Вадим Зеленков,

Весной и летом 1923 года в Минске развернулась грандиозная кампания по сбору денег на самолет. Чтобы заинтересовать жителей города, летчики совершали показательные полеты: крутили мертвые петли, устраивали воздушные бои. Как почти сто лет назад был устроен краудфандинг, кто летал в небе над Минском и удалось ли в итоге купить чудо-машину, рассказывает TUT.BY.

Фото: http://авиару.рф
Снимок использован в качестве иллюстрации. Это один из немецких самолетов «Юнкерс», который использовался на авиалиниях в СССР, на «поплавках», фото лета 1926 года. Не точно такой же, но тоже «Юнкерс» купили в 1923 году минчане, скинувшись «по рублю».
Источник фото: http://авиару.рф
Вадим Зеленков. Фото: Дарья Низовцева

«Было дело» — цикл материалов на TUT.BY.

Как жили минчане в давние времена? Информация об этом неплохо сохранилась в газетах и журналах, которые выходили 80, 90, 100 и больше лет назад.

Краевед Вадим Зеленков внимательно просматривает страницы старой прессы — советской и дореволюционной, отыскивает там колоритные публикации и растолковывает современным читателям, как была устроена жизнь.

Скинуться по рублю и купить самолет

9 марта 1923 года в белорусских газетах появилось объявление: «Савецкая Беларусь» открыла кампанию по сбору пожертвований в пользу Красного воздушного флота.

Перед рабочими и крестьянами ставили задачу — собрать деньги на аэроплан. «Это задание легко выполнимо ибо на аэроплан нужно только 300.000 рублей», — писала газета.

Фото: из архива Вадима Зеленкова
Слово «самолет» еще не вытеснило тогда более популярное «аэроплан». Пожертвования на аэроплан можно было вносить на счет в государственном банке или приносить в редакции газет. «Звезда», 9 марта 1923 года

Самолет впервые поднялся в небо 17 декабря 1903 года в США. В эпоху борьбы с космополитизмом (конец 1940-х) будут, конечно, появляться издания с названиями типа «Самолет — русское изобретение», но в первые годы советской власти сомнений в приоритете братьев Райт не было.

Очень быстро, всего за несколько лет, самолет превратился в грозное оружие, способное во многом решить исход если не войны, то уж точно отдельного сражения. В СССР тоже поставили задачу «энергичного строительства воздушного флота». Минск не остался в стороне.

Разумеется, организовать сбор средств было непросто. В том же номере «Звезды» опубликовали статью председателя Реввоенсовета СССР Льва Троцкого, который писал, что для этого нужно создать Общество друзей воздушного флота. Общество основали в том же месяце.

Фото: из архива Вадима Зеленкова
Значок общества друзей воздушного флота

На первом собрании Общества, кстати, выяснилось, «что Белоруссия не может довольствоваться только одним аппаратом. Для создания воздушных линий, связывающих Минск с Союзом С.С.Р, потребуется минимум три аппарата (эскадрилья) и постройка Белорусского аэродрома для привлечения других воздушных кораблей», написала «Звезда» 13 апреля 1923 года.

Как привлечь к авиации внимание людей, которые и самолет-то до этого, может быть, не видели? Разумеется, показом, демонстрацией! Как только в городе наладилась хорошая погода, демонстрация началась.

3 июня минчанам обещали фигурные полеты аэропланов, мертвые петли от летчиков — асов. С 24 июня по 1 июля гулянья в пользу Воздушного флота проходили в саду Профинтерна — за плату горожане могли подняться в воздух.

Фото: из архива Вадима Зеленкова
Что представляло собой грандиозное народное гулянье в Минске в 1923 году? Фигурные полеты аэропланов, мертвые петли и другие приемы высшего пилотажа от летчика Зернова. А еще «массовые спортивные выступления, пластические и ритматические движения, футбольный матч, фигурная езда на велосипедах, французская борьба. В заключение — концерт», писала «Звезда» 1 июня 1923 года
Фото: из архива Вадима Зеленкова
«Звезда», 19 июня 1923 года

Парк и сад Профинтерна — это бывший Губернаторский или Городской сад, который мы сегодня знаем как парк Горького. Трек — спортивное сооружение в этом парке, где минчане катались на роликовых коньках и велосипедах, там же организовывались различные состязания. Изображение трека дошло до нас на старой открытке.

Фото: из архива Вадима Зеленкова
Так выглядел трек в парке, который мы сегодня знаем как парк Горького

Кто летал над Минском? Выпускник Оксфорда и будущий участник скандала

9 июня, во время той же кампании по сбору средств на самолет, жители Минска могли увидеть бой аэропланов в воздухе. В нем участвовали летчики В. Зернов и начальник эскадрильи т. Клим. У обоих мастеров высшего пилотажа была интересная судьба.

«Звезда», июнь 1923 года

Валентин Зернов родился в 1895 году в Санкт-Петербурге. Участника Первой мировой войны, его в 1917 году в составе Русского авиационного корпуса направили в Англию, где Зернов выучился в Оксфордской школе пилотажа и получил свидетельство на право пилотирования самолета «Де Хэвилленд-6-Биплан».

Фото: из архива Вадима Зеленкова
Валентин Зернов. Фото с сайта http://voenspez.ru/

После Октябрьской революции вступил в Красную армию, участвовал в Гражданской войне (его наградили орденом Красного Знамени), а с 1922 года служил в Минском авиагарнизоне. То, что именно ему было доверено выполнять фигуры высшего пилотажа над толпой зрителей, говорит о высочайших профессиональных качествах летчика.

Да, оксфордская школа давала прекрасную подготовку.

Сохранилось описание распорядка дня курсантов британских летных школ в те годы: «Полеты — утром, почти с восходом солнца, второй раз — вечером. Несмотря на раннее время, на полеты полагалось прибыть гладко выбритым. В противном случае инструктор отправлял ученика домой. Перед полетами предлагалась чашечка горячего кофе с пирожком или галетами. Летали по нескольку часов. Днем изучали азбуку Морзе, разбирали и собирали пулеметы, стреляли по неподвижным и подвижным целям из пулемета и винтовки» (Статья А.В. Карташева, Р.А. Фирсова «Быт и повседневность русских авиаторов в летных школах Великобритании в 1917 году»).

В Минске Валентин Зернов не только летал, но и писал статьи про авиацию, читал лекции. Его летные умения хвалил даже знаменитый авиаконструктор Яковлев.

Фото: из архива Вадима Зеленкова
Фрагменты статей Зернова. «Звезда», апрель 1923 года

Сохранились свидетельства, что этот летчик, как и многие его коллеги, был суеверным. Зернов вдобавок к традиционным русским суевериям (до наших дней дошла, например, привычка вместо «последний полет» говорить «крайний полет») привез из Оксфорда и английские. В эскадрилье, которой он командовал, не прикуривали третьим от одной спички, опасались фотографироваться перед полетом и так далее.

Валентин Зернов был одним из лучших планеристов СССР, он погиб в Коктебеле 7 октября 1925 года на Всесоюзных планерных состязаниях — у планера отломилось крыло.

Соперник Зернова по воздушному бою Казимир Клим во время Первой мировой был прапорщиком инженерных войск, шофером. Затем стал летчиком, командиром эскадрильи в Минске. Летчиком, судя по всему, он был хорошим, поэтому в 1923 году Клима направили на Высшие военно-академические курсы в Москву.

Здесь счастливая полоса, похоже, окончилась. За разнообразные прегрешения Клима отчислили с курсов и снова отправили в войска на должность командира авиаотряда. Однако и там над летчиком сгустились тучи.

Спустя почти четыре года после участия в воздушном бое в Минске летчик Казимир Клим станет участником скандала, прогремевшего на весь Советский Союз. 10 февраля 1927 года «Звезда» напишет, что он с напарником «сели в самолет „Ансальдо“ и перелетели на сторону Польши».

Фото: из архива Вадима Зеленкова
«Звезда», 10 февраля 1927 года.

Реакция польских газет сперва была вполне нейтральной. Например, «Dziennik Bydgoski» сообщил, что в аэропорту Луцка неожиданно приземлился большой самолет со звездами и советскими знаками, на котором, помимо новейшей военной техники, были также новейшие пулеметы немецкой системы.

Затем авиаторы дали первые показания, в частности, о сотрудничестве советских и германских военно-воздушных сил. Тон газет заметно изменился. Приводим обе статьи.

Фото: из архива Вадима Зеленкова
«Dziennik Bydgoski» 5 февраля 1927 года сообщил: «Советский самолет приземлился в Луцке. Пилоты говорят, что сбились с пути. Луцк, 2 февраля. Вчера в 17.00 в аэропорту Луцка неожиданно приземлился большой самолет со звездами и советскими знаками, на котором, помимо новейшей военной техники были также новейшие пулеметы немецкой системы. Пилотом был офицер советской армии Петр Тимощук, а наблюдателем армейский подполковник, назвавший себя поляком Казимежем Климом родом из Гродно, где живут его родители. Пилот и наблюдатель говорят, что днем они вылетели из Киева для наблюдения за границей, но заблудились (у них сломался компас) и, якобы потеряв ориентацию, приземлились на территории Польши. Советский аппарат, а также наблюдатель и летчик принадлежат к 21-му советскому пехотному полку. Тимощук и Клим дают неясные объяснения, поэтому ими заинтересовалась наша жандармерия. Советский аппарат содержится в военном ангаре, а оба летчика интернированы и доставлены в помещение штаба, из Варшавы запрошены дополнительные распоряжения. Появление советского самолета по понятным причинам произвело впечатление в городе. Оба летчика пока не подвергались обыску, на что ожидается особое разрешение. На данный момент их поместили под строгую охрану, чтобы они не могли уничтожить имеющиеся при них документы».
Фото: из архива Вадима Зеленкова
«Goniec Nadwiślański», 8 февраля 1927 года: «Сенсационные показания советских летчиков. Армия немецких летчиков обучается в России. Варшава, 5 февраля. Свидетельства советских летчиков, сбежавших в Польшу, имеют характер большой международной сенсации. Летчик Петр Тимощук и наблюдатель Казимеж Клим сообщили польским властям важные сведения, из которых следует, что немецкий штаб тренирует на территории России вдали от контроля союзников огромное количество немецких пилотов на боевых машинах, оснащенных мощными моторами, производящимися в России немецкими заводами под руководством немецких инструкторов. Этот сенсационный материал, проливающий сенсационный свет как на коварную немецкую политику, так и на секретные отношения и свзи, существующие между германским рейхсвером и российским штабом, будет оформлен в виде протокола. Часть этого протокола будет представлена прессе»

Разумеется, в этих сообщениях многое искажено. Пилотом самолета был Казимир Клим, Петр Тимощук — просто моторист, который, судя по всему, совершил перелет в тогда еще польский Луцк принудительно — летчик и наблюдатель на самолетах марки «Ансальдо» находились в разных кабинах и повлиять друг на друга не могли. Но резонанс был громким, тем более что Тимощук вскоре решил вернуться в СССР. Грозное объявление «вне закона» (которое в принципе могло повлечь расстрел в 24 часа после установления личности) применять не стали и бывшего моториста отдали под суд.

Отчет об этом процессе опубликовали в самом популярном журнале того времени, за подписью одного из самых страшных деятелей советской юстиции Василия Ульриха.

Фото: из архива Вадима Зеленкова

Фото: из архива Вадима Зеленкова
«Огонек», 22 мая 1927 года

Похоже, было решено не придавать побегу политический характер и списать его на чисто личные причины, которые были у Клима. Петра Тимощука приговорили к шестилетнему заключению. О дальнейшей судьбе так много летавшего над Минском Казимира Клима пока ничего выяснить не удалось.

Как именно собирали деньги на самолет

То, что сейчас называется краудфандингом, существовало и во времена СССР. Кампания по сбору средств на аэроплан «Савецкая Беларусь» проводилась в необычной для нас форме. Это — вызовы. Давайте разберемся.

26 августа 1923 года «Звезда» опубликовала первый вызов. Сотрудники редакции первыми внесли деньги и призвали сделать то же своих коллег из других газет и издательств. И, как говорится, понеслось. Откликались трудовые коллективы, частные лица и даже маленькие дети. Приятно встретить знакомое имя. Когда-то TUT.BY уже рассказывал про «поэта минской рекламы» оптика и механика Иосифа Натуса — присоединился к массовой кампании и он. Можно найти и вызовы, которые были адресованы, например, поэту Янке Купале.

Фото: из архива Вадима Зеленкова
Фото: из архива Вадима Зеленкова
Фото: из архива Вадима Зеленкова
Фото: из архива Вадима Зеленкова
Фото: из архива Вадима Зеленкова
Фото: из архива Вадима Зеленкова
Фото: из архива Вадима Зеленкова
Фото: из архива Вадима Зеленкова

Разумеется, не только «Звезда» публиковала подобные обращения. Краудфандинг этот, в отличие от современного, был не вполне добровольным. Вряд ли принимались административные меры к тем, кто не принимал вызов, но, похоже, общественность на такое реагировала.

Наконец, необходимую сумму собрали!

Как аэроплан доставили в Минск

Передавали аэроплан городу 25 июля. Накануне газета вышла с призывом «Завтра все на аэродром!».

Фото: из архива Вадима Зеленкова
«Звезда», 24 июля 1923 года

Обратите внимание на путь следования к месту торжества: «Как попасть завтра на аэродром? 5 с пол. часов сборный пункт около Гостеатра, откуда все идут к электростанции и в вагонах едут 4 версты по направлению к аэродрому.
Затем идут пешком до Слепянки полторы версты».

Аэродром, который мы привыкли называть «Минск-1», тогда был еще только в проекте. В 1923 году действующий аэродром располагался примерно здесь — сегодня это район тракторного завода:

Фото: из архива Вадима Зеленкова

А еще обратите внимание на список участников полета. Есть знакомые имена — Змитрок Бядуля и Михаил Кудзелько (Куделько, он же поэт и журналист Михась Чарот).

И вот настал торжественный момент.

Фото: из архива Вадима Зеленкова
Сообщение о первом взлете самолета, деньги на который собрали минские трудящиеся. «Звезда», 27 июля 1923 года

Самолет вручил командующий Западным фронтом Тухачевский. Естественно, эта машина не была сделана в СССР и была невелика: двухместный «Юнкерс». И все-таки это был первый шаг в приобщении Минска к большой собственной авиации.

Через несколько месяцев началось строительство аэродрома на Койдановском тракте, вскоре открылись пассажирские воздушные линии, связавшие Минск с окрестными городами. Но это уже следующая история.

-90%
-5%
-10%
-10%
-55%
-10%
-5%
-25%
-30%
0070970