/

Продолжается слушание по делу бывшего заместителя главы Минска Андрея Доморацкого, которого обвиняют в коррупционных преступлениях. Второй день в суде зачитывают записи разговоров бизнесменов, которые, по версии следствия, передали чиновнику 2,5 тысячи долларов за то, что он даст добро на работу круглогодичного кафе на улице Кирова в Минске. Предприниматели Василий Садовский и Дмитрий Володько живут по соседству и, как говорят сами, раньше созванивались по несколько раз за день. Сегодня они даже не здороваются, в суде расходятся по разным углам и дают настолько противоречивые показания, что непонятно, а была ли вообще взятка. Обвиняемому грозит до 15 лет лишения свободы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Согласно обвинению, Андрей Доморацкий в два приема получил деньги от директора компании «Салгар» Дмитрия Володько, но тот был посредником. Деньги на решение вопроса, по версии следствия, ему передал приятель, директор фирмы «Инвастрой» Василий Садовский. Ему принадлежало помещение бывшего магазина в районе вокзала, в 2014-м к чемпионату мира по хоккею здесь построили летнее кафе, которое основатели, компания «Фудстайл», хотели сделать всесезонным.

Логика обвинения такая: «Фудстайл» хотел получать деньги от работы кафе, Садовский хотел получать деньги за аренду, Володько бесплатно помогал соседу Садовскому и передал взятку, а Доморацкий взял 2,5 тысячи долларов, чтобы обогатиться.

Как Володько передавал деньги? В суде бизнесмен путался и не мог назвать ни точное время, ни место, ни во что были завернуты деньги, ни о чем он при этом говорил с Андреем Доморацким. Следствию он рассказал, что первую часть взятки — 1,5 тысячи долларов — он передал в своей машине, Mercedes-Benz GLS 350. Однако где точно была припаркована машина, Володько не помнит.

— Чем можно подтвердить, что вы действительно передавали деньги Доморацкому? — спросил у Дмитрия Володько защитник обвиняемого Дмитрий Горячко.

— Не знаю, моими показаниями, — ответил тот.

Вторую часть взятки — 1 тысяча долларов — Володько, по его словам, передал чиновнику в своем офисе, но снова не помнит, где именно — в здании или на улице. Чем можно подтвердить? Снова только слова бизнесмена. Видеозаписей с камер наблюдения нет, взятия с поличным при получении взятки нет, в телефонных разговорах фраз о том, что Володько передал деньги Доморацкому, тоже нет.

Но есть разговоры Садовского и Володько о том, что нужно решать вопрос с дальнейшей работой кафе, готовить обращения в Мингорисполком. В одном из разговоров Дмитрий Володько называет фамилию Доморацкого, упоминая, что будет с ним встречаться. Были ли у него другие вопросы кроме «помощи соседу»? Прослушка зафиксировала как минимум два таких момента, сам Володько хотя и говорил, что рабочих вопросов с Доморацким у него не было, не исключил, что они могли встречаться и по другим поводам.

Василий Садовский дает путанные показания. Во-первых, он заявил, что никогда не был знаком с Доморацким и первый раз в жизни увидел его в суде. Во-вторых, он настаивает, что не договаривался с Володько о том, чтобы тот передавал взятки чиновникам, говорит, что платил Володько как юрлицу, у которого был опыт в решении таких вопросов. Но никаких договоров одного юрлица с другим не было.

Когда в суде озвучили записи их телефонных разговоров, из которых стало понятно, что Володько исполняет роль «решалы», а не представителя компании, которая занимается юридическим сопровождением, Садовский все чаще стал говорить, что не помнит точные обстоятельства и детали разговоров, что, может, они в беседе имеют в виду Доморацкого, а может, и не Доморацкого, что, возможно, он передавал деньги на решение вопроса, а возможно, на строительство общей дороги в районе их загородных домов.

— Ответы из Мингорисполкома приходили отрицательные, — в итоге заявил Василий Садовский. — И латвийские партнеры, «Фудстайл», сказали: пора заканчивать эту комедию.

Казалось бы, если Доморацкий взял деньги, то вопрос с работой кафе должен был решиться положительно. Но ответы, по словам Садовского, приходили все время не те, основная проблема — неправильная формулировка по режиму работы, требование о дополнительном согласовании с Минкультом (так как дом — историко-культурная ценность) и Комитетом архитектуры и строительства Мингорисполкома.

Защитник Доморацкого несколько раз уточнил, точно ли Володько передавал деньги Доморацкому, а не присвоил их себе.

— Точно. Я не такой человек, я уважаемый бизнесмен, — заявил свидетель. — Я помогал Садовскому как соседу, как товарищу.

Какова же судьба того самого кафе? По решению суда, его демонтировали и увезли на свалку.

— Это теперь я понимаю, что изначально вопрос решался неправильно, — заявил Василий Садовский.

Адвокат Садовского Алла Господарик также поинтересовалась у Володько, дошли ли деньги до «адресата»:

— Вот вы помогали Садовскому готовить письма в Мингорисполком, отправляли его к своему партнеру, у которого есть такое же летнее кафе в центре, давали советы, как решить вопрос с комитетом архитектуры… Вы его действительно консультировали или создавали вид, чтобы вытянуть побольше денег?

На этот вопрос Володько ответить не успел, суд снял его. Но осознавал ли бизнесмен, что совершает преступление?

— Тогда не осознавал, думал, просто помогаю человеку. Потом осознал и написал явку с повинной.

Между тем, как Володько давал взятку, и осознал, что это взятка, прошло три года. Все это время правоохранительные органы не предъявляли обвинений ни Володько, ни Доморацкому, который продолжал занимать высокие должности в Мингорисполкоме.

Сегодня в суде стало известно, что в 2015 и 2016 году телефон бизнесмена Дмитрия Володько прослушивали сотрудники Оперативно-аналитического центра. Что стало причиной прослушки и чем она завершилась, по словам Володько, ему неизвестно. В 2018 году его пригласили на беседу в КГБ. Тогда силовики задержали начальника главного управления потребительского рынка Мингорисполкома Сергея Барисевича, с которым Володько был хорошо знаком, вместе они даже ездили в Штаты.

Когда Барисевича судили за взятки на сумму 170 тысяч долларов, он говорил, что это Доморацкий как его начальник заставлял заниматься поборами с магазинов и школьных столовых. Однако в суде по делу самого Доморацкого стало понятно, что обвинения эти беспочвенны. В его деле о «поборах» нет ни единого упоминания. Доморацкий на момент задержания Барисевича был заместителем главы города (курировал торговлю), а после оптимизации занял должность Барисевича — начальника ГУПР Мингорисполкома.

— Это был не допрос, а беседа. Несколько раз меня вызывали, — заявил Володько о своих визитах в КГБ. — Никаких протоколов не было, я ничего не подписывал. О Доморацком тогда речь не шла.

Показания о даче взятки Доморацкому Дмитрий Володько дал летом 2018 года, когда бывший чиновник уже три месяца находился в СИЗО КГБ. Обвинения в получении взятки ему предъявили ближе к 2019 году, когда предварительное расследование подходило к завершению.

Дача признательных показаний и помощь следствию позволила Володько стать свидетелем, а не обвиняемым. По его словам, никакого давления на него в ходе следствия не оказывалось, показания он дал добровольно.

Почему показания Садовского и Володько так отличаются, в суде не смог пояснить ни один, ни другой свидетель.

Василий Садовский тоже написал явку с повинной, в которой указано, что он передал 2,5 тысячи долларов приятелю Володько, который должен был отдать деньги Доморацкому за положительное решение вопроса. В суде Садовский заявил, что признается только в том, что передавал Володько доллары наличными, а должен был перечислить на счет — как юрлицу. То, что деньги были взяткой и предназначались Доморацкому, Садовскому, по его же словам, надиктовал следователь. Почему он подписал такую явку? Потому что хотел вернуться домой — за ним пришли на работу в 12 часов дня, отпустили в 12 часов ночи, заявил он в суде. Кроме того, признание и сотрудничество со следствием, как и в случае с Володько, помогли Садовскому избежать ответственности как взяткодателю.

Напомним, Андрея Доморацкого обвиняют сразу по трем коррупционным статьям. Первое — получение взятки на сумму 2,5 тысячи долларов за помощь в благоприятном решении вопроса по размещению летнего кафе Golden coffee на улице Кирова в Минске. Второе — злоупотребление властью: отдавал распоряжения, в результате чего бюджет города не получил 3 млн рублей, однако в обвинении не указано, где в итоге оказались эти деньги. Третье — незаконное получение премии на сумму порядка 1 тысячи долларов за искусственно завышенные показатели работы ГУПРа. Премию, кстати, согласовал бывший мэр Минска Андрей Шорец. Таким образом, следствие насчитало, что Доморацкий, занимая должность сначала замглавы города, а потом начальника ГУПР, преступным путем получил примерно 3,5 тысячи долларов. Бывший чиновник в суде заявил, что не признает вину ни по одному эпизоду.

-45%
-30%
-30%
-10%
-21%
-20%
-10%