/

Отличается ли работа спасателей, если горит историко-культурная ценность и простое здание? Почему французы при тушении собора не использовали вертолеты с водой? Почему огонь стал так быстро распространяться? Об этом и не только TUT.BY спросил официального представителя МЧС Беларуси Виталия Новицкого.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

За тем, как горит собор Нотр-Дам-де-Пари в Париже, в понедельник вечером люди со всего мира наблюдали в прямом эфире. Жуткие кадры огня, густого серо-желтого дыма, а затем обрушения шпиля и крыши. В социальных сетях пользователи тут же стали обсуждать: почему собор горит девять часов, а спасатели не могут его потушить? Неужели профессионалы не в состоянии остановить огонь? Почему при тушении не задействованы вертолеты?

TUT.BY попросил Виталия Новицкого, официального представителя МЧС Беларуси, рассказать о нюансах работы на таких масштабных происшествиях. Новицкий сразу предупреждает, что у него не хватает данных для полного анализа — а информация в разных СМИ отличается. Кто-то пишет, что при тушении пожара было задействовано 400 спасателей, другие называют меньшую цифру — 100 человек. Такая же ситуация и с количеством экипажей, прибывших к Нотр-Дам-де-Пари — от 15 до 45 машин.

— Всегда в приоритете — спасение человеческих жизней, а уже во вторую очередь — любые материальные ценности, — рассказывает TUT.BY официальный представитель МЧС Виталий Новицкий. — Кстати, у некоторых спасательных служб в мире спасение материальных ценностей вообще не входит в задачи. Соответственно, если на объекте нет людей, нет и решения рисковать жизнью и здоровьем пожарных ради спасения материальных ценностей. Что касается тушения собора, конечно, можно было бы задействовать вертолет Ми-8 или Ми-26, если бы они были у них на вооружении — и он однозначно помог бы. Эти вертолеты могут «зависать» над пожаром и точечно сбрасывать воду в заданную точку.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Когда горит историко-культурная ценность, есть ли у спасателей план, как работать в такой ситуации? Например, главное — спасти центральную часть, а шпиль и крышу можно потом будет восстановить.

— Ответ всегда один: главное — спасение человеческих жизней. Во время ликвидации пожара есть два этапа: локализация и ликвидация. Локализация — это сделать так, чтобы огонь дальше не распространялся и не наносил дополнительный ущерб. Здесь нет разницы, что спасать — выбираются решающие направления в зависимости от того, в какую сторону развивается пожар. Соответственно, туда нужно подавать силы и средства, чтобы предотвратить его развитие. А уже затем наступает другая стадия — окончательно ликвидировать пожар, — отвечает Виталий Новицкий.

— Судя по кадрам прямого эфира, пожар в соборе развивался стремительно.

— Это говорит о том, что мы с вами не знаем время возникновения пожара. Нет информации, сколько времени огонь развивался до того, как стал виден всем.

Девять часов пожара — это не предел в работе спасателей. Например, в практике белорусских сотрудников МЧС были ситуации, на ликвидацию которых уходило несколько суток — это касалось происшествий на промышленных предприятиях и пожаров в экосистемах.

Новицкий добавляет: важно, сколько времени уходит не на ликвидацию, а на локализацию пожара — но пока точной информации по Нотр-Дам-де-Пари нет.

В 2002 году белорусы могли лишиться Несвижского замка. Он загорелся во время проведения капитального ремонта, когда рабочие принесли на чердак паяльную лампу. Это было в три часа дня, а уже в 19.20 пламя бушевало на площади почти 500 квадратных метров. При температуре -25 градусов, работая на высоте 25 метров, на обледеневшей кровле и лестницах, подразделения МЧС не дали распространиться огню по пустотам в соседние помещения и спасли замок, в 20.40 пожар был локализован. «Безусловно, тушение исторических памятников не сравнить с любым жилым домом: сложные планировки, галереи, пустоты, фальшполы, дерево в перекрытиях, дерево в отделке… Внутреннее противопожарное водоснабжение на момент реконструкции было отключено и частично вообще демонтировано. Вместе с поздним обнаружением это могло привести к тому, что Беларусь лишилась бы историко-культурного музея, который с 2005 года внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО», — говорится на сайте МЧС.

-50%
-10%
-10%
-10%
-20%
-70%
-40%
-10%
-30%