/

В минувшие выходные на юге Израиля было очень неспокойно. Лишь утром в понедельник Израиль и Палестина договорились о прекращении огня в секторе Газа. В Израиле живет немало белорусов и выходцев из нашей страны. Трое из них рассказали TUT.BY, как прошли эти дни.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Север: «Люди пишут, что готовы принимать у себя тех, кому нужна помощь»

Анастасия Доманская переехала в Израиль из Минска. Сейчас она с семьей живет в городе Зихрон-Яаков на севере Израиля. В их регионе, рассказывает, тихо, все идет своим чередом.

— Сейчас у нас гостят родственники из Беларуси, и у них нет оснований прерывать свой отпуск, — отмечает собеседница.

По словам Анастасии, когда появилась информация о бомбежке, они старались вести себя спокойно. С детьми повторили правила техники безопасности. Так, например, если воет сирена, нужно бежать в бомбоубежище. Если бежать далеко, ляг и закрой голову руками.

— В соцсетях люди пишут, что готовы принимать у себя тех, кому нужна помощь, — описывает ситуацию Анастасия. — Для жителей с юга вдоль Иордана и на севере страны бесплатно открывают циммеры — комнаты для отдыхающих, которые обычно сдают туристам. Гостиницы некоторых сетей принимают всех желающих отоспаться.

В выходные, продолжает собеседница, соседки старались новости при детях не смотреть, чтобы не пугать. Мужчины шутили и буднично ждали звонков из призывных пунктов.

— В Израиле мы живем третий год, мой муж здесь не служил, поэтому эта ситуация его не коснется, — рассказывает Анастасия. — Из наших друзей пока тоже никого не вызывали, но при необходимости призвать могут любого военнообязанного.

Юг: «За год, пока живем в Израиле, это была наша третья сирена»

Елена с семьей живет в Беэр-Шеве на юге Израиля. Их город находится в 40-километровой зоне от сектора Газа. В выходные сирена звучала тут трижды.

Фото: Reuters
Дым в секторе Газа после обстрела. 5 мая 2019 года. Фото: Reuters

— По субботам я подрабатываю в русском магазине, — рассказывает Елена. — Днем ко мне подошел начальник и предупредил, если сработает сирена, то покупателей нужно уводить в бомбоубежище. Спросила, что случилось? Он посоветовал почитать новости. К тому моменту на Израиль было выпущено около ста ракет.

Бомбоубежище, продолжает собеседница, находится здесь же — в магазине. В Израиле, говорит она, бомбоубежища нередко размещаются в домах или же рядом с многоэтажками, магазинами, административными постройками.

— В Минске я никогда даже не задумывалась, куда бежать в случае чрезвычайной ситуации, — вспоминает Елена. — Израиль — страна, которая, к сожалению, знает, что такое война. Поэтому здесь на данный вопрос ответит даже школьник и детсадовец. Те, кто оказался во время атаки в незнакомом городе, могут легко найти адреса бомбоубежищ в интернете.

Узнав об атаке, Елена была спокойна. Говорит, для жителей Израиля эта ситуация неприятная, но в какой-то мере штатная. У многих, например, на телефонах установлено приложение, которое в случае атаки срабатывает чуть раньше, чем сирена. Белоруска от него отказалась: иногда, говорит, такие помощники порождают ненужную панику.

— Пока я была на работе, все было спокойно, — продолжает собеседница. — Сирена сработала где-то после 23.00, когда мы с семьей уже легли спать. Наши соседи, знаю, спускались в бомбоубежище, мы — нет. У нас дома есть специальная защищенная комната. Мы спрятались там. Когда все успокоилось, снова пошли спать. За год, пока живем в Израиле, это была наша третья сирена. В первый раз было очень страшно, сейчас, с сожалением понимаю, что мы уже привычные. Уже даже сирена кажется не такой громкой и пугающей.

В воскресенье, по словам девушки, в их городе было введено особое положение. Мэрия запретила проводить массовые мероприятия — больше 300 человек — в местах, где рядом нет бомбоубежища. Людям рекомендовали не находиться на улице без надобности. В школе отменили занятия. В семьях, где есть несовершеннолетние дети, один из родителей мог не идти на работу.

— Я осталась с дочкой, а муж поехал на работу в Тель-Авив, — описывает ситуацию собеседница. — Для многих израильтян — это был обычный рабочий день. Правда, люди из нашего города, которые работают в населенных пунктах рядом с сектором Газа, на работу не поехали.

— Сильно волновались за мужа?

— Боялась, пока он был в пути. Поступала информация, что рядом с железной дорогой попала ракета, остановили движение составов. Многие друзья предлагали ему заночевать в Тель-Авиве, но он не захотел, — делится переживаниями Елена. — Когда возвращался домой, их поезд остановился: в городе, через который он следовал, сработала сирена. Все люди легли на пол. Сирена отзвучала, и минут через десять поезд поехал.

В Беэр-Шеве в воскресенье, описывает обстановку собеседница, гудели военные самолеты. Слышно было, как неподалеку «что-то где-то бухало».

— Слава богу, «Железный купол» (система ПВО. — Прим. TUT.BY) работает. Видели, как им перехватываются ракеты, — говорит белоруска.

Фото: Reuters
Следы от перехваченной израильским ПВО ракеты. 5 мая 2019 года. Фото: Reuters

Магазины в этот день были открыты. По крайней мере, торговый центр рядом с домом Елены «жил обычной жизнью». А вот людей на улице встречалось немного. Большинство, полагает Елена, находились в бомбоубежищах. Сама она туда старается не спускаться, говорит, часто люди там паникуют. А это только усложняет и без того непростую эмоциональную ситуацию.

— Тут очень много телефонов доверия и психологической помощи. Кто-то писал, что может посидеть с детьми, если кому-то нужно на работу. В такие моменты люди очень объединяются, и ты чувствуешь, что не один, — не скрывает эмоций собеседница. — Многие друзья из центра и северных регионов страны звали нас к себе. В то же время СМИ сообщали, что по путепроводам и дорогам стреляют. Мне кажется, в такой ситуации было опаснее переезжать, чем оставаться дома. Поэтому мы остались. Атака длилась полтора суток. За это время я не заметила, чтобы жители юга массово уезжали куда-то в более спокойные регионы страны.

В магазинах активно тоже никто ничего не скупал.

— В Израиле по-другому устроен маркетинг продаж. Например, пачка муки стоит пять шекелей, а три — 12. Поэтому люди сразу берут много, — говорит Елена. — Из магазинов все обычно выезжают с большими тележками. Поэтому тут такого не бывает, что дома нет еды или ее скупают на случай атаки. С собой в бомбоубежища поесть в основном тоже не берут. Разве что одеяльца и матрасики для детей.

Утром на понедельник Израиль и Палестина договорились о прекращении огня. В 7 утра, говорит Елена, в городском ватсап-чате и чате школы, куда ходит ее дочка, стали писать, что сегодня открываются школы и сады. Только вместо стандартных 8.00 в 9.00.

— В понедельник у нас уже все спокойно, — описывает обстановку Елена, — сообщают, что 60% участников «Евровидения» уже прибыли в Израиль (боевики грозили сорвать конкурс, который должен пройти в Тель-Авиве 14−18 мая. — Прим. TUT.BY). Про то, что конкурс могут отменить, речи не идет.

Центр: «В воскресенье коллега пришла в слезах, у нее на юге живет сестра»

Татьяна живет в городе Холоне, работает в администрации Тель-Авива. Она родом из Лиды. Говорит, за четыре года в Израиле с бомбежкой напрямую столкнулась лишь раз. Было это пару недель назад. В минувшие выходные в их городе и Тель-Авиве было тихо.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Раз в полгода год у нас на работе проходят учения, чтобы каждый знал местоположение запасной лестницы и бомбоубежища, — перечисляет девушка. — В субботу, когда начался обстрел, по телевизору спокойно предупредили: пройдите, посмотрите, где у вас бомбоубежище, где безопасное место. Рассказали, как себя вести при взрывах.

В воскресенье Татьяна, как обычно, поехала на работу. Единственное, что изменилось: старшую дочку, которая ходит в государственный сад, перевели в другое здание — туда, где есть бомбоубежище.

— У меня брат в боевых войсках, я за него переживаю, — говорит Татьяна. — В субботу, когда узнала из новостей о происходящем, стала ему звонить, он не отвечает. Нервничала, а он, оказалось, спал. В моем окружении волнение чувствуется. Люди беспокоятся за южан. В воскресенье коллега пришла в слезах, у нее там живет сестра. Мы все ее успокаивали.

По словам Татьяны, в центре и на севере все готовы принять жителей юга, которым нужна помощь. Но ощущения, что люди массово едут в другие регионы, нет.

«Евровидение», уверена девушка, будет: гости съезжаются, рекламу по телевизору показывают.

— В воскресенье, когда еще летали ракеты, я видела интервью с одной артисткой. Она говорила, все спокойно, она готова выступать, — вспоминает тот сюжет собеседница. — Думаю, делегациям объяснили, что их безопасность находится на самом высоком уровне.

{banner_819}{banner_825}
-38%
-10%
-20%
-20%
-20%
-20%
-21%
-60%