Поддержать TUT.BY
143 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Запретили пить, курить и заниматься музыкой. Он спросил, зачем тогда жить». Вышла биография культового белорусского музыканта
  2. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  3. СМИ опубликовали разговоры подозреваемого по делу MH17 в день трагедии
  4. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  5. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  6. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  7. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  8. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  9. Референдум в Кыргызстане: страна становится президентской республикой
  10. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти
  11. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  12. Оценивает по походке. История бывшего балетмейстера, который в 74 года работает фитнес-тренером
  13. «Радость — лучшее лекарство». Витебский бизнесмен начал рисовать 3 года назад, когда заболел раком
  14. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  15. За сутки в Беларуси зарегистрировано 1175 новых случаев COVID-19
  16. БАТЭ в скандальном матче сумел уйти от поражения, «Шахтер» на 4 очка оторвался от преследователей
  17. Я живу в 25 км от центра Европы. Как семья на хуторе в глуши среди леса делает сыры по рецептам ВКЛ
  18. 15 жертв, более 400 пострадавших. 10 лет назад произошел теракт в минском метро
  19. Крупных промышленных должников собрались оздоравливать через спецагентство
  20. Автозадачка на выходные. Простая ситуация на перекрестке, но мало кто справится
  21. Пассажиры автобуса, которых не пустили в Украину из-за поддельных ПЦР-тестов, рассказали подробности
  22. «Чем ниже спускаешься, тем больше горя». Жители домов над «Октябрьской» — о теракте в метро и фото, сделанных сразу после взрыва
  23. Владимир Макей: «Сегодня никто не спорит, что Александр Лукашенко выиграл выборы»
  24. «Этот магазин для всех». В Минске открывается гастромаркет FishFood, где закупаются рестораны
  25. «Письма Шрёдингера» и рассказы в неволе. Максим Знак в заключении написал более сотни произведений
  26. Как не пропустить рак легкого? Главное о здоровье за неделю
  27. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон
  28. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  29. В Беларуси не хватает более 2 тысяч врачей и столько же — медсестер. В Минтруда рассказали про дефицит специалистов
  30. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться


/

«От винта!» — кричит пилот и машет рукой механику из кабины солнечного, желто-голубого Ан-2. Почти 40-летний «кукурузник» с живостью золотистого ретривера разворачивается на крохотном пятачке аэродрома, выруливает на коротенькую взлетную полосу и с рыком взмывает в небо. Примерно за 20 минут он долетит до нужного поля агрокомбината «Заря», распылит над ним тонну удобрений и вернется на аэродром для загрузки, чтобы повторить все снова и снова. И так — до 45 раз в день. Как, вы не знали, что в сельском хозяйстве есть пилоты и самолеты? Сейчас расскажем.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

«Кукурузники» как остатки роскоши

Три «кукурузника» — вот и весь сельскохозяйственный авиапарк Могилевской области. Два — у ЗАО «Агрокомбинат „Заря“» в Могилевском районе, один — в ОАО «Рассвет им. Орловского» в Кировском. Раньше, говорят, Ан-2 были едва ли не в каждом хозяйстве — всего их было 40 во всей области. И в совхозе «Городец» Шкловского района, которым тогда руководил Александр Лукашенко, «кукурузник» тоже был, так что президент Беларуси вполне мог на таком летать.

— В каждом областном центре таких самолетов было по несколько десятков, — говорит заместитель начальника авиагруппы по авиационной безопасности Дмитрий Сукач. — Сейчас еще в Каменце Брестской области есть четыре Ан-2, в Витебске — семь штук, по одному — в аэроклубах Минска и Могилева. Вот и все, что осталось. Остальные сгнили.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Поговорить с двумя пилотами удается в небольшом перерыве, пока их самолет быстро ремонтируют. Шутка ли — только позавчера Ан-2 «Зари» впервые вылетели из ангара после долгого отдыха, и чтобы их «поставить на крыло», нужно немного времени.

— Да, это первые дни полета после почти 8-месячного перерыва. Конечно, не хватало полетов! Видите — всего 20 минут на земле, а я уже по кабине скучаю, — притоптывает ногой Дмитрий Сукач и хохочет.

Сезон начался, «когда агроном сказал», смеются сотрудники аэродрома. И объясняют уже серьезно: как пошла вегетация озимых культур, для Ан-2 зимняя спячка закончилась.

— Самолеты полностью себя оправдывают, и отказываться от них мы не собираемся, — объясняет гендиректор агрокомбината «Заря» Екатерина Заровская. — За 3 дня они распылили удобрения на площади около 1200 га. Чтобы выполнить эту же работу, понадобилось бы 3 трактора с разбрасывателями минеральных удобрений и 7 дней. А вегетация при солнечной погоде идет очень быстро. Не успеешь с подкормкой — не получишь хороший урожай. Плюс самолет может делать обработку тогда, когда техника на поле еще не может выехать из-за мокрой и очень вязкой почвы. И трактор к тому же оставляет на земле широкие следы от колес, на месте которых ничего не вырастет.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Этого же мнения придерживаются в ОАО «Рассвет им. Орловского». Тут самолет используется в основном для внесения удобрений и обработки растений (рапса) от вредителей, рассказывает замдиректора по идеологии предприятия Наталья Шаповалова. В среднем за сезон в хозяйстве обрабатываются авиацией от 20 до 25 тыс. га.

— Содержание и эксплуатация авиации обходится дороже, чем тракторов, но в определенных ситуациях это настоящая, неоценимая поддержка в работе агрономической службы. Что называется, редко, но метко, — говорит Наталья Шаповалова.

В «Заре» за раз в грузовой отсек Ан-2 погрузчик засыпает тонну азотного минерального удобрения карбамида. Оно хранится тут же, на аэродроме, в большом сарае. Распыляют его на площади до 10 га, то есть за день обрабатывается около 200 га полей. При хорошей погоде, говорят пилоты, можно сделать до 45 вылетов в день. Растения ведь не спят, потому и пилоты трудятся с зари до позднего вечера.

«Он вам не „кукурузник“»

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

На двух самолетах «Зари» работают два экипажа. В каждом — два пилота и один механик. Всего на аэродроме работают около 10 человек вместе с грузчиками, водителями, сторожами. Сам аэродром находится среди полей. В радиусе километра-двух — ферма, пара небольших деревень. Агрогородок Речки — чуть дальше.

— Я сюда из Могилева добираюсь каждый день на машине, — говорит пилот Дмитрий Анджиевский. — Всего-то 20 км расстояние — мелочовка!

Молодого человека старшие товарищи называют «основной трудовой единицей». Летает он сейчас в основном с начальником авиагруппы «Агрокомбината „Заря“» Виктором Сасимом. Хотя в первое время учили его все. И сейчас «учат».

— Дим, стань нормально, поправь воротник — это же TUT.BY, — по-отечески мягко командует инженер по безопасности Александр Бельчик. Парень тут же по-военному расправляет плечи, улыбается.

Он за штурвалом Ан-2 в «Заре» уже год, пришел в хозяйство сразу после Кировоградской летной академии. До сих пор вместо «да» говорит «так точно» и сыплет теорией.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

— Я третий в поколении летчиков, — с гордостью говорит парень. — Отец и дед летали в могилевском аэропорту на Як-40. Это трехдвигательный пассажирский самолет. А летали они по всему Советскому Союзу — в Москву, Баку, Алматы.

О том, кем стать в будущем, Дмитрий, говорит, не задумывался — мол, родился с тем, чтобы быть пилотом. И других вариантов профессий не было. Объясняет:

— У меня где-то есть фотография: мне недели три от роду, отец держит меня на руках у самолета. Но в семье никто не направлял, не заставлял меня — это мое личное желание.

При этом еще школьником Дмитрий Анджиевский прыгал с парашютом, но понял, что это «чуть-чуть небезопасно», и решил, что лучше «сидеть в самолете». Когда поступал в академию, было сложно, не скрывает. Хотя, уточняет, для пилота важно не только знание физики и математики, хотя и без них — никуда. Хладнокровие тоже обязательно.

В сельхозавиацию парень пошел не просто так — хочет «понять, что такое полет» без систем автопилотирования. Пока налетал под 350 часов, и ему нужно еще минимум 450 часов налета, чтобы иметь право пересесть в левое командирское кресло в кабине самолета. От работы кайфует и «бежит на нее вприпрыжку». В будущем хочет стать пилотом пассажирского самолета.

— Пилоты «Белавиа» же часто заходят на TUT.BY? А вы можете написать, чтобы они ко мне присмотрелись на будущее? — с надеждой в голосе бросает Дмитрий, направляясь к Ан-2.

Можем. Присмотритесь, «Белавиа»!

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

«Мы же колхозники»

У Дмитрия Сукача опыта в разы больше: у него налета — 6 тысяч часов с «хвостиком». Это не только часы над полями. Он окончил летное училище гражданской авиации еще во время Советского Союза и после распределения выполнял транспортные, связные полеты, возил грузы, почту. В том числе летал над тайгой.

— Автовладельцы свои машины «ласточками» называют, а вы свой самолет как?

— Максим Танк, — под общий хохот отвечает замначальника по авиационной безопасности. — Да никак не называем. Самолет. И это вам не «кукурузник»!

Самолеты в хозяйстве не закреплены за каждым экипажем. Оба Ан-2 одинаковы, разве что номера на одну цифру отличаются. И пилоты, кстати, не суеверны — каких-то особых ритуалов перед полетами не проводят.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

У инженера по безопасности Александра Бельчика — тоже более 6 тысяч часов налета. После Рязанского училища он получил распределение в Могилев, хотя сам родом из Несвижа. Но там не было аэропорта.

У «заревских» пилотов сейчас самая горячая пора — их короткий, но очень активный летный сезон начался 2 апреля и закончится примерно в начале июня. В ближайшее время им предстоит подкормка около 4 тыс. га полей озимых — это первый тур. Во втором добавится подкормка рапса, яровых — ячменя, кукурузы. В воздухе за этот сезон пилоты проведут около 130 часов, а может, даже больше. За налеты, кстати, и «перелеты» им бонусы не начисляют.

— И за комбайн во время уборочной можем сесть, если нужно. Мы же колхозники, как и все, — то ли шутит, то ли говорит всерьез Дмитрий Сукач. — И отпуск такой же, как у всех. Обычно после окончания сезона самолеты моют, ставят на ремонт целиком или ремонтируют отдельные узлы — по необходимости. В этом году «заревские» Ан-2 ждет капитальный ремонт, который проходит раз в 6 лет, рассказал начальник авиагруппы «Агрокомбината „Заря“» Виктор Сасим.

В Москве их разберут до винтика, переберут, отремонтируют, соберут и заново покрасят. Так что к следующему сезону авиапарк будет сверкать свежей ливреей — такой же солнечной и в тех же желто-голубых цветах.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

-21%
-20%
-10%
-20%
-51%
-20%
-49%
-10%
-30%
-60%