/ Фото: Катерина Гордеева /

Тиунэ Сугихара считается одним из самых известных японцев в мире. 2 мая на здании почты в маленьком белорусском местечке Мир ему открыли мемориальную доску. Странно? Вовсе нет. Да, Тиунэ Сугихара никогда не был в белорусском поселке, но благодаря ему сотни евреев, которые проживали в Мире до войны, смогли спастись от Холокоста. Всего же японец спас более 6 тысяч человек. За сухим и протокольным мероприятием скрывается удивительная и очень трогательная история, в которой сплелись вера в чудо, спасение от неминуемой смерти и подвиг, долгое время остававшийся незаметным.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
В торжественной церемонии принимали участие раввины, представители местной власти, временный поверенный в делах Японии в Беларуси Хироки Токунага, посол Польши в Беларуси Артур Михальски, посол Израиля Алон Шогам, посол Литвы Андрюс Пулокас и посол Австрии Алоизия Вергеттер, а также первый секретарь посольства США в Беларуси Кристофер Маккейб.

Сейчас о японском консуле Тиунэ Сугихаре знают во всем мире. Его называют «японским Шиндлером». В Литве, например, каждый год проходят мероприятия в память о дипломате, а парк сакуры в Вильнюсе назван в его честь. Но и белорусам есть за что сказать спасибо консулу. И мемориальная доска в Мире — это о памяти и благодарности.

Выехать с территории Советского Союза было непросто

…В 1939−40 годах было тяжело, непонятно и отчаянно: нацистская Германия захватила Польшу, советские войска заняли Западную Беларусь. Евреи, жившие много лет в городах и местечках Литвы и Беларуси, снимались с мест и уезжали в неизвестность. Но выехать с территории Советского Союза было непросто. Евреи, стекавшиеся в тогдашнюю столицу Литвы Каунас, оказались заложниками политической ситуации. В Европу путь был закрыт. Возможное спасение было на Востоке. Но нужны были специальные документы, которые позволяли выехать за рубеж.

Фото: lechaim.ru
Фото: lechaim.ru

В Каунасе нашлось всего два человека, которые помогали людям: консул Нидерландов в Литве Ян Цвартендийк и японский консул Тиунэ Сугихара. Первый выдавал евреям свидетельства о том, что им не требуется виза для въезда в голландскую колонию Кюрасао, которая находилась на пути в Южную Америку. Туда евреи могли попасть только через Японию, но нужна была транзитная виза. Официальный Токио выдачу документов на проезд не разрешал: консул в Литве Тиунэ Сугихара три раза запрашивал разрешение, но ничего не получалось. И он стал нелегально выписывать в том числе и белорусским евреям транзитные визы — рискуя собственной свободой. Но дипломат понимал: людей нужно спасать, медлить нельзя — ему было прекрасно известно, что происходит с евреями в Германии и других странах Европы.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

В 1940 году советские власти настояли на том, чтобы дипломаты покинули Литву. Тиунэ для завершения всех дипломатических дел «выбил» себе еще месяц нахождения в стране. Хотя какие там были дипдела? Он и его жена Юкико были на тот момент единственными японцами в Литве.

Каждый день он вместе с женой по 18−20 часов штамповал транзитные визы, чтобы обеспечить ими как можно больше людей. Три дня после закрытия консульства супруги снимали номер в отеле — и там все еще выписывали визы. Спешили. Без сна и отдыха выводили и выводили аккуратные иероглифы на документах.

Фото: vestnik.az
Тиунэ Сугихара. Фото: vestnik.az

Уже в поезде Тиунэ все еще подписывал такие необходимые людям бумаги. Когда состав тронулся, он передал еврейским беженцам штамп и образец визы. Потом люди, не разбираясь в японских иероглифах, просто копировали написанное. Такие поддельные документы младший сын позже найдет в архиве в Вильнюсе.

 — Может быть, он был послан именно тем, кто должен был спастись, — перешептываются присутствующие на открытии доски в его честь 79 лет спустя в белорусском Мире.

Фото: vestnik.az
Евреи около здания консульства в Каунасе. 1940 год. Фото: vestnik.az

Всего дипломат успел выдать чуть более двух тысяч виз. Один документ давал право выехать из СССР целой семье.

— Есть такая легенда в Мире, что тогда границу с Японией пересекло 500 Рабиновичей — и у всех были транзитные визы. Это отголоски той истории, когда евреи какое-то время подделывали японские документы: студенты из Мира не знали японского языка, не умели писать иероглифы, а только перерисовывали документ. Вот почему могло быть 500 Рабиновичей одновременно. Сколько точно людей спаслось благодаря Сугихаре — неизвестно, но то, что один человек смог спасти такое количество людей, — впечатляет, — говорит заместитель председателя Кореличского райисполкома Руслан Абрамчик.

Потом Тиунэ работал консулом в Праге, Кенигсберге, Бухаресте. После войны был отправлен в СССР, откуда вернулся в Японию только весной 1947 года. Был уволен с дипломатической службы и работал представителем японской торговой фирмы в СССР.

В 1968 году Сугихару нашел один из спасенных им евреев, израильский дипломат Йошуа Нишри.

В 1985 году Сугихаре было присвоено почетное звание Праведника мира.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

«Об истории отца узнали только в 70-х годах»

В числе спасенных евреев были студенты и преподаватели Мирской иешивы —
одного из самых известных еврейских высших учебных религиозных заведений, которое в 1939 году полным составом эмигрировало в Вильнюс. Поэтому и неудивительно, что мемориальную доску открывали именно здесь, на здании почты, где когда-то располагалась школа.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Младший сын Тиунэ Нобуки Сугихара не может сдержать слез, рассказывая о своем отце.

Дети узнали о подвиге Тиунэ только в конце 70-х годов — говорят, тот не считал свой поступок каким-то геройством: мол, делал то, что считал правильным и важным и в тот момент не задумывался о возможных последствиях для карьеры. Только жена знала о его поступке, но хранила в тайне.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— «Вы хотите услышать мотивацию, не так ли? Это как чувства, которые испытал бы каждый, встретив лицом к лицу беженца, умоляющего со слезами на глазах. И, кроме сочувствия, ничего не остается. Среди них были старики и женщины. Доведенные до отчаяния, они целовали мою обувь. Да, я действительно наблюдал такие сцены собственными глазами.[…] Я знал, что в будущем кто-нибудь обязательно на меня подаст жалобу, но был уверен, что поступаю правильно. В спасении многих жизней ничего неправильного нет. Дух человечности, благотворительности… соседской дружбы, ведомый этими чувствами, я решился на то, что я делал, противостоя этой очень трудной ситуации — именно в этих чувствах кроется причина, по которой я продолжал начатое с удвоенной отвагой», — цитирует слова своего отца сын и добавляет: открытие мемориальной доски в Мире — событие для семьи консула трогательное и значительное.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Нобуки еще долго рассказывает нам о своем отце:

 — Он был скромным, улыбчивым и очень хорошим человеком. Мы не сразу поняли масштаб и трагедию, которую переживали люди, стоя около японского консульства в Каунасе. Ведь, кроме отца и консула Нидерландов, им никто не мог или не хотел помогать. Люди ходили от одного здания к другому — с клунками, утварью, уставшие, испуганные, измотанные. Рано утром они занимали очередь в консульства и получали ответ: «Нет, нет, нет», — рассказывает Нобуки.

Он добавляет, что первая жена отца — Клавдия Аполлонова — была белоруской. Они прожили вместе почти 10 лет и развелись в 1935 году, но еще долгое время общались.

 — Можно сказать, что у папы была непосредственная связь с Беларусью. И все случившееся — не случайно, — говорит Нобуки.

Умер Тиунэ Сугихара в 1986 году. Но в белорусском Мире его всегда будут помнить.

-10%
-50%
-25%
-57%
-20%
-30%
-21%
0066814