/

В феврале суд приговорил Андрея Терещенко к полутора годам лишения свободы за вождение машины в состоянии опьянения. Жена вспоминает, что ему стало плохо, как только в зале суда надели наручники, — из-за сахарного диабета. Сначала Андрея завезли в больницу — «прокапать», оттуда — в изолятор. За три месяца под стражей его состояние сильно ухудшилось. «У него были диабетические комы, адвокат говорил, он с трудом мог документы подписать, — вспоминает супруга. — Последний раз приехала на свидание, а он в больнице. Ему не место за решеткой. Прошу, дайте любое другое наказание, только не лишение свободы!»

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

В ноябре 2018 года на Андрея Терещенко составили протокол за нахождение за рулем в состоянии алкогольного опьянения. Жена говорит, ездил в строительный магазин. Ранее он уже привлекался к ответственности за подобное нарушение. На следствии все признал, и вскоре дело направили в суд. Приговор — полтора года лишения свободы, конфискация автомобиля.

— Такого решения никто не ожидал, — не скрывает супруга Елена. — Он ведь думал, раз все признает, и машину оставят, и наказание дадут минимальное. Но в зале суда на него надели наручники.

По словам женщины, еще во время следствия Андрей постоянно попадал в больницу.

— У него сахарный диабет, — поясняет супруга. — Нужно постоянно принимать лекарства, соблюдать диету. Он шел на вторую нерабочую группу, но оформить инвалидность мы не успели.

В медицинских документах, которые Елена показала TUT.BY, указан диагноз супруга — сахарный диабет (инсулинозависимый), стадия декомпенсации, гипергликемическое состояние.

— Когда шло следствие, Андрей нервничал, его состояние ухудшалось. Но в суд он пришел на своих ногах. А когда я приехала к нему на свидание в Жодино, он уже еле шел, держался за стенку, состояние было неадекватное. Адвокат приезжал к нему. Говорил потом, что Андрей даже документы подписать не мог.

Из ответа за подписью замначальника управления тылового обеспечения ДИН Геннадия Самончика следует, что во время отбытия наказания Андрей Терещенко неоднократно находился на лечении и обследовании, в том числе в стационаре медчасти тюрьмы № 8 в Жодино.

Защитник просил изменить наказание, учесть проблемы со здоровьем обвиняемого. Санкция ч. 2 ст. 317/1 УК (Управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения лицом, который ранее уже совершал подобное преступление) предусматривает и более мягкое наказание — арест, ограничение свободы. Обвиняемый и его семья рассчитывали на снисхождение. Но вышестоящий суд оставил приговор в силе.

— Я приехала в Жодино на следующий день после апелляции. Мне сказали, он в больнице при СИЗО. Пустили меня к нему. А он в коридоре — мокрый, грязный, лежит, как овощ. То приходит в себя, то отключается. Успел сказать, что у него были диабетические комы. Я ведь поначалу ему передавала инсулин, своих лекарств там не было. Обращалась в прокуратуру, они направили мое заявление в Департамент исполнения наказаний МВД. Оттуда пришел ответ, что все в порядке, он находится под медицинским наблюдением, оснований для смягчения наказания нет. Я спрашивала у врачей: как вышло, что за пару месяцев 45-летний мужчина превратился в беспомощного? Толком мне ничего не ответили.

Через несколько дней Елена узнала, что мужа экстренно перевели в Минск, в республиканскую тюремную больницу.

— Последнюю неделю он лежит в больнице на Володарке. Состояние стабилизировалось, — говорит супруга. — К здешним врачам у меня нет вопросов, делают все возможное. Но что будет дальше? В Минске его восстановят и снова отправят в колонию? Кто будет за ним смотреть там? Мы не оспариваем приговор, мы просим назначить наказание с учетом его состояния здоровья. Его ведь приговорили к лишению свободы, а выходит, что к лишению здоровья.

По закону, суд может досрочно освободить больного человека или заменить наказание на более мягкое (ст. 92 УК). Но для этого должно быть заключение медицинской комиссии о том, что заболевание препятствует отбытию наказания.

— Существует перечень заболеваний, дающих право на освобождение (сахарный диабет — в этом списке. — Прим. TUT.BY), — отмечает юрист и эксперт по пенитенциарной системе Павел Сапелко. — Важно, чтобы диагноз, указанный в медицинском заключении, совпадал с перечнем. Разногласия обычно возникают по поводу стадии заболевания. В Беларуси практика такая: обычно освобождают тех, кто уже готовится умирать. Осужденный может также обратиться с прошением о помиловании на имя президента, но, как и в случае с освобождением или заменой наказания более мягким, это процесс небыстрый.

Хотите быть здоровым? Раз в неделю наш редактор будет присылать лучшие советы врачей и новости медицины
Пожалуйста, укажите правильный e-mail
{banner_819}{banner_825}
-30%
-15%
-20%
-20%
-20%
-20%
-30%
-15%