/

За 25 лет президентства Александра Лукашенко в Беларуси сменились семь министров образования. У каждого из них были свои идеи и предложения, как реформировать и управлять вверенной им системой. Но сегодня нас интересует именно то, что в ней изменил Александр Лукашенко. Тем более что он сам по образованию преподаватель. Об этом — в новом материале проекта TUT.BY «Четверть века».

«Четверть века» — спецпроект TUT.BY об итогах 25-летнего правления Александра Лукашенко, который выиграл свои первые президентские выборы 10 июля 1994 года. Мы посмотрим, что он сделал с тех пор, как он изменил Беларусь. У нас нет задачи восхвалять или очернять политику президента, 25 лет — достаточно, чтобы каждый сам сделал свои выводы. Мы лишь попробуем честно разобраться, что произошло.

Фото: president.gov.by
Фото: president.gov.by

Историю влияния Александра Лукашенко на систему образования можно условно разделить на два периода.

Первый — «Лукашенко-политик», во время которого президент прислушивается к экспертам в сфере образования и определяет, как будет развиваться система. Второй мог бы носить название «Лукашенко-отец». После того как младший сын президента Николай пошел в школу, Лукашенко стал чаще высказываться о среднем образовании. Сложные задания по математике, слишком много червей в биологии, ранний подъем в школу, неумение забить гвоздь и незнание, как выглядит стамеска, — не раз после его критики в белорусском образовании происходили значительные изменения. Но обо всем по порядку.

Менял преподавание истории Беларуси

Александр Лукашенко — выпускник Могилевского государственного педагогического института (сейчас это Могилевский государственный университет имени Аркадия Кулешова). По первому образованию он преподаватель истории. Ровно через год после избрания на пост президента он начал наводить порядок в этой дисциплине.

Во времена СССР в белорусских школах не существовало такого предмета, как «История Беларуси». Его заменяли 26 уроков в курсе истории СССР, которые преподавались по учебнику Лаврентия Абецедарского. В нем государственность Беларуси отсчитывалась с 1919 года.

Первые учебники в истории независимой Беларуси были изданы в 1993 году. Их писали в очень сжатые сроки, вспоминает бывший первый замминистра образования Геннадий Петровский. И признает, что они были не совсем удачными: много текста, отсутствие методического аппарата, карт, схем и т.п.

Фото: 90s.by
Фото: 90s.by

Поэтому предполагалось, что через четыре года их переиздадут с учетом тех замечаний, которые учителя-практики сделают в процессе работы и передадут в Министерство образования.

Но лето 1995-го эту идею перечеркнуло.

17 августа в газете «Советская Белоруссия» была опубликована информация главного управления общественно-политической информации Администрации президента. В ней сообщалось, что Александр Лукашенко дал распоряжение «исключить из системы школьного и вузовского образования с 1 сентября этого года учебники и пособия образца 1992−1995 годов» и вернуться к учебным пособиям, изданным до 1991 года.

Накануне в этой же газете был опубликован материал Владимира Заметалина, заместителя главы Администрации президента и начальника управления, которое сообщило о распоряжении. Он возглавлял комиссию, которая в течение двух месяцев проводила экспертизу содержания новых учебников и пришла к выводу, что они носят «тенденциозный, политизированный характер и по своему профилю не соответствуют требованиям современного образования».

Министерство о работе этой комиссии ничего не знало.

23 августа прошло большое совещание, на котором Лукашенко сказал, что никакого указа об изъятии учебников не подписывал и подписывать не собирается, а все произошедшее было «из области аморальных спекуляций отдельных журналистов и околополитических „дзеячоў“».

Фото: svaboda.org
Фото: svaboda.org

1 сентября в обращении к педагогам, учащимся и их родителям Александр Лукашенко еще раз подчеркнул, что никакого указа не было. И очертил свое отношение к содержанию учебников.

— Попытки обвинить президента в том, что он якобы издал распоряжение об исключении из системы школьного и вузовского образования учебников образца 1992−1995 годов и тем самым отбросил развитие республики в историческое прошлое, чуть ли не к краткому курс ВКП (б), не имеют под собой сколько-нибудь веских оснований. Позиция президента любой страны должна заключаться прежде всего в здравом смысле. Здравый же смысл состоит в том, что альтернативой краткому курсу ВКП (б) выставляется националистическое псевдоучение, смысл которого сводится к тому, что «Россия — вражеская страна, русские — лоскутной народ, а белорусы триста лет находятся с Москвой в состоянии перманентной войны». <…> Думаю, именно поэтому как в научных кругах, так и в среде рабочего класса, крестьянства появилось вполне оправданное желание не засорять головы своих детей учебниками, написанными в основном сторонниками националистических идей. <…> Все это политические игры. Никаких алогизмов в данной ситуации я не нахожу («Советская Белоруссия», № 163, 01.09.1995 г.).

Учебники в тот год из школ не изъяли. Но уже в 1996 году они начали обновляться. Состав авторов остался примерно тем же, только содержание учебников подшлифовали.

Например, из текстов пропали некоторые формулировки. Параграф в учебнике Штыхова (1993 год), в котором идет речь о Белорусской Народной Республике, называется «Беларускі нацыянальна-вызваленчы рух. Абвяшчэнне БНР». В 1996-м этот «рух» становится просто белорусским национальным. «Вызваленне» из формулировки исчезает.

То же касается значения БНР для формирования независимости Беларуси. В 1993 году авторы учебника пишут: «Акт аб незалежнасці Беларусі прымусіў бальшавіцкі ўрад перагледзець сваю палітыку ў адносінах да яе і пайсці на стварэнне, хоць і абмежаванай у правах, але ж беларускай савецкай дзяржаўнасці». В новом учебнике 1996 года этот заключительный абзац исчезает.

Стал назначать и согласовывать ректоров вузов

Короткий промежуток — с 1987 года — должность ректора в Беларуси была выборной. Ректоров выбирали тайным голосованием на расширенном заседании Ученого совета, треть которого составляли студенты.

С 1996—1997 годов эта практика начала меняться.

Федор Капуцкий (справа) — ректор БГУ в 1990—1996 годах. Его сменил Александр Козулин, первый назначенный ректор БГУ. Фото: earchives.bsu.by

Ректоров государственных вузов стал назначать Совет министров (он же и освобождает от должности), ректоров частных — министр образования. При этом каждого кандидата должен согласовать Александр Лукашенко.

Установленные правила не коснулись лишь двух вузов — Белорусского государственного университета и Академии управления при президенте. Их ректоров назначает и увольняет лично Лукашенко.

Впервые назначение на должность ректора БГУ президент сделал в августе 1996 года. Согласно приказу, им стал доктор педагогических наук Александр Козулин. Этот же приказ присвоил БГУ статус ведущего высшего учебного заведения в национальной системе образования.

Фото: earchives.bsu.by
Ректор БГУ Александр Козулин (справа). Фото: earchives.bsu.by

Главой БГУ Козулин пробыл до 2003 года. Уволил его Лукашенко после того, как было заведено уголовное дело в отношении руководства предприятия «Унидрагмет БГУ». Его директора и заместителя подозревали в хищении золота.

Спустя два года Александр Козулин ушел в оппозицию. В 2005 году он возглавил Белорусскую социал-демократическую партию «Грамада», которая выдвинула его кандидатуру на президентских выборах в 2006-м, после которых он был приговорен к пяти с половиной годам тюремного заключения «за злостное хулиганство и организацию массовых беспорядков».

В 2014 году Беларусь стала участницей Болонского процесса. Одним из условий вступления была возможность выбирать ректора. Беларусь приняла это обязательство, однако спустя пять лет все еще его не выполнила.

Одобрил реформу школы, а через 11 лет ее свернул

В 1996 году министр образования Василий Стражев предложил масштабную реформу школы. Ее концепция предполагала три основных элемента: новые технологии обучения; обязательное базовое образование становилось 10-летним, а общее среднее — 12-летним; в 10−11 классах (первым классом был нулевой) вводились «профили».

На I съезде учителей, который прошел 3−4 октября 1997 года в концертном зале «Минск», присутствовал и Александр Лукашенко. Он рассказал, что поддержал проект реформы и поручил разработать ее концепцию. При этом поставил министру образования задачу «сохранить все положительное, что было достигнуто республикой в советское время».

Тогда же, во время выступления, он заговорил о необходимости компьютеризации школ и налоговых льготах для тех предприятий, которые смогут в этом помочь. Также он обратил внимание на то, что белорусские школьники очень плохо знают иностранные языки. Поэтому за два года президент поручил разработать новые эффективные программы, поскольку «это нетерпимо для страны, расположенной в центре Европы».

Высказался Александр Лукашенко и о «шестилетках».

— В принципе, я поддерживаю идею начала учебы с шести лет («Советская Белоруссия», 7 октября 1997 года).

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

В результате реформа была поддержана президентом и одобрена съездом. Переход на 12-летку начался в 1998 году. Но дойти до профильного обучения в 10−11-м классах ни один выпуск реформированной школы не успел.

6 марта 2008 года в газете «Советская Белоруссия» вышла статья первого заместителя главы Администрации президента Анатолия Рубинова под названием «Педагогический зуд реформаторства». В ней критиковались все постулаты реформы Стражева.

Вскоре состоялось совещание по вопросам целесообразности 12-летнего обучения в средней школе. Александр Лукашенко назвал 12-летку «одним из самых острых вопросов развития образовательной системы».

— Предстоит рассмотреть проблему комплексно, учитывая все аспекты ее влияния на общество. В частности, надо ответить на вопросы: стали ли дети умнее и здоровее от того, что пошли в школу в шестилетнем возрасте и проведут там целых 12 лет; так ли нужно обществу 12-летнее среднее образование с профильным обучением; во что лишний год обучения в школе будет ежегодно обходиться государству; какие социальные, моральные и правовые последствия мы получим, задерживая за партой вполне созревших молодых людей?

Спустя ровно три месяца, 17 июля того же года, Александр Лукашенко подписал декрет № 15, который возвратил школу к 11-летнему обучению.

Взял под контроль молодежное движение

Фото: TUT.BY

В 90-е наследником комсомола в Беларуси считался Белорусский союз молодежи (БСМ), который, однако, отказался от политической повестки дня. В то время он обладал большими ресурсами: зданием на столичной улице Карла Маркса, лагерем «Зубренок» и прочим.

Остальные молодежные организации — а их в 90-е было много — имели гораздо более скромную базу, но тоже работали независимо.

Дважды: на специальном июньском совещании, а также на молодежном форуме, который проходил в Минске 20−21 сентября 1996 года, — Александр Лукашенко призывал лидеров молодежных организаций объединиться и воссоздать нечто наподобие советского комсомола.

По воспоминаниям участников тех событий, многие организации так пугала возможность возрождения комсомола, что они решили войти в Национальный совет молодежных и детских организаций, который существовал в Беларуси с 1993 года. В том числе так поступил и Белорусский союз молодежи. Это позволяло иметь более сильную структуру при возможности работать автономно.

Незадолго до референдума 1996 года в Беларуси появилась молодежная организация «Прямое действие», которая устраивала акции в поддержку президента. Одним из ее руководителей был Всеволод Янчевский. После референдума на основе «Прямого действия» был создан Белорусский патриотический союз молодежи (БПСМ) с тем же человеком во главе. Предполагалось, что БПСМ возьмет на себя функцию координирования деятельности молодежных организаций, однако ему это не удалось.

При этом независимым молодежным организациям запрещалось приходить в школы и университеты, рассказывает бывший сопредседатель Всебелорусского национального совета молодежи Светлана Королева. Такой доступ был только у БПСМ.

Получилось задуманное спустя пять лет — с помощью присоединения к Патриотическому союзу Белорусского союза молодежи.

В результате 6 сентября 2002 года на объединительном съезде БПСМ и БСМ было принято решение о слиянии двух организаций в Белорусский республиканский союз молодежи. Спустя три с половиной месяца Александр Лукашенко издал указ о государственной поддержке этого объединения.

Инициировал закрытие Европейского гуманитарного университета

Фото: ehu.lt
Бывший учебно-административный корпус ЕГУ в Минске. Тогда еще проспект Ф. Скорины, 24. Фото: ehu.lt

С 1992-го по 2004 год в Минске работал Европейский гуманитарный университет. В нем было 8 факультетов, 13 специальностей и несколько исследовательских центров. Университет приглашал зарубежных профессоров, развивал программы международного обмена, выдавал европейские дипломы и обладал независимостью — как в финансировании, так и в решениях, какие кадры назначать и как вести свою учебную, научную и хозяйственную деятельность.

В июле 2004 года руководство ЕГУ получило из управления делами президента предписание о немедленном выселении из здания, где располагался учебный корпус университета, сообщала тогда «Комсомольская правда в Беларуси». Как следовало из документа, помещения понадобились для размещения Госконтроля и Министерства лесного хозяйства.

Вскоре Минобразования аннулировало лицензию ЕГУ на оказание образовательных услуг. По словам бывшего первого проректора университета Владимира Дунаева, на решение этой проблемы закон давал шесть месяцев, но лицензию отозвали уже спустя три дня.

Казалось бы, при чем здесь Александр Лукашенко, если решение принималось Министерством образования? О том, что это была его инициатива, президент рассказал сам. По его мнению, ЕГУ был слишком прозападным.

— Свою элиту, будущее руководство страны мы будем готовить сами, в белорусских вузах, в том числе региональных, — заявил он на встрече со студентами в Бресте.

По его словам, когда открывался ЕГУ, это был интересный и привлекательный проект как для молодежи, так и для государства: приглашались зарубежные лекторы, студентам выдавались европейские дипломы. Но, как выяснилось впоследствии, основная задумка была подготовить новую белорусскую элиту, которая должна со временем «привести Беларусь на Запад».

Фото: ehu.lt
Фото: ehu.lt

— Что же получается, в центре Минска готовятся будущие руководители, элита, а как же остальные белорусские вузы? Они кого готовят? Слуг для этой самой элиты? Мы не отказываемся от зарубежной помощи в подготовке кадров, от студенческого и научного обмена, но должна быть и какая-то мера.

В результате ЕГУ в Минске был закрыт. За это тогдашнему министру образования Александру Радькову грозили санкции со стороны ЕС.

— При чем здесь Радьков? Это наше решение, которое мы вынашивали несколько лет. Их предупреждали, что студентов нужно готовить, как в других вузах, — признался Александр Лукашенко.

После закрытия большинство студентов перевелись в другие белорусские вузы. С 2005 года ЕГУ возобновил свою деятельность в Литве.

Настойчиво рекомендовал упростить школьные программы и учебники

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Период «Лукашенко-отец», причем отец неравнодушный, начался примерно в то время, когда его младший сын Николай перешел в четвертый класс. О первых изменениях, которые необходимы школе, президент заговорил в ноябре-декабре 2014 года.

Тогда Александр Лукашенко предложил ввести шестой школьный день, свободный от занятий, но наполненный «любимым делом — спортом и трудами». По его задумке, такая суббота была нужна для того, чтобы разгрузить мозг.

В 2015—2016 учебном году инициатива президента распространилась на все школы Беларуси.

— Это была моя несчастная инициатива. Она исходила из чисто человеческих вещей, которые я почувствовал на своей шкуре, когда малыш пошел в школу.

В том же 2015-м Лукашенко обратил внимание, что дети сильно перегружены: много уроков, непростая программа и учебники, объемные домашние задания. Тогда он пообещал, что со следующего учебного года многое упростится, чтобы избавить детей от ненужных знаний из высшей школы.

— Что мы заставляем в силу необходимости по программе изучать в школе? Половина — хлам. Ненужный абсолютно для жизни детей. Поэтому я потребовал, чтобы программы были изменены. Что-то изменили, но все равно это не то. Поэтому я часто критикую Минобразования, что мы не соответствуем реалиям, которые у нас сегодня есть.

В результате в Беларуси начали поэтапно обновляться учебные программы по всем предметам.

В 2017-м, во время послания к народу и парламенту, Лукашенко вернулся к этой теме. От нового министра образования Игоря Карпенко он потребовал вдвое сократить сроки подготовки новых программ для средней школы. Также он отдал распоряжение за лето написать новые учебники по предметам.

— Иначе зачем министра меняли? — сказал президент. — Сделайте это все за лето, к новому учебному году. Главное — дать учителю эту программу. Он уже по программе должен найти эти знания, эти учебники, хрестоматии и прочее… Но мы можем и книжки написать быстро и оперативно. Надо выделить эти средства, небольшие, и попросить, чтобы написали новые учебники.

Президент еще раз напомнил, что усложняя процесс обучения и подбрасывая сложные учебники в школе, «мы отталкиваем детей получать знания», особенно в физике, математике, других точных науках.

К 1 сентября 2017 года поручение Лукашенко было выполнено. Министерство образования тогда заявило, что новые учебные программы позволят снизить нагрузку у школьников. Кроме этого, детям планируют давать меньше домашних заданий, а многие темы перенесут из теоретического в практическое освоение.

В 2019—2020 учебном году по новым программам будут учиться девятиклассники, то есть закончится процесс их обновления для всех классов базовой школы.

Перенес начало занятий в школе на час позже — с 8 на 9 утра

Фото: Reuters
Фото: Reuters

О необходимости изменить график работы школ — перенести начало занятий с 8 на 9 утра — Александр Лукашенко впервые заговорил в октябре 2016 года. В апреле 2017-го, выступая с посланием к народу и парламенту, он снова затронул эту тему, сославшись на личный пример.

— Ребенок просыпается в полседьмого… Надо еще разобраться Карпенко: с 9 часов надо начинать учебу! И не смотреть на то, что родителям сложно в школу отправить ребенка, потому что они раньше идут на работу. Час утром ребенку поспать — это что стоит! — аргументировал Лукашенко.

12 мая того же года президент поручил пересмотреть график. 26 мая он посетил одну из минских школ, где ему доложили, что в новом учебном году большинство школ будут начинать занятия с 9 утра. В том числе Острошицко-Городокская средняя школа, где учится Николай Лукашенко. Хотя сам Николай, по словам президента, был не очень доволен предложением отца.

— Утром одно мнение я уже получил: ты не то делаешь, не надо в 9 часов, — сказал Лукашенко. — Как родители детей повезут? Это же не сын президента едет.

Добавил уроков труда

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

О том, что после школы дети не приспособлены к жизни, Александр Лукашенко упоминал не раз. Например, что юноши не могут отличить козу от коровы и молоток от топора, а девушки не умеют пришивать пуговицы.

В августе 2018-го президент повторил, что нынешний молодой человек не понимает, что такое розетка, а что — лампочка.

— А ведь в наше время этому учили. Почему сейчас не учите этому детей?

В новом учебном году поводов для критики у Александра Лукашенко стало меньше: десятиклассникам обычных школ, у которых нет профильных предметов, добавили шесть часов «Трудового обучения» в неделю.

-30%
-20%
-50%
-30%
-10%
-10%
-45%
-55%
-10%
-35%
0065281