опубликовано: 
обновлено: 
/ /

Мерхдад Джамшидиян продолжает бороться за жизнь в Беларуси. В Минск он приехал 25 лет назад, здесь у него жена и трое детей, все — граждане нашей страны. Последние десять месяцев мужчина находится в изоляторе и ни разу не видел свою семью. Более тысячи белорусов обратились к белорусским властям с просьбой позволить Мерхдаду остаться в нашей стране, так как в Иране ему грозит смертная казнь — за то, что он принял христианство. В суде Московского района 15 апреля рассматривается жалоба Мерхдада на решение о его депортации.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Дочь Мерхдада Диана в суде 15 апреля

Младшей дочери Мерхдада Диане 18 лет. У нее две работы, потому что нужно заботиться не только о себе, но и о матери.

— Мама перенесла онкологию, — говорит Диана и не может сдержать слез. — Недавно она пыталась покончить жизнь самоубийством. Сейчас в больнице. У нас уже нет ни моральных, ни физических сил. Я постоянно хожу в Департамент по гражданству и миграции. Умоляю: оставьте папу с нами! В ответ мне кивают головой, мол, все понимаем, — но ничего не меняется. Несколько раз обещали, что его выпустят. Мы так ждали! Но его продолжают держать в изоляторе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Мерхдад Джамшидиян

Мерхдад Джамшидиян приехал в Беларусь в 1993 году. Начал свое дело, завел семью. Проблемы начались в 2012-м, когда его арестовали. В милиции он узнал, что иранские власти прислали запрос с требованием вернуть его на родину, где против него заведено дело об убийстве матери и родного брата. По версии следствия, он расправился с родственниками, чтобы получить все наследство. В Иране за это предусмотрена смертная казнь. Однако Мерхдад считает преследование политическим. Дело в том, что его брат был активистом оппозиционного движения. По документам, убийство произошло в сентябре 2012 года, а Джамшидиян 25 августа того года уже вернулся в Минск. Второй родной брат и дочь погибшего не верят, что преступление совершил Мерхдад. Они неоднократно заявляли об этом иранским правоохранителям. Генеральная прокуратура Беларуси дважды отказала Ирану в выдаче Мерхдада на родину, это говорит о том, что аргументы, представленные в запросе, не были обоснованными. До недавнего времени Джамшидиян находился в международном розыске по линии Интерпола. Однако адвокат и белорусские правозащитники, которые ему помогают, направили обоснование о его невиновности, и его исключили из базы розыска.

Еще один важный в этой истории момент — Мерхдад принял христианство в Беларуси. По иранским законам, это считается вероотступничеством, за что его могут приговорить к смертной казни.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Адвокат Наталья Мацкевич представила в суде выводы спецдокладчика по правам человека ООН, который отмечает, что за последний год в Иране было 207 смертных казней, наибольшую долю казненных составляют этнические и религиозные меньшинства. Кроме того, международные правозащитники свидетельствуют о том, что в Иране активно применяются пытки: отсечение конечностей, психологическое давление, ослепление, длительное содержание в одиночной камере и другие. А еще в стране нарушены стандарты справедливого суда, в том числе по делам, где обвиняемых приговаривают к смерти. Эти факты, по мнению защитника, указывают на то, что Беларусь не может депортировать Мерхдада на родину.

— Положение печальное, — говорит о задержанном его адвокат. — Ему за 50 лет, он перенес инфаркт в изоляторе, надлежащего лечения не получает. Жена в начале года перенесла онкологию. Сын ранее болел раком, у него группа по инвалидности. Два больных человека в семье — и их стараются поддерживать две молодые девочки, дочери Мерхдада.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

По словам младшей дочери, отец объявлял голодовку, но семья через адвоката попросила его остановиться:

— Нужны силы, чтобы бороться дальше, — говорит Диана. — Хотя, честно говоря, мы уже все просто в отчаянии.

15 марта отдел по гражданству и миграции Московского РУВД вынес решение о депортации Джамшидияна в Иран. Ни адвоката, ни самого Мерхдада заранее о рассмотрении его дела не уведомили. Как заявила в суде замначальника отдела, ответственный сотрудник «занимался по службе делами и не смог уведомить». Представитель ОГИМ в суде заявила, что у Джамшидияна «нет оснований скрываться от своего государства». При этом заместитель начальника подчеркнула, что «нашими руководителями предпринимаются попытки найти третью страну для высылки, однако за десять месяцев, тяжелых и для нас, и для иностранного гражданина, ни одна страна пока не согласилась его принять».

Решение по жалобе Мерхдада о его депортации должно было быть оглашено в суде Московского района 15 апреля в 14.30, но суд постановил, что у него недостаточно для этого материалов, — и перенес оглашение вердикта на 19 апреля.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-15%
-50%
-25%
-50%
-25%
-30%