Игоря называли отдельные недоброжелатели. Дядя Вася — человек старой закалки, который проводит в интернете недостаточно времени для того, чтобы выработать иммунитет к троллям. Таких годами преследуют фантомные боли от любого обидного слова. Пусть и виртуального.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Хорошо, что еще жив остался»

У стола с домашним компотом встречаем 29-летнего Игоря Зубика. Парень родился и вырос в соседней деревне Хотислав. Отца потерял в 16 лет. Вслед за папой ушла из жизни мама. В деревне парня ничего не держало — уехал работать в Барановичи. В родные края вернулся в 2011 году, к девушке. Пошли на озеро купаться. Игорь прыгнул с берега в воду. Попал на мель. В больнице выяснилось, что сломан позвоночник. Диагноз: синдром полного нарушения проводимости спинного мозга. Семь операций, длительное лечение. Как говорит Игорь, ему еще повезло — только ниже пояса ничего не чувствует. Мог и вовсе не выкарабкаться.

— Я спокойно к этому отнесся. Воспринял, как есть. Без слез. Это жизнь. Хорошо, что еще жив остался, е-мае. Другим меньше повезло, — эмоционально объясняет Игорь.

В больнице он пролежал семь месяцев. Можно было уже и выписывать, но передать Игоря врачам было некому и некуда. Отчий дом сгорел, место в общежитии в Барановичах он потерял — за несколько дней до травмы уволился из строительной организации, в которой работал. Брат в то время сидел, к сестре ехать не хотел:

— Если бы я к сестре приехал, ей бы работу пришлось оставлять. У нее и без меня двое детей. А времени мне ой много надо было. Особенно в первое время.

Времени на принятие решения оставалось все меньше. Перспективы были не самые радужные: хоспис или дом-интернат для инвалидов. Тогда в жизни Игоря появился Василий Степанович. Раньше они друг друга знали шапочно, встречались пару раз на рыбалке на озерах и каналах.

— Так, а дядя Вася как о травме узнал?

— Из газеты, — объясняет Игорь.

— И от знакомых рыбаков, — добавляет Василий Степанович.

— Да об этом знали все. У дядь Васи эта газета еще есть. Но она уже от старости совсем желтая-желтая…

— Желтая пресса, — смеется дядя Вася и уходит в дом за «заметкой про вашего мальчика».

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Приносит газету, отодвигает кувшин с черничным компотом и раскладывает на столе разворот. В статье — краткий пересказ того, что произошло с парнем. Есть и о его бывшей девушке Вике, которая о нем заботилась первое время в больнице:

— Я знала, что у Игоря родителей нет. Что он сирота, что его нужно морально поддержать и что ему тяжело справиться с собой одному. Поэтому не могу оставить его, — рассказывала журналисту малоритского «Голаса Часу» Вика.

Но вскоре после этого интервью пара распалась. Отношения разорвали полюбовно, без сцен и скандалов. К Вике у Игоря осталось только благодарность — она его поддержала в самое тяжелое время.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Назад уже никто не забрал»

Василию Степановичу стало жаль парня. Жены, детей и лишних забот у почтальона не было — а места в доме хватало. Малоритский Печкин пришел к Игорю в больницу перед Новым годом и предложил переехать к нему, погостить ненадолго.

— Думал, попробуем, поживем — посмотрим, — объясняет Василий Степанович. — Получилось все так, что его всей больницей провели ко мне — а встречал я один, больше некому было. Так он и остался. Видно, такая судьба.

— Дядь Вася предложил вначале хотя бы на 2 недели приехать. Отдохнуть от больницы. Приехал, втянулся и остался, — рассказывает Игорь.

— Назад тебя уже никто не забрал, — смеется Василий Степанович.

— Ну да, — улыбается Игорь.

— И как первые две недели прошли?

— Нормально. Поначалу скучно было…

— По больнице скучал, — добавляет Василий Степанович.

— Не то, что по больнице… Просто народу ноль, тишина полная. Я к такому не привык. Я привык, что в больнице всегда хаос, народу полно, все постоянно менялись. Бывало даже нескольких соседей по палате по второму разу встречал: их выписывали, а они возвращались.

С тех пор живут вместе. Игорь стал для Василия Степановича сыном, а он для него отцом, медбратом, поваром и личным тренером по ЛФК. С работы почтальон уволился, стал соцработником. Так и живут: на пособие, которое получает на уход за инвалидом Степанович, и пенсию по инвалидности Игоря. Итого — около 500 рублей.

— Первые полгода притирались, а потом все нормально пошло. Понимали друг друга без слов. Мимика, малейший жест бровью или пальцем — и я уже понимаю, что делать. Свыклись. Вроде как и нормально. Был вон Игорь в больнице с травмой ноги, так мне уже его не хватает, скучно, — говорит дядя Вася.

В комнате «сына» Василий Степанович оборудовал целый тренажерный зал с гантелями, гирями, самодельными тренажерами. Комнату, кстати, отдал ему лучшую — самую большую и светлую в доме. Купил компьютер — чтобы Игорю было веселее: и общаться можно, и кино смотреть. Теперь порой и не рад: говорит, «сидит» Игорь в этом компьютере, с дядь Васей часами не разговаривает, «физуху» почти забросил.

Вообще же, конечно, парень старается поддерживать форму. Помимо лечебных упражнений, берет нагрузку и на верхнюю часть тела.

— Что делаешь?

— Все, что могу.

— А что можешь?

— Могу на брусьях, могу с гантелей, могу в коляске.

— На брусьях?

— Да, на комнатных. Но сейчас укрепляю кости. Потому что «хрустнуть» не хочется. Нет желания опять в больницу ехать.

— Что, уже неинтересно в больнице?

— Скучновато… Стало все наоборот.

— С дядей Васей веселее?

— Да.

— Ай, — вздыхает Василий Степанович, — вон последний раз приехал из больницы с семью дырками от пролежней. На пятке была почти до кости. Уже заживает.

— В больницу надо ехать здоровым, — улыбается Игорь.

— Василий Степанович, ну вы-то за своим здоровьем следите?

— Я?

— Ну.

— Да не за чем уже особо и следить. Нет здоровья.

— Так, может, и вам уже в больницу пора?

— Нет. Никогда, ни при каких условиях. Буду лечиться и помирать дома, — горько улыбается дядя Вася. — Доживем как-то и с Игорем, а потом вот не знаю, один он останется.

-40%
-10%
-58%
-10%
-25%
-27%
-40%
-5%
-5%
0073079