/

14 мая из изолятора временного содержания был освобожден иранец Мерхдад Джамшидиян, которого хотели принудительно выслать на родину, где его может ждать смертная казнь. Больше 10 месяцев он пробыл в изоляции, ему не дали ни одного свидания с семьей. Теперь у Мерхдада есть три месяца на то, чтобы покинуть Беларусь, иначе его снова арестуют. Он должен сам найти страну, которая готова его принять. Белорусские власти так и не смогли предложить ему ни одного варианта.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Больше 20 лет Мерхдад Джамшидиян прожил в Беларуси, здесь у него жена и трое детей, все — граждане нашей страны. Сам Мерхдад не смог получить гражданство, так как, по словам его супруги, у семьи были проблемы с жильем.

В 2012 году его впервые арестовали. В милиции мужчина узнал, что иранские власти прислали запрос с требованием вернуть его на родину, где против него заведено дело об убийстве матери и родного брата. По версии следствия, он расправился с родственниками, чтобы получить все наследство. В Иране за это предусмотрена смертная казнь. Однако Мерхдад считает преследование политическим. Дело в том, что его брат был активистом оппозиционного движения. По документам, убийство произошло в сентябре 2012 года, а Джамшидиян 25 августа того года уже вернулся в Минск. Второй брат и дочь погибшего не верят, что преступление совершил Мерхдад. Они неоднократно заявляли об этом иранским правоохранителям. Генеральная прокуратура Беларуси дважды отказала Ирану в выдаче Мерхдада на родину. До недавнего времени Джамшидиян находился в международном розыске по линии Интерпола. Однако адвокат и белорусские правозащитники, которые ему помогают, направили обоснование о его невиновности, и его исключили из базы розыска.

Еще один важный в этой истории момент: Мерхдад принял христианство в Беларуси. По иранским законам, это считается вероотступничеством, за что его могут приговорить к смертной казни.

Адвокат Наталья Мацкевич представила в суде выводы спецдокладчика по правам человека ООН, который отмечает, что за последний год в Иране было 207 смертных казней, наибольшую долю составляют этнические и религиозные меньшинства. Кроме того, международные правозащитники свидетельствуют о том, что в Иране активно применяются пытки: отсечение конечностей, психологическое давление, ослепление, длительное содержание в одиночной камере и другие. А еще нарушены стандарты справедливого суда, в том числе по делам, где обвиняемых приговаривают к смерти.

Данные основания, по мнению защитника, говорят о том, что Беларусь не может депортировать Мерхдада на родину.

В итоге суд постановил отменить решение отдела по гражданству и миграции Московского РУВД о принудительной депортации и направил дело на новое рассмотрение. Сегодня стало известно, что Мерхдада выпустили из изолятора, было принято решение, что он добровольно должен покинуть Беларусь, на это ему дается три месяца.

По сути, теперь он должен найти третью страну — не Беларусь и не Иран, которая согласится его принять и защитить. Отметим, что белорусские власти пытались найти для него такой вариант, но безуспешно.

По словам правозащитницы Анастасии Лойко, которая поддерживает связь с семьей, Мерхдад сейчас находится в подавленном состоянии и пока не готов ответить, куда именно он будет пытаться выехать. Родные до последнего надеялись, что ему все-таки позволят остаться в Минске, рядом с семьей.

{banner_819}{banner_825}
-25%
-10%
-40%
-10%
-10%
-23%
-5%
-50%
-14%