опубликовано: 
обновлено: 
/

Максим (по просьбе человека имя изменено) живет в Барановичах. Сейчас ему за 30. Из-за проблем со здоровьем к службе в армии он не годен, поэтому не служил. Пару лет назад на работу ему пришла повестка, которая, как позже выяснилось, обозначала: пришло время отдать долг родине. С тех пор, по словам собеседника, пару раз в год он разносит повестки. «Появилась информация, что 10−13 июня нас снова могут вызвать, — говорит собеседник и задается вопросом: — Могу ли я от этого отказаться?»

Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Олег Киндар, TUT.BY

У Максима гражданская профессия. Пару лет назад ему на работу пришла повестка. В ней были перечислены фамилии нескольких сотрудников, а также адрес пункта оповещения, куда мужчинам следовало явиться.

— Нашим пунктом оповещения стала одна из школ города, — возвращается к тем событиям собеседник. — Там нас собралось человек 50, возраст где-то от 20 до 50 лет.

Дальше было так: примерно 90 процентов пришедших определили как посыльных — они должны были разносить повестки по адресам. Остальные занимались организационной работой: распределяли, кто по каким адресам должен идти.

По словам собеседника, с тех пор разносить повестки его вызывали примерно 3−4 раза в год. Обычно длилось все это 2−3 дня. На работе вопросов по этому поводу не возникало. Рабочий день оплачивался. Одежда — «по гражданке», с собой — удостоверение посыльного.

— Бывало, ты приходишь к человеку, а его нет дома. Родственники брать повестку не хотят, и тебе приходится по 6−7 раз в день ходить на один и тот же адрес, — описывает происходящее собеседник. — Но самое неприятное — когда вручаешь повестку, а человеку через пару часов уже нужно быть на месте. Однажды мне пришлось прийти в 4 утра к мужчине, которого никак не могли оповестить. А в восемь ему уже следовало быть в военкомате.

В день, продолжает собеседник, приходилось разносить примерно 10−30 повесток. В основном, говорит, все они были для военнообязанных, которых вызывали на сборы. В единичных случаях — для солдат-срочников.

По словам собеседника, если повестки разнесли, а вечер еще не наступил, посыльные возвращаются на пункт оповещения и ожидают новых повесток. На ночь всех отпускают домой.

— А если передать повестку не получилось?

— За это никто не наказывал. Повесток, я так понимаю, выписывают с запасом, поэтому нужное количество людей набиралось, и проблем не возникало.

Еще один момент — тренировочные повестки. Были случаи, вспоминает собеседник, когда они вручали так называемые тренировочные повестки. При этом сразу предупреждали, что людям никуда по ним ходить не нужно.

— Для многих «партизан» повестка в дом — это беда. Кто-то считает: ты разносишь повестки, только чтобы самого не забрали. Зачастую люди нам не рады, поэтому выполнять это задание — дело не самое приятное, — делится впечатлениями Максим. — Мы спрашивали, почему этим занимаемся мы, а не работники комиссариата, но ответа не последовало. Для себя я понимаю это так: в комиссариате не хватает людей.

Максиму объяснили: если он откажется явиться по повестке, нарушит закон.

— Насколько это корректный ответ, мне сложно понять. Своя работа у меня такая, что если не пришел, все равно потом нужно вернуться на предприятие и сделать, — говорит Максим. — Конечно, для меня лучше потратить время на свою работу и близких, чем на повестки. К тому же я не могу понять, если я все-таки пришел на пункт оповещения, могу ли я хотя бы отказаться разносить повестки?

«Закон никто не нарушает»

В пресс-службе Министерства обороны TUT.BY пояснили: ситуация, когда мужчин вызывают разносить повестки, не является изобретением Барановичского комиссариата. При необходимости так поступают и в других населенных пунктах. Закон в этой ситуации никто не нарушает.

— В постановлении Совмина «Об утверждении Положения о военных комиссариатах» сказано, что по согласованию с руководителями местных исполнительных и распорядительных органов для подготовки и выполнения мобилизационных мероприятий военный комиссар привлекает аппарат усиления военного комиссариата. Аппарат усиления военного комиссариата — это необходимое число граждан, которых по решению военного комиссара привлекают, чтобы оказывать помощь для проведения оповещения, призыва, отправки и поставки мобилизационных ресурсов.

— Значит ли это, что человека, который в мирное время не годен к службе в армии, могут вызвать разносить повестки?

— Конечно.

— Кого в принципе привлекают разносить повестки?

— Практика в Барановичах такая: подбирают из числа военнообязанных, не подлежащих призыву.

— Может человек, который явился в пункт оповещения, отказаться разносить повестки?

— Это он должен решать на месте. Человек должен гордиться тем, что он является сопричастным к выполнению важнейшей обязанности, связанной с обеспечением военной безопасности государства, — подчеркнул Владимир Макаров.

Антон Гашинский, адвокат адвокатского бюро «Маслов, Гашинский и партнеры», поясняет: в Беларуси есть Закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации». В статье 9 документа сказано, что в установленном порядке местная администрация обязана организовать своевременное оповещение и явку граждан, которые подлежат призыву на воинскую службу по мобилизации.

— Как они будут это делать, в нормативно-правовой базе не указано, — поясняет собеседник. — Поэтому, ссылаясь на статью 9, местная власть принимает решение о создании пунктов оповещения. Зачастую туда призывают мужчин, которые признаны не годными для службы в армии в мирное время. Однако, насколько я понимаю из закона, разносить повестки они могут только военнообязанным. О солдатах-срочниках, которых призывают в армию, тут речи не идет (в пресс-службе Минобороны сообщают, что в Барановичах повестки раздавали только военнообязанным. — Прим. TUT.BY).

— Может ли человек отказаться?

— За это предусмотрена административная ответственность по ст. 25.1 ч 3 КоАП (Неявка без уважительных причин на мероприятия по призыву на воинскую службу). За это человека могут наказать предупреждением или штрафом до 5 базовых.

-10%
-15%
-15%
-18%
-25%
-50%
-10%
-58%
-25%
-33%
-10%
0066546