Наталья Поспелова специально для TUT.BY

Региональные специалисты по охране детства уже располагают данными о результатах совместной работы за минувший год. Чуть позже, напечатанные в виде статистического сборника «Частная опека и охрана прав детей» или информационного бюллетеня «Проблемы социального сиротства в цифрах», эти данные поступят в ведущие библиотеки страны и каждый желающий сможет заняться интерпретацией достижений и провалов социально-педагогической работы по охране детства. У нас такая возможность есть уже сейчас.

Наталья Поспелова. Фото с сайта choice.by
Наталья Поспелова. Фото с сайта choice.by

Наталья Поспелова — специалист по семейному неблагополучию и устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. 28 лет работала в органах охраны детства Беларуси, из них 12 — в Национальном центре усыновления. Автор более 100 методических и публицистических работ по проблемам социального сиротства и семейного неблагополучия. Одна из основателей республиканского портала по поиску семей для детей-сирот www.dadomu.by и единственного в СНГ ежемесячного издания для замещающих родителей и специалистов органов опеки и попечительства — газеты «Домой!». Референт Белорусского общественного объединения замещающих семей «С надеждой». Профессиональная специализация: альтернативные формы жизнеустройства детей-сирот; споры родителей о воспитании детей; сопровождение семей, желающих принять или уже принявших детей-сирот на воспитание.

E-mail автора: nastapos@mail.ru.

Начнем с хороших новостей. Их две. Первая: в 2018 году на 17% уменьшилось число отказных младенцев: родители письменно отказались от 99 новорожденных детей (в 2017 году было выявлено 119 таких малышей. Для сравнения: в 2002 году в стране насчитывалось 525 отказных детей). И вторая: подавляющее число детей-сирот и оставшихся без попечения родителей, выявленных в 2018 году (81,3%), направлялись для дальнейшего воспитания в замещающие семьи. Таких семей в стране 10 064. На начало 2019 года в этих семьях воспитывались 14 927 детей.

Самой массовой формой семейного устройства осиротевших у нас традиционно является опека и попечительство: 8876 детей растут в 7301 опекунской семье. Это, к слову, самый дешевый способ воспитания осиротевших детей, т.к. республиканским бюджетом ежемесячно оплачивается лишь содержание ребенка в такой семье (237 рублей на ребенка-дошкольника и 253 рубля — на школьника).

Услуги по воспитанию и уходу за ребенком опекуны оказывают бесплатно, т.е. даром. Наиболее устойчивым аргументом к тому, чтобы все так дальше и оставалось, обычно звучит риторическое: «Это как же? Родной бабушке за воспитание осиротевшего внука приплачивать?!»

Эта позиция, к счастью, не является образцом для других территорий. К примеру, в ряде регионов России установлены ежемесячные выплаты и опекунам детей. Материальная компенсация услуг опекунов по воспитанию подопечных предусмотрена в Польше, Литве, Латвии и ряде других европейских стран. У нас такая поддержка тоже востребована: опекунские семьи практически повсеместно состоят из немолодых бабушек, растящих внуков. При всей благостности картины «старый да малый» эти семьи нередко стоят на пороге бедности. Хорошо бы это помнить благотворителям, желающим сделать доброе дело для сирот в преддверии праздников или просто по велению души и сердца.

На втором месте по массовости в рейтинге замещающих семей — приемные семьи. В 2481 приемной семье растут 4183 ребенка. Число приемных семей так же, как и число воспитанников в них, неуклонно снижается год от года. 2018-й не стал исключением: минус 294 приемные семьи и минус 433 воспитанника в них. По словам практиков, сегодня только самурай приходит к идее создать приемную семью. Желающих трудоустроиться на должность приемного родителя в районах практически нет: многие понимают, что за красивыми словами «дарить свое сердце сиротам» стоит тяжелый и низкооплачиваемый труд в условиях назойливого контроля и постоянного недоверия.

При этом уровень поддерживающих услуг на местах, предлагаемый приемным семьям, оставляет желать лучшего. Это, кроме прочего, подтверждается числом детей, которые за минувший год по разным причинам досрочно покинули приемные семьи: 26 детей были возвращены в детские интернатные учреждения, 248 — переведены в другие замещающие семьи, еще 15 детей были временно помещены в детские социальные приюты при социально-педагогических центрах.

Обычно за такой «движухой» стоят избитые формулировки «не сошлись характерами», «с ребенком оказалось сложнее, чем мы предполагали» и т.п. В зарубежной практике применяется формула надежности альтернативных форм устройства детей-сирот, исходя из которой та или иная форма семейного воспитания считается условно успешной и устойчивой, если досрочные и преждевременные перемещения охватывают в год до 5% воспитанников (без учета детей, возвратившихся в родные семьи).

У нас этот показатель зашкаливает, составляя почти 7%. Самое время подумать о том, как и чем поддержать энтузиастов, продолжающих трудовые отношения в качестве приемных родителей с отделами по образованию, и как привлечь новых рекрутов. Судя по числу детей, выявленных оставшимися без попечения родителей в 2018 году, услуги профессиональных приемных родителей будут еще долго востребованы: в минувшем году 2324 ребенка остались без родителей, что на 21 ребенка больше, чем в 2017 году.

Наибольшей стабильностью в 2018 году характеризовалась численность детских домов семейного типа (ДДСТ) и воспитанников в них: в 282 ДДСТ росли 1868 детей, что всего на 48 человек меньше, чем в 2017 году.

Если говорить об антирекордах минувшего года, то больше всего они характеризуют сферу усыновления детей. Мы давно привыкли, что в стране ежегодно не менее 500 детей обретают семью путем усыновления, причем семью на родине.

В 2018-м всего 439 детей обрели новых родителей в Беларуси. Это на 85 человек меньше, чем в 2017-м, и на 120 детей меньше, чем в 2016-м. Наверное, самым избитым объяснением факта резкого снижения численности усыновленных станут разглагольствования об общем снижении числа детей, предпочитаемых белорусскими семьями для усыновления: число воспитанников в детдомах действительно сократилось на 158 человек.

Но еще 689 детей в детдомах остались, а число наиболее вожделенных для усыновления нашими семьями малышей из домов ребенка вообще существенных изменений за год не претерпело — их 335, всего на 12 детишек меньше, чем в 2017 году.

По-прежнему стабильна и численность воспитанников школ-интернатов системы Минобразования — их 1206 человек… Выходит, дети для усыновления в стране есть.

Плюс в 2018 году состоялось рекордное (за время учета с 2001 года) число отмен национальных усыновлений, в результате 26 детей испытали предательство дважды и были возвращены усыновителями за ненадобностью… Итого 111 детей за прошлый год были «недоусыновлены» и «разусыновлены», если можно так сказать.

Чтобы понять, много это или мало, прикинем, что сегодня в среднем по наполняемости в детском доме растут 50−60 воспитанников. Выходит, налогоплательщикам придется обеспечивать функционирование еще двух детских домов.

Не хочется заканчивать на минорной ноте: эти антирекорды вполне могут быть компенсированы яркими успехами на ниве международного усыновления. Не в пример ряду последних лет, в 2018 году на усыновление за рубеж было передано 118 детей, что составило 21% от общего числа усыновлений. Такого высокого процента не было за всю историю усыновления с 2004 года. Абсолютным лидером по международному усыновлению оказался Минск: 34 юных минчанина поменяли регистрацию и серию паспорта благодаря иностранному усыновлению.

На самом деле неважно, на каком языке ребенок говорит «мама» и «папа». Но в 2018 году стал очевидным крен в сторону международного усыновления на фоне явного снижения национального. «Новые времена — новые песни»?

{banner_819}{banner_825}
-20%
-15%
-10%
-50%
-30%
-50%
-20%
-20%