/

4 июня в суде Центрального района Минска состоялся процесс, который можно назвать «„Матери 328“ против МВД». Три женщины, чьих детей осудили по антинаркотической статье, считают, что их несовершеннолетние сыновья оказались в колонии из-за бездействия милиции. Сами они теперь не могут ни нормально жить, ни работать, указали истицы, и оценили моральный вред в 100 тысяч рублей каждая.

Фото: Сергей Сацюк, БелаПАН
Ольга Савченкова и Ирина Шарковская. Фото: Сергей Сацюк, БелаПАН

Юлия Островко, Ирина Шарковская и Ольга Савченко в своем иске указали, что ненадлежащая работа МВД по профилактике и предупреждению правонарушений привела к тому, что их дети были привлечены к уголовной ответственности. Сыновей женщин в 2018 году осудили к 10 годам лишения свободы каждого за распространение наркотиков.

По мнению матерей, милиция, узнав о противоправных намерениях, должна была сообщить об этом родителям, а не задерживать школьников. А родители, в свою очередь, сделали бы все возможное, чтобы их дети больше не нарушали закон. Каждая из заявительниц подробно озвучила свои претензии к работе МВД по профилактике и борьбе с наркоторговлей. Как указали женщины, милиционеры не приходят в школы на родительские собрания, где должны под подпись предупреждать и детей, и родителей об угрозе наркотиков, а также не рассылают СМС-сообщения, как МЧС, о существующей опасности.

— Мы много работали, чтобы наши дети ни в чем не нуждались, — отметила Ольга Савченко. — Я полагала, что мои дети в безопасности, им ничего не угрожает. Я даже не предполагала, с какой легкостью в нашей стране можно купить наркотики.

— Всего этого можно было бы избежать, если бы МВД занималось своими функциями, — считает Ирина Шарковская. — Если бы милиция нас предупредила, мы бы сделали все возможное, чтобы остановить детей.

— В результате семьи вместо того, чтобы трудиться, а дети — учиться, вынуждены бороться. Нанесен вред нашей жизни и здоровью, — заявила Юлия Островко.

Истицы в один голос говорят: обвинительный приговор разделил их жизнь на «до» и «после».

— Мой сын упал в обморок, когда огласили приговор. По его словам, выйти через 10 лет — это значит, уже никогда, — заявила Ольга Савченко.

Фото: Сергей Сацюк, БелаПАН
Юлия Островко. Фото: Сергей Сацюк, БелаПАН

Представители МВД в суде иск не признали. По словам старшего инспектора Александра Криулина, министерство работает по предупреждению и профилактике наркопреступлений в соответствии с законом, прокуратура как надзорный орган им претензий не предъявляет. Представитель МВД также заявил, что в СМИ и на телевидении в 2018 году вышло несколько сотен сюжетов на тему борьбы с наркоманией, сотрудники милиции посещают учебные заведения, в рамках профилактики проводятся выездные судебные заседания по обвинению в незаконном обороте наркотиков. Этой работы, по мнению силовиков, достаточно для информирования общественности о проблеме. Также представитель ответчика обратил внимание, что задача правоохранителей — выявлять и пресекать преступления, а не только заниматься их профилактикой.

Фото: Сергей Сацюк, БелаПАН
Представители МВД. Фото: Сергей Сацюк, БелаПАН

Правозащитник Павел Левинов, который присутствовал на суде, также критиковал работу МВД:

— Мы слышим о пыльце, но не слышим, чтобы судили за поставки. Идет борьба с мелкими распространителями, но где уголовные дела против директоров магазинов, основателей сайтов?

На этот и другие подобные вопросы ответов у представителей МВД не было. 

Истицы просили взыскать с МВД по 100 тысяч рублей каждой — в качестве компенсации морального вреда за страдания, которые они переживают в результате бездействия силовиков. Однако суд в удовлетворении иска отказал. Женщины заявили, что намерены обжаловать это решение.

— Если мы будем обжаловать каждое нарушение МВД в судах, может, они наконец начнут нормально работать, — объяснили свою позицию истицы.

-30%
-10%
-10%
-10%
-40%
-10%
-20%
-10%
-20%
-25%
-50%
-20%