Суд Борисовского района приговорил Зою Каторгину — родителя-воспитателя детского дома семейного типа — к трем годам лишения свободы, сообщает сайт Верховного суда.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Ее признали виновной «в умышленном систематическом нанесении побоев, не повлекшем последствий». Женщине назначили наказание в виде лишения свободы на 3 года в исправительной колонии в условиях общего режима.

Зоя Каторгина с приемными детьми жила в одной из деревень Борисовского района. Их семья считалась образцово-показательной. В последнее время они с мужем воспитывали десять девочек, сейчас дети — потерпевшие по делу. Одной из них уже исполнилось 18, остальным от 7 до 15 лет. По данным следствия, женщина избивала детей. Ее обвиняли в истязании несовершеннолетних.

Пришли на процесс и девушки, которые жили в доме Зои Каторгиной какое-то время назад. Они поддерживали обвиняемую. Рассказывали, что их в доме никто не бил.

Ранее суд разбирал дело ее 63-летнего супруга, его осудили на 11 лет. Мужчина находится в колонии усиленного режима в Новополоцке за сексуальное насилие над воспитанницами детского дома. О насилии рассказала одна из воспитанниц в беседе с психологом. Оказалось, что пострадали две девочки: одна несовершеннолетняя, вторая — малолетняя.

Давая показания, Зоя Каторгина рассказала, что воспитала 25 девочек и никого из них ни разу не била.

— В каких отношениях вы с потерпевшими? — уточнил у обвиняемой гособвинитель.

— Как мне казалось, в очень хороших. И мое мнение не изменилось, — ответила Зоя Каторгина, хотя девочки, не скрывала, не всегда попадались простые. У кого-то были проблемы с учебой, у кого-то с поведением, кто-то курил или болел. Родитель-воспитатель должен был во всем этом разбираться.

На вопрос, почему в своих показаниях дети говорят, что их били, однозначного ответа у обвиняемой не было. Одни девочки, предположила она, сделали так от обиды: не могли простить, что после истории с мужем женщина обратилась в органы опеки и попечительства и просила забрать у нее детей. Других, мол, подговорила воспитанница Кристина. Девушка, процитировала Каторгина слова одной из потерпевших, завидовала, что в семье все хорошо. Третьи думали, что это поможет им вернуться в интернат — и их смогут удочерить итальянские семьи.

— Приговор в законную силу не вступил и может быть обжалован и опротестован в установленном законодательством порядке, — сообщает сайт Верховного суда.

-10%
-15%
-20%
-20%
-10%
-80%
-10%
-25%
-50%