/

В Беларуси провели социологическое исследование «Измерение уровня толерантности к государственному насилию». И выяснили, что наши люди не готовы оправдывать насилие, исключение составляют случаи, когда существует угроза жизни других людей, когда преступник открыто нарушает установленные правила и когда высока опасность преступления или самого преступника.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Чтобы оценить, насколько белорусы толерантны к насилию со стороны госорганов, специалисты департамента социологических и маркетинговых исследований группы компаний «Сатио» опросили 902 человека, все они — жители городов с населением более 50 тысяч человек, в возрасте от 18 до 55 лет. Респондентам рассказали несколько смоделированных историй и спросили, что они думают о насилии в данном случае. Исследование проведено по заказу белорусских правозащитников: «Правовая инициатива», «Белорусский дом прав человека им. Б. Звозского», «Правозащитники против пыток».

Что такое пытка? Это любое действие должностного лица, которым человеку причиняется боль, физическое или психическое расстройство, чтобы заставить его или другого человека что-то сообщить, в чем-то признаться или чтобы его наказать. Пытки в Беларуси, как и во всех цивилизованных странах, запрещены. Еще в 1987 году мы присоединились к Конвенции против пыток.

История первая: сотрудники управления по борьбе с терроризмом задержали сообщника террориста. Он знает, когда в метро будет совершен теракт. Его избили, чтобы узнать, на какой станции и когда именно произойдет взрыв. Теракт был предотвращен. 78% опрошенных считают, что в такой ситуации действия правоохранителей допустимы, 47% не считают, что это вообще насилие.

А вот второй случай: по подозрению в краже был задержан прораб. Чтобы выяснить, как произошло преступление, правоохранители избили задержанного, и он признался в совершении кражи. В такой ситуации 97% опрошенных считают, что действия сотрудников недопустимы, 95% называют это насилием. Почему люди так по-разному воспринимают избиение? Потому что в случае с прорабом уровень опасности ниже, чем в случае с терактом.

Третья история: по подозрению в убийстве следователи задержали человека. Его мобильный телефон находился поблизости от места, где было совершено убийство. Он был знаком с убитым, у них были неприязненные отношения, ранее судим, нет алиби. Подозреваемый не хотел давать показания, но следователи угрожали пытками, и мужчина признался в убийстве. 86% опрошенных считают, что это насилие, такие действия правоохранителей недопустимы.

Еще один пример: за кражу дезодоранта в магазине охранники задержали девушку и вызвали милицию. В отделении милиции она отказалась сдавать отпечатки пальцев. Милиционеры заломали задержанной руки и принудительно взяли у нее отпечатки пальцев. 67% опрошенных считают действия милиции недопустимыми, 66% называют это насилием. При этом 25% допускают, что правоохранители действовали правильно, заламывание рук не воспринимают как насилие, поскольку считают, что раз человек задержан за преступление, то должен сдавать отпечатки пальцев.

Единственный случай, при котором респонденты, которые назвали действия сотрудников насилием, готовы массово оправдать эти действия, связан с непосредственной угрозой жизни множества людей.

Респондентов также спросили, куда бы они обратились, если бы со стороны госорганов к ним было применено насилие. 49% готовы писать в прокуратуру, 12% — в правозащитные организации, пойти к юристу готовы 11%, в суд — 8%, обратиться к друзьям и знакомым — 5%, пойти в милицию — 3%, другое — 2%, не стали бы обращаться за помощью — 5%, затрудняются ответить — 5%.

Опыт пережитого насилия со стороны представителей госорганов сильно снижает доверие людей к правоохранителям, суду. Если респондент стал очевидцем насилия, он с большей вероятностью обратится в правозащитные организации. Менее терпимы к насилию образованные люди с высоким доходом (больше 1000 рублей в месяц).

Кроме того, в рамках исследования изучали отношение белорусов к смертной казни: полностью одобряют — 31%, скорее одобряют — 40%, скорее не одобряют — 19%, полностью не одобряют — 8%, нет мнения по данному вопросу — 3%.

Чем выше уровень образования, тем менее терпимы белорусы к смертной казни. Одобрение смертной казни растет с увеличением дохода и резко падает у наиболее обеспеченных людей (с доходом от 1000 рублей в месяц). В Минске и Брестской области больше всего противников смертной казни, сторонников больше всего в Гомельской и Витебской областях. Одобрение смертной казни снижается, если человек сам пострадал от насилия со стороны госорганов или был свидетелем, как пострадал кто-то другой.

-17%
-51%
-20%
-20%
-20%
-20%
-20%