Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


В тот день у вокзала Либаво-Роменской железной дороги митинговали железнодорожники. Они требовали у минского губернатора Курлова освободить политзаключенных. На удивленье, губернатор требование митингующих выполнил, однако в то же время отдал приказ расстрелять собравшихся на площади. Три роты 239-го Окского полка вместе с полицейскими без предупреждения расстреляли более восьмидесяти человек, несколько сотен ранили. После этого события Курлова отозвали в Петербург, начали расследование, однако к ответственности так и не привлекли...

Вчера на площади у столичного вокзала все было как обычно. Никто из опрошенных и слыхом не слыхивал о Курловском расстреле. Удивлялись вопросам о трагедии и бабушки-цветочницы, и отъезжающие-приезжающие, и продавщицы билетов. Лишь один крепкий мужчина в военной форме многозначительно закивал: "Слышал..." - и поспешил отойти. И такое незнание минчанами своей истории неудивительно. На Привокзальной площади нет даже мемориальной доски, напоминающей о трагедии. Минские власти ограничились лишь мемориальной доской Ивану Пулихову, установленной на улице его имени, который в 1906 году совершил на Курлова неудавшееся покушение.

Ульяна БОБОЕД