/ /

Больше месяца прошло с момента, когда Нурсултан Назарбаев, правивший в Казахстане долгих 30 лет, заявил о своей отставке. Но «лидер нации» по-прежнему не сходит с экранов, и слово «президент» будет с ним до конца жизни. Мы посмотрели, как живет Казахстан после смены власти.

Фото: ReutersПервый раз в Казахстан я приехала в 2014 году. Первое, что бросилось в глаза после границы с Кыргызстаном, бескрайняя степь: несется табун, за ним — пастух на мопеде. А вдоль дороги — билборды с портретами Назарбаева. Уже тогда Казахстан, если верить властям, выполнил задачи стратегии Казахстан-2030 и приступал к новой вершине — Казахстан-2050! Казахи тогда говорили: Назарбаев будет у власти, пока будет жив. 19 марта 2019 года первый президент заявил, что покидает свой пост. Но власть по-прежнему остается с ним.

«Культ личности существует в параллельной реальности»

В Астане, которая недавно стала Нур-Султаном, культ Назарбаева чувствуется еще больше: вас приветствуют в аэропорту имени Назарбаева, в обменнике выдают деньги с отпечатком ладони Назарбаева, приглашают в музей Первого президента Республики Казахстан — Назарбаева. Там, кстати, можно приложить руку к отпечатку руки Назарбаева и загадать желание. День города совпадает с днем рождения политика. Переименование города, кстати, обойдется бюджету в 125 млн долларов.

Фото: Reuters
Резиденция президента в Нур-Султане (бывшей Астане)

Нурсултану Назарбаеву при жизни поставили памятник, присвоили титул «Лидер нации» и разрешили быть президентом до конца жизни. В честь Назарбаева назван столичный университет, один из горных пиков, сорт тюльпана и минерал, открытый местными учеными. На последних выборах он набрал почти 98%. А еще в Казахстане сняли пять фильмов о его политическом пути.

Но правозащитник Евгений Жовтис говорит, что в Казахстане все не так просто с «культом личности», как кажется на первый взгляд:

— Все значительно сложнее. Казахи, как и киргизы, — кочевники. Их культура никогда не предполагала культа личности. Никогда здесь не было передачи власти по наследству. Даже ханами могли быть простые общинники, которые поднялись за счет своих ратных подвигов. Укоренить культ личности и поклонение невозможно, даже если все аэропорты и улицы переименуют. Культ личности существует как параллельная реальность. Просто посмотрите, как взорвались социальные сети, когда переименовали столицу. Не издевался только ленивый. Писали, что на выезде из города теперь должен быть знак конец населенного пункта, «конец Нур-Султана». Люди, приближенные к власти, ставят памятники и назначают праздники. Нурсултан Назарбаев это принимает. Но большинство населения просто проходит мимо.

«Перемены все равно будут»

—  Назарбаев — мудрый человек, столько лет у власти! — говорит молодой таксист, узнав, что я приехала посмотреть на «новый» Казахстан. — Я думал, он будет всегда. Знаете, сколько ему лет? 78! Когда пошли новости в интернете, что он уходит, я не поверил, пока не включил его выступление. Что у нас поменялось? Живем, как и жили. Назарбаев, как видите, по-прежнему с нами, — указывает водитель на рекламный щит, где каждые секунд 10 мелькает портрет политика.

Во время первого десятилетия правления Назарбаева из Конституции исчезла норма, по которой занимать государственные должности разрешалось людям не старше 65 лет. Во время второго десятилетия появилась поправка, позволяющая Назарбаеву обойти конституционное ограничение на два президентских срока. У власти он пробыл рекордные 30 лет.

Как народ принял его желание покинуть свой пост?

— Конечно, это была неожиданность, — вспоминает журналист и общественный активист Жанболат Мамай. — Люди не ожидали, что президент именно 19 марта вдруг заявит, что он уходит в отставку. Хотя разговоры о том, что в Казахстане произойдет транзит власти, идут давно, последние 15 лет. В целом люди воспряли. Некоторые даже начали говорить, что теперь в стране начнутся демократические перемены. Но уже через 17 часов все эти иллюзии развеялись после того, как столицу переименовали в Нур-Султан, центральные улицы многих городов назвали именем Назарбаева и когда его дочь Дарига Назарбаева стала спикером парламента.

Политолог Досым Сатпаев после отставки Назарбаева произнес фразу, которая стала крылатой: «Он ушел, чтобы остаться». На ключевых постах, в том числе и в президентском кресле, находятся самые приближенные к Назарбаеву люди, годами подтверждающие свою лояльность.

Фото: Reuters
Нурсултан Назарбаев и Касым-Жомарт Токаев

— Касым-Жомарт Токаев (нынешний президент. — Прим. ред.) неплохо смотрится в рамках той схемы, которую придумал Назарбаев, это не самый худший вариант для элиты, — говорит в интервью каналу ALIBEKOVKZ Сатпаев. —  Простые люди его плохо знают, потому что он никогда не был электоральным политиком. Он строил свою карьеру внутри системы, где его назначали. Поддерживает ли его население, можно узнать, только если будут честные выборы.

— Внеочередные выборы объявили за два месяца до их начала (нового президента в стране будут выбирать 9 июня. — Прим. TUT.BY), — отмечает Мамай. — Ни один независимый кандидат, ни одна оппозиционная сила не может за такой короткий срок подготовиться к выборам в такой большой стране. Очевидный кандидат — Токаев. Он будет выдвинут правящей партией и победит, как это случалось во всех предыдущих выборах, когда побеждала партия власти. Может ли он проявить себя как самостоятельный политик? С одной стороны, он был в тени Назарбаева. С другой стороны, Токаев высокоинтеллектуальный политик, так что есть надежда, что он захочет поменять реноме, начать позитивные реформы, остаться в истории как правильный руководитель. При этом нужно понимать, что руководители силовых структур, парламентских партий расставлены так, что подчиняются одному человеку — Назарбаеву.

Евгений Жовтис оптимистичный прогноз дает тоже с осторожностью:

— Проблемы и вызовы заставят власть двигаться. Какое-то развитие будет. Все-таки пришел новый человек. 30 лет мы жили при одном и том же, а теперь видим, что вечный Назарбаев уже не вечный. Так что маленькая надежда есть.

Митинги сведены на нет, но матери не побоялись выйти с протестом

Казахстан — богатая страна, особенно если сравнивать с соседними Кыргызстаном и Таджикистаном. Здесь добывают уголь, железо, медь, золото, уран, нефть, природный газ и др. Назарбаев сумел поднять уровень жизни в стране (на постсоветском пространстве у Казахстана лидирующие позиции, если отбросить страны, вошедшие в Евросоюз), создал инфраструктуру для использования природных ресурсов, привлек иностранные инвестиции. При Назарбаеве серьезно поднялся уровень образования и науки — появились новые университеты и исследовательские центры. Государство разработало программу поддержки талантливых студентов, которым из бюджета оплачивают учебу и стажировку за границей. При этом выпускники возвращаются на родину, поскольку уезжают они под залог имущества родителей. 74% стипендиатов изъявляют желание работать в госорганах.

Однако за последние пять лет экономическая ситуация в стране ухудшилась. Это заметит даже турист: в 2014 году поехать в Казахстан было ощутимо для кошелька белоруса, цены здесь были в полтора-два раза выше. Сегодня цены практически одинаковые — что в Алматы, что в Минске. Тенге за эти пять лет подешевел в два раза. Средняя зарплата — около 450 долларов. 510 тысяч казахов уехали на заработки в Россию. Больше 40% молодежи хотели бы уехать за границу. По уровню коррупции Казахстан занимает 122-ю строчку из 180 стран.

Простые казахи, как и белорусы, на вопрос о переменах отвечают похоже: главное, чтобы не было хуже.

— Нас политика не интересует. Нас интересует, как прокормить семью, — в один голос говорят продавцы в магазине с белорусскими продуктами. В торговых центрах и в магазинах шаговой доступности здесь полно товаров из Беларуси. —  Пятеро детей сгорело заживо, слышали об этом? От хорошей жизни их родители на работу ночью пошли? Младшей девочке всего пару месяцев было!

Фото: Reuters
Протесты в Алматы 22 марта 2019 года

Почти три месяца прошло с момента того страшного пожара, но казахи, как только спрашиваешь о проблемах в стране, вспоминают ту трагедию. В феврале в Астане ночью сгорело заживо пятеро детей. Семья жила в небольшой времянке. Старшей девочке было 12 лет, младшей — 3 месяца. Родители в это время были на работе в ночную смену. Раньше семья снимала квартиру, но поскольку денег не хватало, вынуждены были переехать во времянку на окраине Астаны.

После этого началась волна протестов, прежде всего в соцсетях, но в больших городах женщины пришли к местным властям. И добились некоторых изменений: минимальное пособие на ребенка в многодетной семье подняли до 55 долларов (было 42 доллара), запустили ипотечную программу под 2% годовых сроком на 18 лет, но только на малогабаритные квартиры. Многодетной семью стали считать от четырех детей, раньше была путаница — то ли пять, то ли четыре.

— Никто не ожидал, что матери выйдут с протестом, — поясняет Жанболат Мамай. — В Казахстане сделано все, чтобы погасить любой намек на протест. Каждый будний день у нас блокируется Facebook, YouTube и иногда Instagram, когда в прямом эфире выступает Мухтар Аблязов, главный оппонент Нурсултана Назарбаева. Это абсурд, потому что кто хочет, может посмотреть выступление в записи. Аблязов возглавляет движение, которое в Казахстане признано экстремистским. Никакой реальной угрозы для власти он не представляет, его движение виртуальное, в Казахстане нет ни штабов, ни структур, сам он эмигрировал. Аблязов много раз призывал выходить на митинги, но более 10 человек обычно не выходит. Он считается давним противником режима. По данным следствия, он вывел из Казахстана несколько миллионов долларов, которые теперь тратит на борьбу с действующей властью. Любой, кто поддерживает его движение, может быть привлечен к уголовной ответственности.

Несмотря на то, что Казахстан — мусульманская страна, в больших городах вы довольно редко встретите женщину в хиджабе. Власти пытаются найти баланс между свободой вероисповедания и светским характером государства. В соседних Узбекистане и Таджикистане мужчинам нежелательно носить бороды — могут возникнуть вопросы. В Казахстане на это не пошли, но девочек в хиджабе на занятия могут не пустить. В начале учебного года в сельской школе в Южно-Казахстанской области 200 школьниц не могли попасть на уроки из-за хиджабов, руководство школы требовало снять платки, это считается нарушением школьной формы. Три дня родители и дети сопротивлялись. В итоге 73 девушки все-таки пришли на занятия без платка. Наиболее религиозные родители запрещают своим дочерям посещать школу.

Нужна новая сила

Евгений Жовтис рассказывает, что митинги в Казахстане разрешены только в определенных местах: в каждом городе есть один-два таких объекта. В Алматы это единственное место находится за кинотеатром в спальном районе. Одиночный пикет тоже считается митингом, его нужно согласовывать с властью. По закону, к несанкционированным мероприятиям кроме стандартных митингов и пикетов относят «иные акции публичного характера», в результате людей привлекают к ответственности за возложение цветов к памятнику, за прогулку с шариками и зонтами по улицами, — за все, что расценивают как акцию протеста. Именно поэтому, считает правозащитник, даже на акцию против переименования Астаны вышла всего пара десятков человек.

Фото: Reuters
Алматы, гостиница Казахстан

Разрешения на акции, по словам собеседника, практически никогда не дают. А тех, кто все равно хотят протестовать, часто задерживают на выходе из дома.

— В последнее время у нас еще часто стали привлекать к ответственности за экстремизм, — говорит правозащитник. — Все, кто был осужден, после освобождения включаются в специальный «Перечень лиц, финансирующих терроризм и экстремизм». Они ничего не финансируют, но были осуждены по статьям, которые были отнесены к экстремистским. Их автоматически всех записывают в этот перечень, где уже более 1400 человек. До погашения судимости они ограничены во многих правах: не могут заниматься индивидуальным предпринимательством, например, а также пользоваться своими банковскими счетами, им разрешают снять только 70 долларов в месяц на себя и каждого члена семьи, независимо от того, сколько они зарабатывают, некоторые не могли даже оформить страховку на машину. Приходят к нотариусу, в базе появляется запись «нежелательное лицо», по которому запрещены операции. Осудить могут за полную ерунду. Например, у женщины, матери троих детей, в компьютере нашли листовку против китайцев, которую она никуда не распространяла. Никаких столкновений казахов с китайцами не было, последние об этой листовке даже не слышали, но женщина получила 4 года ограничения свободы и сейчас включена в перечень лиц, финансирующих экстремизм. В итоге она не может получать алименты на детей и распоряжаться деньгами свободно. Суд также может запретить заниматься определенной деятельностью: религиозным деятелям запрещают проповедовать, журналистам и блогерам — писать статьи, активистам — участвовать в тренингах и круглых столах.

— Несмотря на все ограничения, Казахстан — открытая страна: наши люди ездят за границу, активно читают новости в интернете, на YouTube ролики с политическим контентом часто набирают и 500 тысяч просмотров, и миллион, — говорит Жанболат Мамай. — Время диктует перемены. Приходит новое поколение, которое хочет изменений.

{banner_819}{banner_825}
-70%
-25%
-35%
-15%
-20%
-40%
-15%
-35%
-25%
-20%