/

Что будет со знаменитыми минскими долгостроями, станет ли город закупать новые автобусы и троллейбусы и как попытается бороться с пробками во дворах? Глава Минска Анатолий Сивак дал интервью TUT.BY, в котором ответил на эти вопросы, а еще рассказал, как относится к критике.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Анатолия Сивака назначили председателем Мингорисполкома 24 ноября 2018 года, до этого он шесть лет был министром транспорта. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Строительство скоростного трамвая — не дороже 25 миллионов за километр

— Давайте начнем с близкой вам транспортной темы. Первые станции третьей линии метро собирались открыть еще в 2017 году, потом сроки сдвигались. Собирались сделать это даже в 2021 году. Когда третью ветку все-таки откроют для пассажиров?

— Процесс всегда зависел от объема выделенных ресурсов из городского бюджета, это диктовало темпы работ. Метро — очень дорогое удовольствие: около 100 миллионов белорусских рублей за километр. Мы себе поставили задачу (с учетом критики): метро закончим и откроем в 2020 году (на днях появилась информация по дате — 3 июля. — Прим. TUT.BY).

— На слуху тема развития скоростного трамвая в Сухарево. Были свежие данные, что на линии будут эстакады, что рельсы пойдут не по краю, а посередине дороги, что остановки будут закрытого типа. Не сделает ли все это план по запуску скоростного трамвая таким дорогим, что от него придется отказаться?

— Мы закончили расчеты, они показывают, что трамвай будет дешевле метро не менее чем в четыре раза (не дороже 25 миллионов рублей за километр. — Прим. TUT.BY). Затрат не так много, как могло быть, генпланом Минска развитие такого вида транспорта предусматривалось, для него оставлены коридоры. Но нам придется нести затраты, чтобы обеспечить для пассажиров нормальную скорость движения: скоростной трамвай — своеобразная замена метрополитена на некоторых направлениях.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Минский трамвай. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— А как будут развиваться трамвайные линии, которые уже есть? Люди жалуются: трамваи сегодня очень медленно ходят.

— Нужно увеличивать скорость движения, убирать конфликтные точки. Трамвайное движение будет модернизироваться в части инфраструктуры и подвижного состава. Трамваи, которые сейчас работают на линии, — сами по себе устаревшие: высокий пол, ступеньки, на которые трудно подняться пожилому человеку. Как правило, с пассажирами идет только один вагон, а время на перекрестке затрачивается. Скоростные же трамваи — это обычно три вагона в одной подвижной единице. Мы подсчитали такой показатель, как стоимость жизненного цикла: по нему трамвай конкурирует с троллейбусом, электробусом и автобусом. Если оставить в сторону метро, то самый выгодный транспорт — как раз трамвай.

«Мысль витала: есть электробусы, а значит, троллейбусы уже не будем развивать»

— Весной говорили, что больше половины подвижного состава общественного транспорта в Минске нужно списывать. Потом была большая закупка новых автобусов. Какие планы дальше?

— Слово «списывать» здесь не совсем уместно. Говорили, что много единиц подвижного состава самортизировано — это значит, отработало нормативный срок и требует больше вложений в его содержание. Когда прозвучала проблема по троллейбусам (жалоба водителей троллейбусов на плохое состояние техники и условия труда. — Прим. TUT.BY), мы решили купить 30 новых машин, но потом еще оценили возможности, и теперь в плане — закупка 70 троллейбусов. Для нас было важно определиться, как будет развиваться этот вид транспорта в Минске. Мысль витала: есть электробусы, а значит, троллейбусы уже не будем развивать. Но мы посмотрели на эти линии — они не самортизированные. Тот период, когда мы не понимали, как будем относиться к троллейбусу, прошел. Троллейбусы будут покупаться, линии — эксплуатироваться. Тем более что производители говорят: у них есть машины с автономным ходом. Это удобно: если понадобится продлить линию, троллейбус сможет пойти дальше на аккумуляторе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Автобусный парк будет дальше обновляться?

— Объективно говоря, в этом году нужно было заменить 450−470 самортизированных автобусов, но пока останавливаемся на 330, которые уже закупили. Все-таки если заменить все 450 автобусов на новые и в то же время наращивать количество электробусов, то возникает проблема: а куда нам это все ставить? Мы же и трамваи собираемся закупать, и метро вводим.

— Вы заговорили о жалобах водителей — знаем, их проверяла комиссия. Но что будет дальше? Сами водители опасались, что их проблемы так и останутся нерешенными.

— Проблемы уже решаются: закупка техники будет продолжаться. Сказать людям, что мы приобретем троллейбусы, и не сделать этого — значит поговорить впустую. Но здесь не только этот вопрос. Нужно соответствующее финансирование городских перевозок, нужно, чтобы эффективно работал персонал — ремонтники, руководители. Чтобы мы покупали более качественный продукт. Например (буду говорить открыто), тот же «Белкоммунмаш» как коммунальное предприятие, которое производит троллейбусы, пользовался каким-то покровительством исполкома. Априори все считали, что закупки нужно делать именно на «Белкоммунмаше». Но сегодня троллейбусы производит и МАЗ. Я предложил руководству «Минсктранса»: пожалуйста, проводите конкурс, чтобы речь шла о более качественном продукте с меньшими расходами на эксплуатацию и большей эффективностью. Какие будут перемены? Это обновление транспорта, обеспечение регламентных работ при ремонте и закупка более эффективного подвижного состава.

Проблема пробок: ремонт дорог и коммунальные паркинги

— В конце прошлого года и в начале этого минские дороги не раз «стояли» в десятибалльных пробках. Что думаете с этим делать?

— Эта проблема есть, и она, боюсь вам сказать, может стать еще серьезнее. Когда мы говорим, что надо решать проблему инфраструктуры, забываем: чтобы расширить улицу с двух полос до четырех, нужно начать серьезные ремонтные работы и движение транспорта закрыть. Когда мы занимаемся метро, мы тоже создаем трудности для автотранспорта. Сейчас к этим двум моментам прибавится еще и ремонт путепроводов. Нужно будет на кольцевой дороге осуществить второй этап, но эта работа пойдет уже гораздо быстрее, потому что не с чистого листа будем начинать (речь о ремонте путепроводов на 3-м километре МКАД, над железной дорогой возле улицы Франциска Скорины и на 25-м километре МКАД, над железнодорожными путями около поворота к филиалу БГУ. — Прим. TUT.BY). Помимо этого, займемся путепроводом на Железнодорожной. Ничего не делать — значит прийти к точке, когда сразу нужно будет сделать очень много.

Переполненная парковка во дворе микрорайона Кунцевщина. Фото: Павел Мурашко, AUTO.TUT.BY

— Во многих спальных районах Минска сильно переполнены парковки во дворах. Мы даже проводили эксперимент на эту тему. Эту проблему вообще можно решить?

— Чтобы решать вопросы парковок, будем заниматься развитием коммунальных паркингов, и не только в спальных районах. В коммунальном паркинге первый этаж коммерческий: его будут арендовать СТО и другие субъекты, связанные с транспортом. Остальные этажи предназначены для хранения автомобилей. За счет коммерческой составляющей мы могли бы минимизировать плату за паркинг, и тогда граждане будут охотнее оставлять здесь свои автомобили. Возле железной дороги у нас есть свободные пространства — в первую очередь будем там строить такие паркинги. Эту проблему мы не решим никакими плоскостными стоянками — только многоэтажными. Будем пытаться добиваться, чтобы во время нового строительства количество парковочных мест соответствовало количеству квартир. Это требование в законодательстве есть, но оно плохо выполняется.

Долгострои, которым нужен «индивидуальный подход»

— Проясните, пожалуйста, судьбу некоторых крупных долгостроев. Например, гостиница возле парка Горького, которую прозвали Не-Кемпински. По последней информации, ее выкупил Сбербанк, потом писали, что зданием заинтересовалась компания российского миллиардера Михаила Гуцериева. Какой будет участь здания, которое должны были возвести еще к чемпионату мира по хоккею, в 2014 году?

— Я хотел бы, чтобы, как и метро, этот объект был в следующем году закончен, и все для этого буду делать.

— Была информация, что Гуцериев вкладывается в строительный бизнес в Беларуси и его структурой стала компания «Ю-Строй». Может быть, этот бизнесмен планирует какие-то большие стройки в Минске?

— Мне ничего об этом неизвестно. Название этой компании слышу, наверное, второй раз в жизни. На прошлой работе я не очень интересовался строительным сектором.

— Еще один недостроенный объект — отель «Хайятт» на Старовиленском тракте. Его долго не могли продать, есть ли подвижки?

— Идет процесс входа в эту стройку нового собственника — это общество с ограниченной ответственностью «СанБридж», которое являлось кредитором «Сырьевых ресурсов» («Сырьевые ресурсы» — заказчик строительства отеля, он обанкротился. — Прим. TUT.BY). На уровне наших специалистов оговариваются сроки, когда объект будет заканчиваться. Вообще, у нас есть десять объектов, которые находятся на моем контроле. Для их завершения нужен индивидуальный подход.

Недостроенный отель Hyatt Regency. Возводить его начали еще в 2010 году, а завершить должны были к чемпионату мира по хоккею 2014 года. В 2015 году строительство заморозили из-за недостатка средств. Застройщик начал процедуру банкротства, объект выставили на торги. Торги проводились в рамках процедуры банкротства компании «Сырьевые ресурсы», которая была заказчиком строительства гостиничного комплекса.

— Какие еще, например?

— Иранский комплекс, компания «Белпарс», рядом с Восточным кладбищем. Достаточно серьезный с нашей стороны с ними идет диалог, пытаемся в меру наших сил и полномочий влиять на инвестора, чтобы объект наконец закончили. Также с инвестором обсуждалась судьба здания «Газпрома». У нас были договоренности по одному и второму объекту, какой объем освоенных средств будет в июне, какой в июле, какой в мае. И мы за этим следим. Здания долгое время вообще не строились, потом процесс понемногу пошел. Объект на Маяковского «Лада ОМС-Инжиниринг» Алексея Ваганова — там тоже мы недавно принимали трудное для себя решение, пошли навстречу инвестору, появились ресурсы, чтобы объект ожил.

Протесты жителей, самострои и задачи для нового архитектора

— В конце мая вы встречались с жителями многоэтажки на переулке Розы Люксембург, которые активно выступают против строительства подземного паркинга. Новую встречу с ними назначали на 5 июня. Что решили по этому вопросу?

— Да, я встречался с людьми сначала в администрации Московского района. Там они представили новую для меня информацию, исходя из которой можно считать, что есть определенные нарушения. Потом встречались с ними 5 июня и в тот же день со специалистами исполкома и с участием этих граждан подготовили письмо в соответствующие органы: в «Госстандарт», Минстройархитектуры и в прокуратуру Минска. В письме три вопроса, на которые мы должны получить ответ. Я подписал его и попросил среагировать на него до 12 июня. Там есть обеспокоенность людей, эмоции, но нужно понимать, что если нет оснований, то никакой председатель горисполкома не сможет остановить стройку росчерком пера.

Анатолий Сивак на встрече с жителями, выступающими против строительства паркинга во дворе. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Иногда в Минске возникает проблема самостроев. Из примеров — 25-этажный дом в Копище. Правда, официально это не Минск. В Минске — самовольно построенные этажи здания в Верхнем городе. Не помню, чтобы застройщиков, которые что-то нарушили, все-таки заставили снести лишнее. Вам не кажется, что так у них может возникнуть ощущение, что можно строить все что угодно?

— Если бы проблема касалась одного застройщика как юридического лица, то она бы проще решалась и применялись бы те методы, о которых вы говорите: разбирали бы — и всё. А проблема касается еще и граждан, которые выступали там дольщиками или были соинвесторами. И в таких случаях диалог уже идет не с застройщиком, не с той компанией, на которую это все оформлено, а с соинвесторами, — и все становится сложнее. Получается, что люди по вине органов власти и председателя Минского исполкома и других причастных организаций попали в такую сложную жизненную ситуацию, что становится вопрос: или снос, демонтаж, или соответствующее оформление. Поэтому нам, чиновникам, надо на всех стадиях строительства лучше работать.

— Может быть, уже известно, кто будет новым главным архитектором Минска? (главный архитектор Алексей Мартынов проработал в должности только месяц, его предшественника Павла Лучиновича подозревают в получении взятки, он задержан. — Прим. TUT.BY).

— Больной вопрос.

— Почему?

— Потому что это очень важная должность и мы уже достаточно длительное время без главного архитектора. Нельзя брать в расчет период работы Мартынова: он ушел по семейным обстоятельствам. Процесс согласования новой кандидатуры идет. Скорее всего, будет женщина.

— За что должен сразу взяться главный архитектор?

— Навести порядок в комитете, в части работы чиновничьего аппарата. Навести порядок в работе подчиненных структур, в первую очередь в «Минскградо».

— Есть проблемы?

— Ну вы же их и озвучиваете. Если у нас сегодня существуют проблемы, связанные со сносами, с развитием инфраструктуры, проблемы со строительством зданий в местах, где сегодня необходимо вырубать большое количество деревьев, — это все идет из-за качества работы разработчиков градостроительной документации. Практически вся территория города накрыта проектами детального планирования, и не все они реализуются даже на пять процентов. Но сегодня на ровном месте возникает тема семи паркингов, в которой приходится разбираться, где истоки и кто претендует их строить. Эти все проблемы порождаются не совсем совершенным планированием на уровне подготовки ПДП.

— Вы совсем недавно ехали вместе с президентом по МКАД, и он резко высказался о Ждановичах, об их участке. Что Мингорисполком думает по этому поводу — правда ли, что с этой территорией есть проблемы?

— Там есть неосвоенный участок, который виден с путепровода. В планах города — такой проект: реконструкция улицы Тимирязева, и на этом месте должно быть разворотное кольцо. Мы обсуждали, когда начнем проект, но его стоимость — 120 миллионов рублей. Почему так много? Потому что для реконструкции улицы нужно решить вопрос ливневой канализации большого диаметра. Пока мы не приняли решения по строительству этого объекта, потому что не можем одномоментно выполнять все работы по инфраструктуре. Я поручил сделать план, в котором на ближайшие три года будет расписано, что и когда будет делаться, чтобы движению транспорта не создавать больших проблем.

Часть территории рынка «Ждановичи», которая видна с кольцевой дороги. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

И тут лоукосты. Как минский аэропорт начнут косвенно поддерживать

— Когда вы были министром транспорта, то говорили, что бюджетные перевозки будут развиваться, если в этом появится заинтересованность местных властей: министерство не было готово их дотировать. Сейчас вы по другую сторону — как раз представляете местную власть. Есть ли возможность привести в Минск лоукосты?

— Территория, которая по генплану Минска находится вокруг аэропорта, за его забором, — это территория Минской области. По генплану этот участок — перспективный для Минска. Минская область понимает, что земля перспективно городская и туда не входит. И вот всю эту территорию, все инженерные сети содержит РУП «Национальный аэропорт». Водопровод, скважины, канализацию, обкосить какую-то траву — все аэропорт. Все эти затраты неизбежно ложатся на цену услуг аэропорта для всех авиакомпаний, которые летают в Минск. Потом это скажется и на стоимости авиабилета. Я это понимал как министр и предлагал: Минск, заберите это все, это понемногу начнет отражаться на стоимости услуг Национального аэропорта. Я не находил взаимопонимания, но раз я сам сюда пришел — я пошел к президенту и сказал: нам надо забрать эти земли. Чтобы мы их развивали, думали как о городской территории — с благоустройством, наружным освещением, стоянками для автомобилей, которые постоянно подвергаются критике, водозаборами, ливневками… Президент это одобрил и поручил подготовить вместе с Минской областью нормативный документ по передаче этих территорий Минску. И это уже будет элемент косвенной поддержки для Национального аэропорта, и она не будет останавливаться. Мы сравниваем ситуацию с Вильнюсом, другими городами, а мы еще лежащие на поверхности функции по поддержке аэропорта не выполнили… (…). Если вы мне расскажете при следующей встрече, по какому маршруту нужно, чтобы летал первый лоукост — я этим займусь. Ведь чтобы вести переговоры с лоукостом о полетах, нужен определенный поток пассажиров.

Сколько стоила реконструкция Комсомольской, и еще немного — про блогеров и критику

— Реконструкцию улицы Комсомольской сильно критиковали. Особенно за большие деньги, которые вложили, по подсчетам урбанистов, в эту работу. Можете ли вы назвать, сколько стоила реконструкция и как к тому, что получилось, относятся городские власти?

— Реконструкция стоила 3,5 миллиона рублей. Насчет критики: давайте договоримся в следующий раз встретиться на Комсомольской, тогда можно будет говорить предметно. Критике подвергается все, потому что нет стандартного, одного взгляда на такие вещи. Оценить талант какого-то архитектора можно только со временем. Если этого испытания человек не выдерживает — значит, появляется более талантливый, а предыдущий уже не побеждает в конкурсе. Но критика нужна, и на нее надо реагировать. Это ж ваш проект «Доска позора»? Мы сейчас его показываем на планерках в исполкоме. И ни одного факта еще не было, чтобы кто-то сказал, что необъективно покритиковали.

Летом 2018 года после реконструкции открыли улицу Комсомольскую. Горожане критиковали то, какой она получилась. Больше всего досталось столбикам, которых здесь очень много

— Вы недавно сказали, что этим летом высадят 8−9 миллионов цветов, что город должен быть зеленым. Но очень часто слышишь претензии к озеленению Минска. Упорно высаживают елочки, которые плохо приживаются в городе. На проспекте Независимости появляются деревья — прутики, которые быстро высыхают. Может, что-то нужно менять в подходах?

— Я еще не так много работаю: город такой большой организм, на раз-два это все не делается. Сухие деревья — да, это и меня беспокоит. Мы сейчас обсуждаем с коллегами из-за границы опыт зеленого строительства, чтобы наши специалисты поучились у них и какие-то проекты воплотили здесь, в Минске.

— Сейчас город готовится к Европейским играм. И постоянно в соцсетях сбрасывают фотографии: то бетонные заборы красят, то фонарные столбы, то парапет на набережной. Это требование Мингорисполкома? Это же глупые вещи, которые людей раздражают.

— Да какое это требование Мингорисполкома? Значит, надо выносить на «Доску позора». У нас тут на планерке отчитывался по ремонту подъездов один из глав района — показывал картинки. Одна, мне показалось, просто из интернета. Вторая — как замазывали непотребно какую-то подпорную стенку. Просто мне в этой должности нельзя ругаться, но лучше б я поругался. Я раньше в городе не видел столько недостатков, а сейчас я каждый день иду и вижу одни недостатки.

— Как вы относитесь к блогерам, которые в соцсетях требуют что-то поменять? Тот же самый Антон Мотолько, который, кажется, тоже идет по городу и видит проблему.

— Я ни разу не читал, что пишет Мотолько. Мне хватает TUT.BY с критикой и собственной критики. Я не все отслеживаю, иначе можно перегрузиться и вообще только в эмоциях быть с утра до вечера. Но самое сложное не это. Очень просто брать и реагировать на «Доску позора», когда видишь конкретный факт. Но одно дело — одна лестница проблемная, а ведь их таких по городу может быть 150. Когда мы говорим, чтоб за короткое время все лестницы пришли в порядок, чтобы асфальт был нормальный — ты думаешь, как эти проблемы объединить и их решать. Но мне кажется, что я вижу больше проблем, чем видит Мотолько и чем вы критикуете.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-10%
-30%
-35%
-30%
-25%