опубликовано: 
обновлено: 
/ /

В суде Заводского района столицы начался процесс по делу об убийстве 21-летнего минчанина Алексея Кривошея. В преступлении обвиняют иностранного студента Рустама Рагимова. По версии следствия, парни не поделили девушку. Как считает семья убитого, на судебной скамье должен сидеть не один человек.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Убийство произошло 12 ноября 2018-го возле Академии авиации. 18-летний студент Рустам Рагимов из Азербайджана вызвал на разговор 21-летнего Алексея Кривошея — слесаря «Мингаза». Их связывало только одно: чувства к одной девушке.

Между молодыми людьми, как выяснило следствие, был затяжной конфликт, по словам родных убитого, сын получал угрозы от Рустама. В тот вечер Алексея вызвал на разговор Рустам: первый пришел с парой друзей, а второго сопровождало сразу семь человек.

По данным следствия, между Рустамом и Алексеем завязалась потасовка, к которой присоединились несколько человек. Алексей получил удар ножом, и все разбежались. Друзья дотащили раненого в больницу, но парень скончался от острой кровопотери.

В убийстве обвинили 18-летнего Рустама, ему грозит от 6 до 15 лет лишения свободы. Что касается остальных, то следователи не нашли в их действиях состава преступления.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

В суде присутствует переводчик с азербайджанского, хотя обвиняемый в целом понимает по-русски. На процесс также пришел представитель посольства. Сам Рустам Рагимов родился в Баку, а осенью 2018-го учился на втором курсе в Академии авиации.

Его защитник сообщила, что родители отказались давать показания против сына. В зале из родных фигуранта, судя по всему, никого нет. К материалам дела приобщили жалобу в Генпрокуратуру: защита обвиняемого просила прекратить дело и отпустить молодого человека на свободу.

«Следствие проведено необоснованно, а действиям моего подзащитного дана неверная квалификация», — заявила адвокат Анна Славина.

В зал пришла семья убитого Алексея Кривошея: его мама, отчим и бабушка. На эти слова они возмущенно оглянулись. У них много вопросов к обвиняемому, и получать ответы им будут помогать два адвоката.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Сам фигурант редко смотрит в зал и на вопросы суда отвечает тихо. Прокурор Марина Лапоухова зачитала обвинение:

«Вечером 12 ноября 2018 года, имея умысел на убийство и будучи пьяным, вблизи дома на улице Уборевича, 77 в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений между ним и Кривошеем Рагимов умышленно ограничил свободу передвижения Кривошея путем удержания руками сзади, а также нанес множество телесных повреждений: не менее 10 ударов и толчков руками и ногами в тело, голову и конечности Кривошея, а также не менее одного удара ножом в область живота слева, повредив аорту (…), Кривошей скончался от острой кровопотери».

Сам обвиняемый на вопрос суда о признании вины заявил: «Нет, не признаю».

Фото: социальные сети.
Убитый Алексей Кривошей. Фото взято из социальных сетей

Первым в суде дали слово родным убитого Алексея Кривошея. Отчим парня, Леонид Жовнерович, вспоминает его как отзывчивого, «парня-золото», за которым конфликтов никогда не замечали. По его словам, он воспитывал мальчика как родного, с трехлетнего возраста. Девушку, из-за которой враждовали парни, он лично не знал.

«Первый раз я увидел ее на похоронах у Леши. Она приходила к нам, объясняла…» — говорит мужчина. На процессе ее нет.

Та девушка, ее зовут Валерия, жила в деревне под Минском, где у Алексея Кривошея был дом бабушки. И он часто приезжал туда, чтобы встретиться. Там же, на даче, отчим и Алексей встретились за день до трагедии, 11 ноября в воскресенье. Старший приехал чинить свою машину.

— Он помог мне поставить машину на колодки, спросил: «Папа, нужна ли еще помощь?» А потом сказал, что пойдет к Валерии.
— Какое у него было состояние? — уточнил судья Олег Каляда.
— Спокойный был. Я его спросил, нужна ли помощь.
— Помощь в чем?
— У него синяк под глазом был. Сразу спросил, откуда, он ответил: «Папа, я сам разберусь».
— Вам он говорил, с кем был конфликт, когда?
— Леша не рассказывал.
— (…) У вас были доверительные отношения, почему он не рассказал?
— Такой человек, не хотел родителей расстраивать.

По версии следствия, конфликт между парнями длился не день и не два — он был продолжительный, о чем свидетельствует переписка в соцсетях. Ранее в интервью TUT.BY друзья говорили, что своими глазами видели угрозы убийством от Рустама, уговаривали Алексея не идти с ним на встречу 12 ноября, где все и произошло.

Мама убитого Наталья Жовнерович вспоминает: они с сыном были близки, постоянно созванивались и переписывались во «ВКонтакте». 11 ноября сын по телефону признался, что у него фингал, согласился даже выслать фото, но на расспросы скупо объяснил, что «заступился за кого-то». О девушке Лере мать только знала, что встречаются они около месяца, но лично с семьей сын ее так и не познакомил.

Накануне трагедии, 11 ноября, Алексей остался в деревне, чтобы встретиться с Лерой. На работу в понедельник, 12 числа, он ехал оттуда. Вечером родители как раз пришли домой в Минске, когда примчались родители Владислава, лучшего друга Алексея: «Лешу побили, Леша в реанимации». На месте врачи развели руками: спасти парня не успели.

Позиция семьи убитого сводится к тому, что виновных в этой трагедии больше, и рядом с Рустамом в клетке должны сидеть его друзья.

«Мы хотим, чтобы их признали соучастниками. Я не раз смотрела видеозаписи с камер наблюдения, думаю, что одну из них обработали: семь человек [со стороны Рустама] пришло, а как он сам — не видно. Лешу подняли и сбросили на землю, неужели Рустам сам поднял?» — рассказала TUT.BY в перерыве бабушка Алексея Кривошея, Лариса Францевна, и махнула в сторону худощавого обвиняемого.

В суде родители подчеркнули: их сын был крепким парнем, рост 178 см и вес 100 кг, в прошлом отслужил в ВДВ.

«Если бы [они бились] один на один, то Леша бы ему отпор дал. Хотя я в драках его не замечала, но думаю, что в армии их обучали, какие-то навыки самообороны», — рассуждала во время допроса мать Алексея Кривошея.

В суде объявили перерыв, после обеда продолжится допрос свидетелей по делу.

«Леша стоял спокойно, а этот нанес ранение по самую рукоятку»

Бабушка Алексея, Лариса Кривошей, напомнила суду, что на место в тот вечер скорую никто не вызывал, в расположенную неподалеку больницу Алексея принесли друзья.

«Там мне сказали, что даже если бы бригада реаниматологов [здесь] стояла, его бы не спасли. Он поступил в тяжелом состоянии. Но если бы вызвали скорую, у него было 10−15 минут и могли спасти».

Ссылаясь на материалы дела, она говорит, что на месте Алексей позвонил девушке и попросил еще раз ответить Рагимову, хочет ли она со вторым продолжить отношения.

«Она ответила „нет“, но этот [Рагимов] все равно был взбудораженный. 11 числа Леше угрожал, мол, я тебя зарежу, я тебя убью. Леша не ехал биться, он хотел поговорить, „у Леры больное сердце, защищу ее“. А этот взял нож, хладнокровно. Леша стоял спокойно с опущенными руками, а этот — „я достал нож из кармана и нанес ранение по самую рукоятку“. Нож у человека с первого курса, сколько я читала объяснения его друзей. Наглый, вспыльчивый, всякие конфликты в быту».

Пенсионерка упомянула, что в материалах дела есть информация, что якобы обвиняемый употреблял какие-то запрещенные вещества. После похорон женщина общалась с той девушкой, Валерией.

«Я спросила: не боишься, что с тобой будет так, как с Лешей? «Боялась, что меня найдут зарезанной под кустом». Почему отношения разорвала? Она ответила: «У него началась ломка, и я его оставила». Лера писала Рагимову: «Ты сам во всем виноват».

Женщина возмущена тем, как шло следствие: участников потасовки скоро выпустили, нескольких ключевых свидетелей они отыскали по улицам сами, добивались выемки записей со всех камер наблюдения, которые сначала и не изучали.

«Я видела, как шакалы бежали и убивали. Он хотел жить, а такой шакал не дал! Так нельзя, — плачет бабушка убитого. — Лешу хороним, а на его странице пишут оскорбления в адрес его и нас. А Рагимов в СИЗО. В какой он состоит группировке? Есть у меня звуковое сообщение, которое тут и слушать невозможно. (…) Группировка, я думаю, опасная. А мне что сказали? «Ничего страшного: все в милиции и все раскроется». До сегодняшнего дня ищут!».

О друзьях фигуранта она говорит брезгливо: «Ходят так вульгарно по отношению к нашим девочкам, ходят и облизываются».

Она говорит: по записям с камер может судить, что в драке принимали участие пять человек, а не двое. И что на экспертизу попала якобы другая одежда: в тот вечер задержанным разрешили переодеться.

Лариса Францевна говорит, что после убийства внука осталась одна, это огромная потеря. Она заявила к обвиняемому гражданский иск на 100 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

На сегодня в качестве свидетелей в суд также были вызваны семь человек — друзья Рустама Рагимова, которые были на месте преступления. Никто из них в суд не явился.

Завтра, 14 июня, суд продолжит рассмотрение резонансного дела.

-25%
-45%
-50%
-20%
-12%