/

В октябре 2018-го Александр с женой и дочкой решили слетать в Израиль. У супруги был отпуск, у ребенка каникулы — и все мечтали посмотреть Иерусалим. Купили путевки, заплатили за гостиницу, но вместо отдыха на два дня попали за решетку. И теперь, по словам Александра, он пять лет невъездной в Израиль.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В редакцию Александр обратился сам. Решил перед началом сезона предупредить туристов: случившееся с ним может произойти и с другими.

В одном из минских агентств Александр подобрал тур, оставил задаток, договорились созвониться через неделю.

— И тут племянник мне говорит: «Ты знаешь, а в Израиль ведь могут не пропустить», — вспоминает Александр. — «Как так?» — отвечаю. Я лечу с семьей, нарушений у меня нет, почему нас не пропустят?

В турфирме, продолжает мужчина, тоже заверили: проблем на границе не возникнет. Тур и обратные билеты куплены. Страховка, питание, проживание оплачены. Что может быть не так?

— Единственное, нас предупредили: в аэропорту всех прибывающих ждет небольшое собеседование с пограничниками. Буквально три-пять минут, — вспоминает мужчина ту беседу. — Хорошо, сказал и отдал деньги за поездку. Семь дней на троих стоили около 2700 долларов.

30 октября семья вылетела из Минска в Тель-Авив.

На паспортном контроле, рассказывает Александр, у них забрали документы и попросили пройти в отдельный кабинет. Тут их ждала сотрудница погранслужбы.

— Захожу, она спрашивает: «Цель поездки?» Отвечаю, туризм, консультация у врачей — протягиваю ей выписки из поликлиники. Их она даже не посмотрела. А почему тогда, пошла она дальше, у тебя нет смартфона? Как ты будешь фотографировать на обычный кнопочный телефон? Я тут же достаю из рюкзака два фотоаппарата.

За Александром в кабинет зашла его супруга. Вопросы к ней тоже были простыми: «Где работаете?», «В каких странах бывали?», «Адрес в Минске?».

— Через пару минут жена зовет меня в кабинет. Я вхожу, пограничница говорит: распишитесь, что у вас нелегальная миграция, десять лет вы невъездные в Израиль, — озвучивая эту фразу, мужчина чуть сдерживает эмоции. — Я возмутился, почему невъездные? Какие основания? А она мне: все основания в компьютере.

— А что показал компьютер?

— Не знаю, дальше разговаривать с нами пограничница не стала, — отвечает собеседник и продолжает: — Нас передали второй сотруднице, и та повела нас в другой кабинет. «Это же беспредел», — говорю ей по дороге. А она мне: «Не нравится, можете судиться с МИДом Израиля». И добавляет: «В нашей стране сейчас тяжело». Так и в нашей, отвечаю, тяжело, и достаю четыре тысячи долларов, которые брал с собой в поездку. Неужели, говорю, Израилю не нужны деньги? Она улыбается.

«Мы вели себя спокойно, поэтому к нам относились нормально»

До авиарейса, на котором семью собирались отправить в Минск, было два дня. На это время их отвезли в пункт временного содержания. Обычное общежитие, только решетки на окнах, описывает обстановку мужчина.

Снимок используется в качестве иллюстрации

— Я попросил, чтобы нас заселили вместе, сотрудники изолятора не возражали, — рассказывает Александр. — Комната была «квадратов» десять. На виду висела видеокамера. В какой-то момент жена сказала, что дочка плохо себя чувствует, и минут через 15 к нам постучали. Ребенка забрали к врачу. Померили давление.

— Как к вам относились?

— Мы вели себя спокойно, поэтому к нам относились нормально, — отвечает собеседник. — Кормили три раза в день: рис, батон и чай. Воду тоже давали. Правда, еда в такой обстановке в горло не лезла. Дочка, на тот момент ей было 14, очень испугалась, и два дня проплакала. На утро нас на 10 минут вывели на прогулку. Я возмутился: «Дайте подышать! Мы что, какие-то преступники?!» Разрешили еще пять минут посидеть на лавочке.

— Не пытались связаться с посольством Беларуси в Израиле?

— Я просил консула, звонил в турфирму, — говорит собеседник. — Знаю, агентство связывалось с посольством. Там ответили, что не в силах повлиять на ситуацию.

«Моя семья когда-то жизнью рисковала для их гражданки»

Спустя два дня семья вернулась в Минск. Александр тут же отнес жалобу в израильское посольство. Три месяца ждал ответа, но ничего не приходило.

Снимок используется в качестве иллюстрации

— В какой-то момент не выдержал и позвонил им, — рассказывает мужчина. — Сотрудница пояснила: по закону Израиля, они не обязаны отвечать на жалобы, и уточнила, что я невъездной в их страну не десять лет, а пять.

Александра это задело, и он рассказал девушке, как в Великую Отечественную его дедушка с бабушкой две недели прятали в погребе еврейку.

— После войны каждое 9 Мая эта женщина приезжала в нашу деревню, заходила к нам в дом, — пересказывает семейную историю мужчина. — Почему теперь эта страна так некрасиво поступила с нами?

«Гарантий, что человека пропустят в страну, нет»

В 2018 году в Израиль въехало около 35 тысяч туристов из Беларуси, рассказал изданию newsru.co.il начальник службы Управления регистрации населения и миграции в аэропорту имени Бен Гуриона в Тель-Авиве Амнон Шмуэли. 548 были депортированы на границе. Это, говорят в посольстве Беларуси в Израиле, в два раз больше, чем в 2017-м.

Снимок используется в качестве иллюстрации

— Израильская сторона дает два объяснения данной ситуации. Во-первых, белорусов, которые едут в их страну, становится все больше, — поясняет Андрей Садовский, советник по политическим и консульским вопросам посольства Беларуси в Израиле. — Во-вторых, растет число наших граждан, которые обращаются в Израиле за получением статуса беженца.

Основная причина, почему белорусам отказывают во въезде, — «предоставление недостоверной информации во время контроля», объясняют нашим дипломатам их израильские коллеги. Человек, например, рассказывает, что приехал на отдых, пограничникам же кажется, что он хочет нелегально остаться в Израиле или незаконно здесь работать. В итоге через границу его не пропускают.

— Гарантий, что человека пропустят в страну, нет, — уточняет собеседник. — Несмотря на «безвиз», последнее слово все равно за погранслужбой Израиля. Но есть ряд рекомендаций, которые могут помочь туристу попасть в это государство.

Перед поездкой, например, нужно обязательно оплатить гостиницу. Бронь на «Букинге» не считается. Если едешь в гости, лучше взять приглашение от принимающей стороны. При себе необходимо иметь медстраховку, деньги, обратный билет, договор с турфирмой — если он есть.

— По прилете туристы сразу идут на пограничный контроль. Если специалистам что-то не понравилось, человека отправляют на собеседование в отдельную комнату, — описывает ситуацию Андрей Садовский. — По итогам беседы пограничники еще раз решают, пропускать его или нет. В случае отрицательного ответа — снова два варианта. Когда до рейса меньше 24 часов, ближайший самолет турист ждет в специальной комнатке аэропорта. Если дольше — его отправляют в депортационный центр.

Белорусам, которых отправляют в пункт временного содержания, дипломат рекомендует настаивать на своем праве позвонить консулу или родным. Правда, в этой ситуации есть одно непростое обстоятельство. По закону люди, которые прилетели в страну и не прошли пограничный контроль, оказываются в транзитной зоне. Вмешаться в такую историю консулу затруднительно: действия дипломатов ограничены территорией, в данном случае страны аккредитации — то есть Израиля.

— Есть вариант обратиться к местному адвокату, но это дорогостоящая процедура и вероятность, что вам помогут, 50 на 50, — останавливается на деталях Андрей Садовский.

На родину человека должны отправить тем же перевозчиком, на рейсе которого он прибыл.

— Поскольку «Белавиа» сейчас летает в Тель-Авив трижды в неделю, в депортационном центре человеку придется пробыть два-три дня, — рассказывает собеседник. — Однако он может настоять на маршруте с пересадкой, купив билет или попросив, чтобы это сделали родственники или друзья, чтобы улететь таким образом через Москву или Киев.

«Если бы я знал, я бы не стал рисковать ни семьей, ни деньгами»

У Александра есть своя идея, как решить эту проблему. Говорит, когда носил жалобу в посольство, на стенде прочел такую фразу: «Даже если вы получили право на въезд в Израиль, это не гарантия, что вы въедете. Все решает погранслужба Израиля».

— Почему турфирмы об этом не предупреждают? — не скрывает эмоций мужчина и рассказывает, что денег от агентства он обратно не требовал. Какой, говорит, смысл?

— Я считаю, эта фраза должна быть прописана в каждом договоре на поездку в Израиль, — делится он мнением. — Думаете, если бы мне в турфирме сказали, что я могу не попасть в страну, я бы полетел? Я бы не стал рисковать ни семьей, ни деньгами.

{banner_819}{banner_825}
-15%
-20%
-50%
-15%
-20%
-10%
-15%
-20%
-27%
-30%
-25%
-10%