Светлана Головкина, фото: Мирон Климович /

Прошлой весной на левом берегу Березины по распоряжению городских властей был демонтирован памятник курсантам Бобруйского военно-тракторного училища. Более 10 лет назад его установил местный житель Михаил Казачёнок на месте, где в 1941 году погибли 19-летние мальчишки. Однако чиновники посчитали, что самодельный памятный знак находится здесь незаконно — тем более, что останки двух курсантов, найденные на берегу несколько лет назад, уже перезахоронены в братской могиле. Бобруйчанам, неравнодушным к своей истории, пришлось год добиваться того, чтобы на первой линии оборонительного рубежа, где, по предварительным подсчетам, погибло не менее 200 курсантов училища, все же был установлен памятный знак.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Его открытие было торжественным, но малолюдным. Собрались лишь те, кто на протяжении многих лет пытался сохранить память о погибших мальчишках. Среди них — учитель математики бобруйской школы № 25 Валерия Ткачук, которая со своими учениками несколько лет ухаживала за могилой курсантов, попутно собирая сведения о событиях июня 1941 года. Женщина до сих пор надеется, что откликнутся те, кто знает хоть что-то о боях на левом берегу Березины. Пока же судьба случайно свела ее с Ниной Прокофьевной Киселевой, племянницей курсанта Бобруйского военно-тракторного училища Павла Карманного. 28 июня 1941 года на берегу Березины он, по словам женщины, принял свой первый бой.

— Ему повезло, что остался жив. Он погиб позже, в 1942 году. Возможно, даже успел дойти до Сталинграда, — говорит Нина Киселева.

Для нее памятный знак на месте боев — не просто дань памяти погибшим. Это — часть семейной истории, которую она еще в детстве слышала от бабушки. За несколько дней до оккупации Бобруйска ее родной дядя, 20-летний курсант, прибежал домой радостный и стал собираться на фронт, линия которого прошла всего в десятке километров от города. Больше с близкими ему увидеться не довелось.

— В городе было несколько концлагерей, и мой дед ходил туда, но среди пленных Павла так и не нашел, — рассказывает Нина Киселева.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Историю оборонительных боев на левом берегу Березины бобруйские энтузиасты собирали буквально по крупицам. Известно, что 26 июня 1941 года советские войска спешно оставили Бобруйск, а 28 июня в город вошли немецкие подразделения. 2-я танковая группа Гудериана направлялась к Могилеву, и сдерживать ее на выходе из Бобруйска поручили корпусу генерал-лейтенанта Семена Поветкина. В это формирование влились курсанты военно-тракторного училища, саперы, связисты и простые бобруйчане из числа народного ополчения.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

— На 2740 человек было всего 5 танков и около 20 пушек. У немецких войск — 133 танка, — говорит руководитель поискового отряда «Обелиск» Сергей Порозов.

Он уже не первый год пытается собрать сведения об оборонительных боях под Бобруйском и информацию о погибших. Говорит, что списки без вести пропавших курсантов училища были составлены лишь в 1943 году, когда учебное заведение уже базировалось в Омске. Кто из них остался лежать на левобережье Березины, а кто погиб на фронте — неизвестно. Но, по примерным подсчетам, под Бобруйском было убито не менее 200 курсантов из 800. Имена двадцати из них сегодня известны.

— Первый бой они приняли 28 июня в 14 часов 20 минут, — говорит Сергей Порозов. — Второй бой — через сутки, 29 июня, примерно в 16 часов. Это был страшный бой: с воздуха немецкие войска поддерживала авиация.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

В ночь с 29 на 30 июня 1941 года группа курсантов училища переправилась на правый берег Березины и устроила ряд диверсий в городе. До этого были взорваны все три моста через Березину в районе Бобруйска, что задержало наступательную операцию немецких войск. 29 июня противник перекинул понтонный мост через Березину в районе нынешнего санатория имени Ленина, немецкие танки оказались в тылу корпуса Поветкина, началось отступление советских войск. 30 июня 19-летние мальчишки приняли свой последний бой на левом берегу Березины. В нем отличился капитан Вартан Савоян, под началом которого находились курсанты военно-тракторного училища.

Дочь капитана, 80-летняя Вера Савоян, специально приехала в Бобруйск, чтобы принять участие в торжествах по случаю 75-летия освобождения Беларуси. Новость об открытии памятного знака стала для женщины неожиданностью.

— Папа тогда остался жив, но о войне он рассказывал мало, — вспоминает Вера Савоян. — Говорил только, что занял место погибшего курсанта Рюмина за пулеметом и подбил шесть танков. Четыре из них сгорели, два повернули назад.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Документальное подтверждение подвига Вартана Савояна, который был представлен к званию Героя Советского Союза, но в итоге получил лишь Орден Ленина, его дочь привезла в Бобруйск и передала в краеведческий музей. Сразу после войны ее отец тоже приезжал в Бобруйск и встречался с музейными работниками, которым отдал свои личные вещи, в том числе и военный планшет. Вартан Савоян умер в 1967 году, но связь с музеем его семья поддерживает до сих пор. Именно директор учреждения Наталья Артемчик пригласила дочь капитана в Бобруйск этим летом. А правительство Армении полностью оплатило эту поездку.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

— Вы даже не представляете, что вы сделали не только для моей семьи, но и для всех тех, кто оборонял эти рубежи, — не может сдержать слезы Вера Вартановна и указывает в сторону валуна с мемориальной табличкой.

Разрешение на его установку теперь дал горисполком, также чиновники распорядились благоустроить прилегающую территорию. Теперь, по словам Сергея Порозова, памятный знак будет включен в государственный реестр. А через возвышенность на левом берегу Березины пройдут новые экскурсионные маршруты. Благодарить за это стоит и Михаила Казачёнка, который несколько лет пытался отстоять памятник.

— Я очень доволен, что привезли этот камень. Теперь точно люди будут знать, что здесь произошло.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Но Михаил Казачёнок и Сергей Порозов убеждены, что поисковые работы на левом берегу Березины нужно продолжать, ведь, по тем отрывочным воспоминаниям очевидцев, которые удалось собрать, река в месте первой линии обороны между деревнями Углы и Щатково летом 1941 года была красной от крови, а берег — усыпан телами солдат, советских и немецких. Их останки до сих пор покоятся здесь, недалеко от «титовского» моста через Березину.

А камень, к слову, местный. Его, говорит директор Бобруйского краеведческого музея Наталья Артемчик, нашли в окрестностях города. Финансовую помощь в установке оказала общественная организация «Фонд мира», не обошлось и без депутатской поддержки.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-7%
-10%
-10%
-10%
-20%
-20%