/

«Раньше здесь был шедевр, было то, чем можно гордиться», — говорит коллекционер Виталий Жуков. Его экспонаты пробыли в усадьбе в Лошицком парке четыре года, но большей части денег за предметы он не получил. Музей решил свернуть экспозицию коллекционера, объясняя это ее невысоким художественным уровнем. TUT.BY узнал, что происходит в старинной усадьбе.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY
Усадьба в Лошице существует с середины 16-го века, но свой окончательный облик она приобрела в 19-м веке при Евстафии Любанском — представителе женской линии князей Прушинских. При нем имение стало известным местом светской жизни Минска. И особую роль здесь играл богато оформленный усадебный дом. Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Что сейчас? Столовая опечатана

Мы уже рассказывали, что коллекционеры наполнили экспонатами 12 залов Лошицкой усадьбы еще в 2015 году, после ее реконструкции. Среди этих людей был искусствовед Виталий Жуков. Он передал сюда на хранение около 150 предметов, из которых музей купил 10.

В конце 2017 года Жуков сообщал, что деньги за экспонаты выплачивают медленно, так что коллекционеры могут просто забрать свои предметы и уйти, а усадьба потеряет свой облик.

Что изменилось с тех пор? Сейчас столовая Лошицкой усадьбы, в которой были предметы Виталия Жукова, опечатана. Остальные 11 залов музея работают. Экспонаты искусствоведа музей готов отдать, но коллекционер недоволен и требует денег за то, что его предметами пользовались.

На фотографиях ниже: столовая в 2017 году (слева) и экспонаты Жукова, собранные в буфете (справа) в 2019 году. Напротив еще стоит трюмо. Зал опечатан.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Фото: Майя Кохно, TUT.BY

«Нет денег — нет разговора». Версия коллекционера

По словам Виталия Жукова, условия сотрудничества с усадьбой были такими: коллекционер передает экспонаты, они выставляются, происходит их государственная оценка, а через некоторое время их выкупает музей. Конкретных сроков выкупа в договоре хранения нет.

— Это (выкуп. — Прим. TUT.BY) подразумевается. Так было в галерее Михаила Савицкого: там есть интерьеры 19 века и я сам делал залы, часть коллекции выкупили. В усадьбе я сделал это для людей, но это моя собственность, которой пользовались. Из столовой не выкупили ни одной вещи, а некоторые предметы испортили. Это непорядочно. Я думаю, что со мной должны рассчитаться, — говорит Жуков.

Другие коллекционеры забрали свои вещи, говорит Жуков.

— Музей выкупил у коллекционеров два с половиной зала, все остальное — депозит. Раньше здесь был шедевр, было то, чем можно гордиться, но нет денег — нет разговора.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

В январе 2019 года Минкульт на запрос Жукова ответил, что специальная комиссия оценивала состояние экспонатов в Лошицкой усадьбе и решила, что в залах «Большая гостиная», «Столовая», «Кабинет Любанского» находится много случайных предметов невысокого художественного уровня. Экспонаты, которые решили не покупать, вернут собственникам. Также в ответе Минкульта сказано, что предметы использовались на основании договоров о безвозмездном временном экспонировании предметов, а обязательства их выкупать нет. 

Коллекционер намерен судиться с музеем, он хочет получить деньги за то, что предметами пользовались. Он удивляется: как так вышло, что четыре года его экспонаты соответствовали требованиям усадьбы, а теперь нет?

«Он сказал: пусть люди смотрят». Версия музея

Усадьба в Лошице входит в структуру Музея истории города Минска. Его директор Галина Ладисова объясняет, как выстраивались взаимоотношения коллекционеров и госструктур.

Ни одного предмета усадьбы Любанских не сохранилось. Коллекционеры предложили выставить свои.

— Не сказать, чтобы у них просили. Они сами предлагали и наполняли музей. Предметов предложили гораздо больше, чем необходимо, поэтому мы делали отбор.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

Галина Ладисова рассказывает, что музейная концепция базируется на проекте реставрации, разработанном «Минскпроектом». Отбором нужных предметов занимались специалисты национальных художественного и исторического музеев, НАН, Минкульта, Союза художников, Института истории, Центра исследования белорусского языка и литературы — всего около 15 человек.

Эксперты с 2015 года постепенно продвигались по залам. Оценивали каждый предмет — его уместность, соответствие времени. Например, начали осмотр с «Зеленого зала». Там были и экспонаты Жукова — поставец, буфет и две рамы, которые музей купил. Столовую, которая состоит только из его предметов, осматривали последней. Комиссия дошла до этого зала только в 2018 году, все предметы оттуда решили вернуть Жукову:

— Трюмо, бюст Дианы не предназначены для столовой. Комиссия предложила переформировать концепцию зала, мы уведомили Жукова. Это вызвало негодование, он обратился с жалобами к чиновникам. Минкульт создал еще одну комиссию из специалистов, которые подтвердили предыдущие замечания.

В остальных залах усадьбы использовали украшения и посуду Жукова.

То, что ценности выкупают небыстро, объясняется еще и особенностями финансирования, объясняет Галина Ладисова.

— Целенаправленного финансирования для усадьбы не было. В 2015 году выделили деньги для покупки работ Михаила Савицкого — для галереи. Но тогда шли судебные тяжбы родственников о наследстве, поэтому средства перераспределили на покупку предметов для усадьбы.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY
Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Финансы разрешили перераспределить и в 2016 году. Поэтому музей постепенно закупал новые предметы по остальным залам. В 2017 году деньги на Лошицу не выделялись, тогда и начались первые обращения коллекционеров. Они возмущались медленными темпами выкупа экспонатов.

С коллекционерами встретились чиновники, но решения о выделении денег, ускоренном приеме экспонатов и создании постоянной экспозиции не приняли.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY
Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

В 2018-м часть финансирования музей потратил на покупку у Жукова чайного столика, двух блюд и трех тарелок. С 2015 до конца 2018 года для усадьбы у коллекционеров приобрели 38 экспонатов на общую сумму 422 тысячи рублей.

Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

Директор вспоминает, как вышло, что Жуков полностью сформировал столовую к приезду в усадьбу президента еще в 2015 году.

— Жуков тогда сам сказал: «Зачем этот буфет будет стоять у меня дома, пусть люди смотрят». Но поставил условие, что другие предметы в этом зале также будут только его. Так сформировали зал столовой. Предметы, как и у всех, принимались на временное хранение. Сначала на год, потом мы продлевали депозит по полгода с согласия владельца. Если владелец хотел забрать предмет — например, когда его собирались купить — он мог забрать его в любое время. И такие случаи были.

Ладисова добавляет, что в договоре временного приема и экспонирования предметов у музея нет обязательств перед коллекционерами по выкупу всех предметов.

— Сейчас предметы столовой находятся у нас незаконно, потому что договор закончился.

Уже во время конфликта с музеем (в августе 2018 года) Виталий Жуков предложил выставить свой гобелен для бального зала — к приезду главы администрации президента Натальи Кочановой, бесплатно.

В этой бальной комнате Жуков повесил гобелен. Фото: Станислав Шаршуков, TUT.BY

По словам Галины Ладисовой, коллекционер сам повесил гобелен, акт приемки работы не составляли, оценку предмета не делали.

— Гобелен должны были в сентябре представить комиссии, которая должна была рассмотреть экспонат перед тем, как его повесят. В августе Жуков привез гобелен, работники не знали, что делать. До комиссии его должны принять в хранилище фонда, подготовить материал. А Жуков приехал с бригадой рабочих, они натянули подрамник и повесили работу на стену.

В музее считают, что гобелен был не в лучшем состоянии, структура нити нарушена. Принимать его не захотели и сняли на следующий день.

Фото предоставлено Виталием Жуковым
Тот самый гобелен раздора. Фото предоставлено Виталием Жуковым

— Если коллекционер хочет подавать в суд, то это его право. С остальными таких конфликтов нет. Все понимали, что выделение средств будет растянуто во времени. У некоторых осталось по одному-два предмета, и не только Жукову комиссия их возвращает.

Руководство музея говорит, что готово отказаться от всех экспонатов коллекционера.

— Нужно понимать, что он и сам заинтересован в экспонировании. Ведь, возможно, предметы на выставке заметит кто-то из потенциальных покупателей.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-10%
-27%
-10%
-15%
-30%