/

Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту смерти мужчины из Борисова, который в прошлом году лечился от геморроя в военном госпитале и умер из-за язвы. До этого Борисовский районный отдел Следственного комитета в возбуждении уголовного дела отказывал.

Фото: из личного архива семьи.
Станислав Черников с семьей. Фото из личного архива семьи

Мужчина лечился от геморроя в военном госпитале и умер из-за язвы. Родные обвиняют врачей

Как рассказали TUT.BY в отделе информации Генпрокуратуры, по факту смерти Станислава Черникова из Борисова, который лечился от геморроя в военном госпитале и умер из-за язвы, возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса (Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником). Санкция статьи предполагает наказание в виде ограничения свободы на срок до пяти лет или лишения свободы на тот же срок со штрафом и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

Дело направили для организации предварительного расследования в прокуратуру Минской области. Там уточнили, что еще 6 июня его передали для предварительного расследования в УСК по Минской области.

— В Борисовский районный отдел Следственного комитета поступило уголовное дело, возбужденное Генеральной прокуратурой, для дальнейшего расследования, — сказала официальный представитель областного УСК Татьяна Белоног.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
После смерти сына Алексей Григорьевич сразу же написал заявление в СК. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

По словам Алексея Черникова, отца умершего пациента, ранее Борисовский районный отдел Следственного комитета в возбуждении уголовного дела отказывал.

Напомним, Станислав Черников умер в марте 2018 года. Ему было 43 года. В феврале прошлого года мужчина лег на операцию в военный госпиталь в Борисове из-за геморроя, после операции у него открылась язва, а на шестой день он умер уже в военном госпитале в Минске.

По словам отца умершего, у сына еще в 2009 году нашли язву двенадцатиперстной кишки. Причем тогда ФГДС («зонд») ему делали в том же военном госпитале в Борисове. Родные не понимали, почему перед операцией врачи не сделали ему эту же процедуру и не проверили, есть ли язва, или не взяли его карточку из поликлиники, где это указано. К тому же, по словам Алексея Черникова, когда состояние сына ухудшалось, в другие больницы его почему-то долгое время не переводили.

— Я все время настаивал на том, чтобы его перевели в другие клиники. 5 марта с утра в госпитале мне сказали, что «никто не хочет его брать». Затем приехали доктора из военного госпиталя в Минске, провели консилиум, и вечером его на реанимобиле туда забрали. И если раньше мне говорили, что он нетранспортабельный, то сейчас он им почему-то стал. Его в Минске — на операционный стол, еще какую-то операцию хотели сделать, но он умер, — говорил Алексей Черников ранее.

Во время судмедэкспертизы медики объясняли: Станислав сам утаил от врачей, что у него ранее была язва. При этом причиной смерти, по мнению экспертов, стала язва двенадцатиперстной кишки, осложненная прободением кишки с местным перитонитом, желудочно-кишечным кровотечением с массивной кровопотерей, геморрагическим шоком, синдромом диссеминированного внутрисосудистого свертывания, полиорганной недостаточностью.

Эксперты также пришли к выводу, что недостатки в действиях врачей в Борисовском военном госпитале «могли способствовать неблагоприятным последствиям течения патологического процесса, однако в причинной связи с наступившими последствиями не состоят».

Алексей Черников не понимает, почему при этом у сына в больнице, после операции по поводу геморроя, не взяли письменное согласие на другие вмешательства и операцию по ушиванию язвы. В мае 2019 года по этому поводу жене умершего пришел ответ из Минздрава, где указано, что «удаление геморроидальных узлов и хирургическое вмешательство по ушиванию язвы двенадцатиперстной кишки являются сложными медицинскими вмешательствами, которые выполняются при наличии письменного согласия пациента или его законных представителей». Однако провести эти вмешательства без письменного согласия можно по экстренным и неотложным показаниям: если их проводят для спасения жизни пациента.

-10%
-20%
-55%
-10%
-10%
-20%
-52%
-40%
0066814