/ /

18 лет назад Наталья Юревич родила сына от любимого, но, как позже выяснилось, несвободного мужчины. Недавно минчанка узнала: бывший возлюбленный умер, его супруга унаследовала столичную квартиру. И хоть сын Натальи наследник первой очереди, из-за ошибки в документе он может остаться ни с чем.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
18 лет назад Наталья Юревич родила сына от любимого, но, как позже выяснилось, несвободного мужчины

 — У нас с Арсеном Мерзояном (имя и фамилия изменены по этическим соображениям. — Прим. TUT.BY) были итальянские отношения: мы сходились и расходились, любили и ругались, но это совершенно не относится к сегодняшней теме разговора, — на пороге квартиры в спальном районе Минска нас встречает Наталья Юревич. Как и у всех, кто столкнулся с судами и правоохранительными органами, у женщины на руках сумка с документами. Она начинает их раскладывать по годам — и вырисовывается непростая история отношений Натальи и Арсена.

— Мы познакомились, когда мне было всего 18 лет, Арсену — 36. У него детей не было. Через несколько лет родился сын Артур, причем ребенок был желанным. Арсен неоднократно повторял: когда рожу ребенка, оформим отношения, — вспоминает Наталья Юревич.

Она утверждает: долгое время об официальной жене не знала. А дальше началась классическая история любовников. Арсен обещал развестись, но, по его словам, из-за совместного бизнеса с женой не решался на разрыв, Наталья все чаще ставила вопрос о браке. Ссоры и скандалы привели к разрыву.

— После рождения сына Арсен приезжал к ребенку, давал деньги на его содержание, но наши личные отношения стали портиться. Я поняла: семью мы не создадим, поэтому зарегистрировала сына Артура на свою фамилию, отчество дала дедушки, — продолжает рассказывать минчанка.

«Результат ДНК — Арсен на 99,9985% отец Артура»

Осенью 2002 года Наталья обратилась в суд Советского района Минска с иском об установлении отцовства и взыскании алиментов с Арсена Мерзояна.

«Ответчик с исковыми требованиями согласился и пояснил, что это действительно его сын, и он ранее оказывал материальную помощь. Однако истица пренебрежительно относилась к его помощи и порой отказывалась», — говорится в решении суда.

Так официально Арсен стал отцом Артура и начал выплачивать алименты. Но в конце 2004 года он предложил Наталье провести генетическую экспертизу для установления отцовства.

— Спросила: «Зачем тебе это нужно?» Ответил, что не сомневается: Артур его сын, но на ДНК настаивает официальная жена, — объясняет Наталья. — Результат ДНК — Арсен на 99,9985% отец Артура. У меня сохранилась копия этого документа. Что же касается алиментов, то он платил, они были средними по Минску, иногда задерживались. Можно сказать, Арсен потом исчез из нашей жизни. Появился, когда Артуру было четыре года. Сказал: «Прости меня за все». Легко так говорить, когда я ребенка уже вырастила одна, бессонные ночи остались позади. Иногда чисто случайно виделись с Арсеном в городе, он спрашивал про ребенка, но к сыну уже не приезжал.

Когда маленький Артур пошел в школу, мама стала устраивать личную жизнь, появился мужчина, серьезно настроенный на семью. И пара стала обсуждать вопрос усыновления им Артура.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Наталья показывает документы, по которым видно, какие непростые отношения были у нее с Арсеном

— В 2009 году я снова обратилась в суд с иском о лишении родительских прав, Арсен был против. Однако суд встал на мою сторону, и он, уже лишенный родительских прав, продолжал платить алименты, — уточняет Наталья.

Вот что мужчина рассказывал на том суде: «С момента рождения ребенка я хотел видеть его, но были серьезные причины: угрозы через участкового, шантаж со стороны истицы, что мне мешало заниматься воспитанием ребенка. Кроме того, даже до рождения ребенка и после истица предлагала мне купить ей квартиру — и вопрос будет закрыт. Но я не обращался с вопросом об участии в воспитании ребенка. Последний раз видел его в 2005−2006 годах. У меня есть распечатки телефонных разговоров: как истица звонила и рассказывала моей жене о сложившейся ситуации».

— Я действительно обращалась к участковому, Арсен настойчиво предлагал сделать ДНК, я не видела в этом необходимости, начались угрозы. Помню еще, как на ступеньках суда, после вынесения решения, он сказал: «Вот, когда сын вырастет, я ему все объясню, он ни в чем не будет нуждаться, у него будет своя квартира». На что я ответила: «Никогда не препятствовала тебе заниматься воспитанием ребенка и видеться с ним, но это нужно делать не потом, а сейчас».

«Все годы алименты платил человек с буквой „е“ — Арсен Мерзоян, а умер Арсен Мирзоян»

— С женой Арсена мы, действительно, общались, она знала о существовании Артура. К тому же в материалах дела есть отметка: когда устанавливали отцовство, секретарь суда не смог связаться с Арсеном и о заседании предупредил его супругу, — Наталья показывает тот самый документ из прошлого, который подтверждает ее слова.

А с января 2018 года Арсен Мерзоян перестал платить алименты. Через несколько месяцев женщина решила выяснить, почему снова начались задержки. После длительной переписки с судебными исполнителями узнала: мужчина умер в ноябре 2017 года, исполнительный лист отозван.

— Чтобы получать пособие по потере кормильца, нужно взять свидетельство о смерти. И вот тут интересный момент: все годы алименты платил человек с буквой «е» — Арсен Мерзоян, а умер Арсен Мирзоян. Одна описка в фамилии. Для устранения противоречий снова пришлось идти в суд. Почему так случилось? Не знаю. Возможно, из-за того, что Арсен не один раз продлевал вид на жительство и им предоставлялись разные переводы паспорта, возможно, просто банальная описка в документах, которую никто за столько лет не заметил. В итоге суд вынес определение, чтобы все документы были приведены в порядок, — добавляет Наталья Юревич.

Зная, что Арсен владел квартирой в Минске, женщина обратилась в нотариальную контору и поинтересовалась насчет наследства. Ее сын — единственный ребенок Арсена, и все имущество по закону должно делиться между ним и женой Арсена Мирзояна.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Наталья знала, что после смерти Арсена осталась квартира в центре города

— Мне сообщили, что наследственное дело закрыто, на тот момент со смерти Арсена прошел год. После себя отец Артура оставил квартиру в центре Минска, которая по брачному договору принадлежит ему. По закону это жилье делится пополам между моим сыном и супругой покойного. Позже в суде выяснилось, что есть еще одна квартира, автомобиль, деньги — совместно нажитое имущество в браке. Как наследник первой очереди Артур может претендовать на ¼ наследства, — объясняет Наталья Юревич.

Прокурор Минска просит отменить отцовство Арсена

— В интересах сына я обратилась в суд с исковым заявлением о восстановлении пропущенного срока для принятия наследства. Все общение с женой Арсена у нас велось через ее адвоката. Накануне заседания он предложил заключить мировое соглашение. Я была не против. Сначала мне предложили определенную сумму денег или купить однокомнатную квартиру в спальном районе. Согласилась на квартиру, время шло, а конкретных шагов со стороны жены не было. Стало очевидно: никто не собирается выполнять своих обещаний, просто тянут время, затягивают рассмотрение дела, — делает предположение Наталья. — Но неожиданно для меня в феврале 2019 года прокурор Минска вносит протест в порядке надзора. Ему поступала жалоба, я так понимаю, от жены Арсена, он истребовал дело и обратился в президиум Минского городского суда с протестом.

В протесте прокурор Минска Сергей Хмарук просит решение суда от 2002 года об установлении отцовства и определение суда от 2018 года об исправлении описки отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

«Из материалов дела усматривается, что в ходе судебного слушания судом личность ответчика надлежащим образом не установлена, паспортные данные последнего в нарушение процессуального закона не проверены, заявленные к Мерзояну требования удовлетворены лишь на основании сведений, указанных Юревич в иске», — так объясняет свою позицию прокурор. И исправление описки в фамилии он считает «необоснованным», потому что суд сделал вывод «без надлежащей проверки существенных обстоятельств».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
В 2018 году Артуру выдали новое свидетельство о рождении, уже с исправленной опиской в фамилии отца

— Даже в юриспруденции есть такое слово «абсурдность», — реагирует на этот протест Наталья. — А теперь представьте, что протест будет удовлетворен. Мы снова отправляемся в суд первой инстанции устанавливать отцовство. И кто ответчик? Покойник. В связи с этим дело подлежит прекращению. Получится, 18 лет у сына был отец, который добровольно признал свое отцовство, в решении суда указано, что личность его установлена, есть сведения о месте и дате его рождения, адрес. А теперь может выйти, что мой сын останется «без рода и племени». Как это возможно? Соответственно, он не сможет претендовать на наследство.

TUT.BY связался с адвокатом супруги Арсена Мирзояна и попросил, чтобы ее клиент прокомментировала сложившуюся ситуацию, она отказалась. Мы проследим, чем эта история закончится в суде.

«Иногда жены узнают о внебрачных детях покойного супруга в процессе раздела имущества»

Как комментирует адвокат Наталья Кисель, совершенно не имеет значения: рожден был ребенок в браке или нет, он является наследником по закону первой очереди.

— В моей практике были такие дела, где жены узнавали о детях покойного супруга в процессе принятия наследства. Они обращались в нотариальную контору, но им отказывали в выдаче свидетельства о праве на наследство, так как в суде в порядке особого производства рассматривались заявления матерей внебрачных детей об установлении факта отцовства. Оказывается, супруг при жизни заботился о ребенке, однако жене ничего не говорил, — рассказывает адвокат. — В таких случаях, узнав о смерти мужчины, в суд обращается либо мать внебрачного ребенка, либо сам ребенок. При рассмотрении дел законная супруга привлекается к участию в деле в качестве заинтересованного лица, ведь решение может повлечь уменьшение ее доли в наследстве. Для подтверждения факта отцовства заявитель в таких ситуациях представляет переписки, совместные фотографии, распечатки телефонных звонков, денежные переводы, чтобы доказать: отец знал о существовании ребенка. Однажды суд по делу назначил генно-дактилоскопическую экспертизу, у предполагаемого дедушки взяли тест на ДНК, чтобы установить родство предполагаемого отца с сыном.

— Кто вообще может претендовать на наследство?

— Нужно смотреть, оставил ли человек завещание. Если нет, то наступает наследование по закону на основании очередей. В первой очереди — супруг, дети, родители, — объясняет адвокат. — Однако право наследования супруга не отменяют его прав на долю в общем имуществе, приобретенном в период брака. Например, если умирает мужчина, то жена сначала выделит через нотариуса свою ½ долю в общем совместном имуществе, и только на вторую долю открывается наследство. Она делится в равных долях между всеми наследниками по закону первой очереди, в том числе и супругой.

— Если человек узнал о смерти родственника слишком поздно, это значит, он пропустил все сроки и может остаться без наследства?

— Нет, в правах можно восстановиться и через несколько лет. В зависимости от обстоятельств наследник может подать, например, иск о признании принявшим наследство. Здесь важный нюанс: человек не знал и не мог знать об открытии наследства. Как только ему стало об этом известно, необходимо в течение шести месяцев обратиться в суд.

— После смерти человека на что открывается наследство?

— На все, что принадлежало наследодателю к моменту смерти: жилье, вклады, драгоценности, посуду, одежду, а также имущественные права и обязательства.

По словам Натальи Кисель, если нет наследников первой очереди, то призываются последующие: тети, дяди покойного, его двоюродные сестры и братья — вплоть до шестой степени родства (двоюродные праправнуки, троюродные внуки, троюродные братья). Правда, иногда происходит так, что наследство никому не нужно.

— У человека есть право: принять наследство или нет. Ведь есть люди, которые сознательно это не делают. Например, у покойного слишком много долгов. По закону, если человек наследуют квартиру, он получает и все долги. В случае отказа всех наследников от наследства по истечении года после открытия наследства оно в судебном порядке признается выморочным и отходит государству, — уточняет адвокат.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-20%
-27%
-10%