/

Продолжается суд по делу бывшего заместителя главы Минска Андрея Доморацкого, которого обвиняют в коррупции. Сегодня бывший чиновник дал показания. Он не признает вину ни по одному эпизоду. Говорит, что со дня задержания просит проверить его на полиграфе, но ему все время отказывают. А еще рассказал, что ключевой свидетель, который заявил, что передавал ему взятку, на очной ставке просил у него прощения за то, что пришлось оговорить.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Андрея Доморацкого обвиняют по трем коррупционным статьям. Первое — получение взятки на сумму 2,5 тысячи долларов (ч.3 ст. 430 УК) за помощь в благоприятном решении вопроса по всесезонной работе летнего кафе Golden coffee на улице Кирова в Минске. Кафе принадлежит компании «Фудстайл».

По логике обвинения, фирма хотела получать деньги от работы кафе, собственник помещения Василий Садовский хотел получать деньги за аренду, его приятель бизнесмен Дмитрий Володько бесплатно помогал другу и передал взятку чиновнику, а Доморацкий взял 2,5 тысячи долларов, чтобы обогатиться. Садовский в суде заявил, что деньги в качестве взятки не передавал, Доморацкого не знал, признательные показания написал под диктовку следователя, потому что хотел поскорее вернуться домой — в КГБ его забрали в 12 дня, отпустили в 12 ночи. Володько придерживается своих показаний, которые дал ранее: был посредником между Садовским и Доморацким. Правда, как передавал деньги, не помнит. Видеозаписи, которая бы подтверждала его слова, а также взятия с поличным не было.

— С первого дня следствия я просился на полиграф, однако просьбу мою не удовлетворили, — заявил в суде Андрей Доморацкий. — Первый эпизод — взятка 2,5 тысячи долларов от Володько. Я не совершал этого преступления и не получал деньги. По поручению председателя Мингорисполкома (главой города на тот момент был Андрей Шорец. — Прим. ред.) я встречался с Володько по поводу реконструкции его объекта — универсама «Брест». С вопросами по поводу работы кафе на улице Кирова он ко мне никогда не обращался. С Садовским я не был знаком, он ко мне никогда не обращался. Ответы на письма, которые поступали от «Фудстайла» в адрес Мингорисполкома, готовили специалисты, никаких специальных указаний я им не давал. Встречи с Володько имели только рабочий характер. Считаю, что у Володько были причины меня оговорить. Во-первых, в 2017 году я уволил его отца, он был директором одного из универсамов. Это не понравилось его сыну. Во-вторых, полагаю, что Володько взял деньги у Садовского, но отдавать мне и не собирался. И чтобы сейчас не попасть в неприятную ситуацию, говорит, что передал взятку. В-третьих, его задерживали сотрудники КГБ, которые могли поставить ультиматум: или ты будешь говорить то, что надо, или тебя привлекут к ответственности. На очной ставке он передо мной извинялся за то, что ему пришлось меня оговорить.

Второй эпизод обвинения — злоупотребление властью (ч.3 ст. 424 УК): Доморацкий отдавал распоряжения, в результате чего бюджет города не получил 3 млн рублей. Здесь важно напомнить, что в сентябре 2018 года Андрей Доморацкий ушел с должности замглавы города (в рамках оптимизации) и стал начальником главного управления потребительского рынка (ГУПР) Мингорисполкома.

В 2007 году в центре Минска был построен торговый центр «Столица», принадлежит он городу. Кредит на строительство брало главное управление потребительского рынка, гарантом по выплате являлся учредитель — Мингорисполком. Деньги с аренды торговых площадей ГУПР должен был перечислять на погашение кредита. По решению властей города, при выполнении всех прогнозных показателей ГУПР мог не перечислять в бюджет Минска 25% от полученной аренды, а направлять средства на нужды управления. По заключению Комитета госконтроля, ГУПР искусственно завысил показатели и «необоснованно сэкономил» те самые 25%, а значит, это ущерб бюджету города. Куда же пошли «необоснованно сэкономленные» средства? На погашение кредита за строительство «Столицы». Тех 75%, которые ГУПР получал, просто не хватало, чтобы закрыть полностью платежи. Если бы ГУПР не заплатил эти деньги, пришлось бы платить Мингорисполкому как гаранту по кредиту, тогда средства пришлось бы изымать из местного бюджета. Представитель КГК, которого допросили в суде, настаивает, что ущерб был. Начальник главного финансового управления Мингорисполкома Алексей Афанасьев в суде заявил, что ущерба не было:

— Мое мнение — это не ущерб. Деньги пошли на погашение кредита, требовать эти 25% — это уже за гранью. Показатели были выполнены, цель достигнута. Важно, что деньги остались и были направлены на погашение кредита. В случае просрочки требования по выплате переходили бы уже ко мне (имеется в виду главное финансовое управление. — Прим. ред.), выплачивали бы из бюджета города.

— Ни копейки не ушло на другие цели, ущерба для бюджета города не было, — подчеркнул обвиняемый.

Третий эпизод — незаконное получение премии на сумму порядка 1 тысячи долларов за искусственно завышенные показатели работы ГУПРа. Премию, кстати, согласовал бывший мэр Минска Андрей Шорец. И еще одна важная деталь — Доморацкий вернул премию за два месяца до его задержания, как только увидел, что не сходятся показатели. Бухгалтер приняла деньги, это документально подтверждено.

— Я никогда в своей жизни ничего не воровал. У меня не было умысла получать незаконную премию. Назначение премии согласовал председатель Мингорисполкома, — заявил Доморацкий. — Еще до возбуждения уголовного дела я вернул эти деньги, я ими не пользовался.

Сегодня в суде также огласили, какое имущество было арестовано при обыске бывшего чиновника: двухкомнатная квартира в Малиновке, бытовая техника, автомобиль КИА (зарегистрирован на мать, обвиняемый настаивает, что машиной пользовалась сестра, забирали авто с ее двора), два мобильных телефона, 216 рублей наличными и 1501 рубль на зарплатной карточке. Согласно обвинению, общая сумма незаконного обогащения составила 3,5 тысячи долларов.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-10%
-10%
-50%
-50%
-10%
-10%